Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокаты Ходорковского и Лебедева считают, что их подзащитных судят за то, за что они уже осуждены


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Андрей Шарый: Сегодня в Хамовническом суде Москвы продолжалось оглашение обвинений во втором уже уголовном деле бывших владельцев компании ЮКОС Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Адвокаты подсудимых считают, что это процесс политически мотивирован. Кроме того, они уверены, что Ходорковского и Лебедева пытаются судить за то, за что они уже осуждены. Из зала суда – репортаж корреспондента Радио Свобода Марьяны Торочешниковой.

Марьяна Торочешникова: Второй день подряд журналистов, наблюдающих за ходом разбирательства в Хамовническом суде Москвы, не покидает ощущение дежавю. Здесь оглашаются документы, которые пять лет назад представлялись в Мещанском суде Москвы: тот же сводный акт налоговой проверки на 163 листах, в платежных поручениях и соглашениях о передаче векселей звучат те же название дочерних компаний ЮКОСа - "Фаргойл", "Ратибор"… Парадокс в том, что тогда в Мещанском суде некоторые из этих документов лежали в основе обвинения в уклонении от уплаты налогов, теперь же прокуратура с их помощью доказывает хищение 350 миллионов тонн нефти и легализацию преступно нажитых средств.
Говорит адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант.

Вадим Клювгант: Второй раз судят за то же самое. Мы это с первого дня говорим, но нас не слышат. И как бы с нами не согласившись тогда, сейчас это иллюстрируют просто. Сначала это называлось налоговыми нарушениями, потом это называлось налоговыми преступлениями, а теперь это же самое действие с этой же самой нефтью, поскольку другой нефти не было, называется хищением. Все это друг другу противоречит до степени взаимоисключаемости. У нас не соревнование на скорость чтения, и это не главный критерий. Это должно продлиться столько, сколько нужно, чтобы разобраться в деле. И в таком деле, в том, что там накручено с такой степенью безумности и противоречий, времени не может быть мало для того, чтобы в этом разобраться. Если это гнать еще, это будет еще одна профанация сверху всех профанаций, фальсификаций и безумий, и абсурдов.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, темпы оглашения государственными обвинителями документов, которые должны свидетельствовать о виновности Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, значительно возросли. Несмотря на многочисленные возражения защиты, прокуроры продолжают придерживаться выбранной тактики и резюмируют то, что по логике вещей и предписанию законодателя, должно передаваться дословно – доказательства ведь. Но и в таком усеченном виде воспринимать эту информацию довольно сложно. А уж понять, какой именно преступный эпизод должен доказывать тот или иной документ, человеку неискушенному и вовсе проблематично. Говорит адвокат Платона Лебедева Владимир Краснов.

Владимир Краснов: Дело сложное, экономическое, очень много финансовых документов. Конечно, их чтение в таком количестве подряд – даже тренированное уход устает и теряет концентрацию. Скорее всего, сторона обвинения в этих документах усматривает какие-то не очень понятные, скажем, для меня признаки легализации денежных средств.

Марьяна Торочешникова: По средам в разбирательстве по второму уголовному делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева традиционно объявляется перерыв. И часто именно по средам защита опальных бизнесменов представляет их интересы в других московских судах. Так, например, 24 июня Преображенский суд Москвы будет рассматривать жалобу адвокатов Платона Лебедева на действия начальника следственного изолятора "Матросская тишина" Фикрета Тагиева, который не дает защите проносить ноутбуки на свидания с заключенными. Говорит адвокат Платона Лебедева Елена Липцер.

Елена Липцер:
Это необходимо для осуществления права на защиту, поскольку он не может хранить все материалы дела, 188 томов, у себя в камере, и естественно, при подготовке каких-то документов, выработке позиции по делу ему нужно обращаться к документам. Он этого делать в следственном изоляторе не может. Раньше действовал 146-ой пункт правил внутреннего распорядка, который говорил о том, что проносить технические средства в следственный изолятор на встречу с подзащитным можно только с разрешения начальника следственного изолятора. Но этот пункт был отменен Верховным судом еще в 2007 году.

Марьяна Торочешникова: Это будет уже вторая попытка адвокатов Платона Лебедева добиться от начальства "Матросской тишины" исполнения закона. Первое заседание было перенесено по ходатайству администрации следственного изолятора, сославшейся на отпуск штатного юриста. Но защита Лебедева убеждена: оппоненты просто тянут время из-за невозможности хоть как-то аргументировать свою позицию.
XS
SM
MD
LG