Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Иране не прекращаются столкновения между демонстрантами и органами правопорядка


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шароградский, Юрий Векслер и Ян Рунов.

Андрей Шарый: Главной международной темой остается ситуация в Иране, где не прекращаются столкновения между демонстрантами и силами правопорядка. Президент США Барак Обама, выступая вечером во вторник, выразил возмущение в связи с угрозами иранских властей в адрес демонстраций, избиением и арестами участников акций протеста в Тегеране. Это самое жесткое заявление международных лидеров с критикой ситуации в Иране.

Андрей Шароградский: Иранская полиция и проправительственная военизированная группировка "Басидж" не допускают в Тегеране новых демонстраций оппозиции с требованием отмены итогов президентских выборов в Иране. Один из кандидатов в президенты Ирана - бывший командующий Корпусом стражей исламской революции Мохсен Резаи - отказался от попыток оспаривать официальные результаты голосования, согласно которым президентом Ирана был переизбран Махмуд Ахмадинеджад. Резаи, занявший в президентской гонке 4 место, сказал, что в стране сложилась опасная политическая и социальная ситуация, урегулирование которой важнее, чем выборы главы государства.
Власти Ирана продолжают активно глушить американские и британские радиостанции, вещающие на персидском языке. Глушатся передачи на коротких и средних волнах, а также сигналы, передаваемые через спутники. Специалисты отмечают, что глушение сигналов иностранных радиостанций применяется в Иране уже давно, в частности, во время демонстраций 1999 года и президентских выборов в 2005-м. Однако никогда еще иранские власти не предпринимали столько усилий в этом направлении, как сейчас. Отвечая на обвинения в попытках скрыть правду о происходящем в стране, официальный Тегеран заявляет, что передачи Радио Фарда, Голоса Америки и БиБиСи дестабилизируют ситуацию в Иране. Вот что сказала по иранскому государственному телевидению женщина, которая, как утверждается, была задержана во время беспорядков (ее лицо показано не было, а имя не было названо).

- На меня повлияли Голос Америки и БиБиСи, потому что они говорили, что за всеми столкновениями с демонстрантами стоят спецслужбы. Тогда мне стало интересно, мне захотелось выйти на улицу и посмотреть, что происходит. И я увидела, что именно мы, протестующие, организовывали беспорядки. Мы поджигали общественную собственность, мы кидали камни, ломали машины людей и разбивали окна в домах.

Андрей Шароградский: Зато сообщения, которые получает из Ирана Радио Фарда, больше похожи на сигналы СОС.

- Я звоню вам из Бандар Аббаса. Сегодня воскресенье 21 июня. Все сайты, радио, все, откуда мы могли получать правдивую информацию, блокировано, и мы нигде не можем получать новости. В такой ситуации вы должны применить высокие технологии. Мы ждем, чтобы увидеть, сможете ли вы справиться с этими паразитами или нет.

Андрей Шароградский: Великобритания в ответ на высылку двух британских дипломатов из Тегерана высылает двух сотрудников иранского посольства в Лондоне. Самое резкое заявление после начала массовых выступлений оппозиции в Иране сделал накануне президент США Барак Обама. Рассказывает наш корреспондент Ян Рунов.

Ян Рунов: Ранее президент и члены его администрации старались держаться нейтрально, во-первых, не желая навлекать на иранскую оппозицию обвинения в том, что ее поддерживают США, и во-вторых, оставляя открытыми возможности прямых переговоров с иранским правительством о ядерной проблеме. Сдержанность президента подверглась сильной критике со стороны сенатора Маккейна и многих других. На этот раз тон президента США был иным.

Барак Обама: США уважают суверенитет Исламской республики Иран и не вмешиваются во внутренние дела Ирана. Подобные обвинения - старая стратегия использования напряженности в отношениях, чтобы свалить вину на другие страны. Эта стратегия больше не срабатывает в Иране. Дело не в США и не в странах Запада. Дело в народе Ирана и в том будущем, какое только сам иранский народ может выбрать для себя. В 2009 году нет такого "железного занавеса", который бы закрыл от мира стремление иранцев к справедливости. Несмотря на попытки иранского правительства изолировать свою страну, изгоняя журналистов, информация о происходящем в Иране доходит до нас через мобильные телефоны и компьютерную связь, и мы видим, как действует иранский народ.

Ян Рунов: Далее Обама сказал...

Барак Обама: Мы видим отважных женщин, восставших против жестокости и угроз, и мы были потрясены, увидев женщину, истекающую кровью и умирающую на улице. Эта потеря ужасна, но мы понимаем: история всегда будет на стороне тех, кто поднялся на борьбу за справедливость.

Ян Рунов: Президент Обама предупредил, что если иранское правительство требует уважения к себе со стороны международного сообщества, оно сначала должно с уважением относиться к таким всеобщим правам иранского народа, как свобода собраний и свобода слова. Президент США высказал также серьезные сомнение относительно результатов выборов в Иране. Он призвал иранский режим разрешить конфликт из-за результата выборов мирным путем. Это, по его мнению, еще не поздно.

Андрей Шароградский: США отвергают любые обвинения во вмешательстве во внутренние дела Ирана и поддержке иранской оппозиции. Многие наблюдатели отмечают в связи с этим, что возможный приход к власти в Иране Мирхоссейна Мусави отнюдь не означал бы автоматического улучшения отношений между Тегераном и Вашингтоном или смягчения иранской политики по отношению к Израилю.
Свои заявления по поводу ситуации в Иране делают и европейские политики, в частности германские. Там также нет единого мнения по поводу развития событий в Иране. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.

Юрий Векслер: В Германии, где есть единство в осуждении применения насилия против демонстрантов в Иране, разброс мнений по поводу того, какой должна быть официальная реакция Германии и Евросоюза, весьма велик. Уполномоченный правительства ФРГ по правам человека, член партии ХДС Гюнтер Нооке считает поддержку демонстрантов в Иране со стороны европейцев недостаточной.

Гюнтер Нооке: Я не очень люблю слова "вмешательство" и "невмешательство". У меня хорошая память гражданина ГДР: иногда нам было действительно приятно, когда, например, Франц-Йозеф Штраус находил ясные и откровенные слова в беседе с Хонеккером. Власти ГДР воспринимали их всегда как вмешательство, но те, чьи права были нарушены, были рады, что кто-то все же называл вещи своими именами.

Юрий Векслер: С радикальной позицией Нооке не согласен депутат Бундестага от социал-демократов Рольф Мютцених.

Рольф Мютцених: Наше правительство незамедлительно отреагировало и вызвало иранского посла, как только появились первые признали конфликта, как только стало известно об ограничении свободы действий журналистов. Я счел это верным и полагаю, что и последующие шаги были взвешенными, потому что мы должны быть осторожными. Критика отсюда, из Европы, вмешательство отсюда кажется иногда очень удобной позицией, но демонстранты на иранских улицах остаются, несмотря ни на что, страдающей стороной.

Юрий Векслер: Совсем иначе видит ситуацию выдающийся немецкий журналист, знаток Востока, 85-летний Петер Шоль-Латур. Он заявил во время телевизионного ток-шоу во вторник: "Муссави не является типом реформатора, как мы себе это представляем. Ведь он в течение семи лет при правлении Хаменеи и в течение войны с Ираком был премьер-министром и проводил внутри страны жесткие мероприятия, в том числе санкционировал и многочисленные казни. Это жесткий исламист. Он противоположность по отношению к своим сегодняшним приверженцам, которые, по сути, хотят больше свобод западного толка".

Андрей Шароградский:
Это был корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.
XS
SM
MD
LG