Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Эйфория десятимесячной давности в Абхазии сменилась растущей нервозностью. Многие абхазы сомневаются: действительно ли они на пути к настоящей независимости?

Вереница российских и абхазских флагов развевается на черноморском ветру напротив правительственных зданий в Сухуми. Расхаживая вдоль ветреной набережной, местные жители на все лады рекламируют недвижимость, пытаясь привлечь российских инвесторов.

Это острая деталь нового сепаратистского региона, который так давно пытается убедить всех - а заодно и себя - в том, что является независимым государством.

Эйфория десятимесячной давности, когда Москва признала независимость Абхазии в результате противостояния с Грузией, сменилась растущей нервозностью. Многие абхазы в разговоре со мной сомневаются, действительно ли они на пути к настоящей независимости? Или же на пути превращения де-факто в часть Краснодарского края России?

Сотни миллионов долларов российской гуманитарной помощи и инвестиций иссякают. Абхазские курорты очевидно нуждаются в обновлении и реконструкции. Но местные жители опасаются, что, как только их более богатые и многочисленные российские соседи раскупят всю привлекательную недвижимость, им самим ничего не останется.

Парламентская оппозиция требует пересмотра соглашений с Россией, предусматривающих контроль Москвы над абхазскими границами, аэропортами и железной дорогой. Эта тема обострится в декабре, когда на выборах президент Абхазии Сергей Багапш попытается переизбраться на второй срок.

Местные жители с усмешкой отмечают: хотя Москва и признала независимость Абхазии, ее паспорта Россия считает недействительными. Для того чтобы пересечь российскую границу, абхазам необходим российский паспорт. У некоторых он есть, другие вынуждены его оформлять. Ведь российская граница сегодня – единственное окно в окружающий мир.

"Мы словно перекладываем на Россию всю ответственность за развитие страны. Это очень плохо", – говорит журналист из Сухуми Инал Хашиг. "Если такая тенденция в российско-абхазских отношениях сохранится, то здесь начнут расти антироссийские настроения. Это не в интересах Москвы. Ведь тогда появится еще одна страна, не доверяющая России. Мы хотим дружить с Россией, но не быть ее очередной колонией".

Некоторые замечают, что если Москва не будет внимательнее и осторожнее вести себя здесь, то "история может повториться" - имеются в виду восстания абхазов против российского правления в 1866 и 1877 годах.

Что же, абхазы на пороге нового конфликта с российским покровительством? Скорее всего, нет. Та терпимость, с которой абхазы смиряются с растущим российским присутствием и влиянием, связана с глубокой и неизменной враждебностью, с которой абхазы воспринимают соседнюю Грузию. И благодаря постоянной российской пропаганде (а российское телевидение является здесь едва ли не главным источником информации), большинство местных жителей убеждены, что Тбилиси намерен напасть на них в любую минуту – и что Грузию сдерживают лишь российские военные.

Более того, с одним только признанием их независимости Россией и Никарагуа, абхазы понимают: им некуда и не к кому больше податься.

Если бы Запад интересовался ими, предлагал свои инвестиции, говорят местные жители, то у них был бы выбор, была бы альтернатива. Но когда известный производитель одежды Benetton отказался от планов открытия своего магазина в Сухуми из-за грузинского давления, многие абхазы перестали на это надеяться.

Перевод Никиты Татарского.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG