Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пришествие "Антихриста" в Россию


Андрей Плахов

Андрей Плахов

В рамках внеконкурсной программы "Восемь с половиной" на Московском международном кинофестивале - фильм Ларса фон Триера "Антихрист". Эта картина была удостоена антиприза на 62-м Международном кинофестивале в Каннах.

Свой выбор киновед Петр Шепотинник, который является постоянным куратором и составителем программы "8 1/2", объясняет желанием показать московским зрителям фильмы, в которых максимально выражено авторское начало. По словам самого Ларса фон Триера, картина "Антихрист" стала для него способом выхода из депрессии. Это - не просто ярко выраженное авторское кино, но еще и глубоко личное переживание.

О новой работе Ларса фон Триера - кинокритик Андрей Плахов:
Конечно, фильм очень спорный. Я не стал бы утверждать, что это абсолютный шедевр, - скорее, это такой радикальный эксперимент, который показывает нам художника на перепутье

- "Антихрист" действительно очень сильное, радикальное и шокирующее произведение. Когда его смотришь, ты испытываешь массу каких-то противоречивых эмоций, в том числе - иногда - даже желание просто выскочить из кресла. Так и вели себя журналисты на пресс-показе в Каннах - когда они кричали: "No, no", "не надо, не хотим". А потом в конце, когда появился титр "Памяти Андрея Тарковского" (им заканчивается "Антихрист"), в зале раздался просто возмущенный, негодующий свист, какие-то вопли и так далее. В общем, реакция была скорее негативная.

- Каковы стилистические механизмы воздействия на зрителя в этом фильме? Они те же - или появляется что-то новое?

- В изобразительном смысле этот фильм действительно немножко напоминает ранние фильмы Триера - "Европу", предположим, и другие его картины, которые были сняты под сильным влиянием Андрея Тарковского. А в плане сюжета - или саспенса, который Триер создает - он пользуется, конечно, довольно сильными средствами. Помимо того, что тревога разлита в самом воздухе фильма, мы становимся свидетелями шоковых сцен. Фильм начинается с гибели ребенка у супружеской пары. И дальше - страшная борьба полов, которая превращается просто в истребление, в истязание, в какой-то садомазохизм.

Когда Уиллем Дефо и Шарлотта Гинзбург, играющие главных героев, калечат друг друга, мы, конечно, понимаем, что это все муляжи. Они калечат половые органы; режут, пронзают конечности железными предметами - в общем, происходит что-то совершенно несусветное. Настолько, что в какой-то момент все начинает превращаться почти в пародию; возникает несколько нервный смех – "такого не бывает". Но Триер намеренно нагнетает такой невероятный саспенс и такой невероятный сюжет - для того, чтобы показать, до чего в принципе могут дойти человеческие существа в своей ненависти друг к другу или в попытках как-то освободиться от боли.

Конечно, фильм очень спорный. Я не стал бы утверждать, что это абсолютный шедевр - скорее, это такой радикальный эксперимент, который показывает нам художника на перепутье. Он действительно изгоняет каких-то внутренних бесов, расправляется с какой-то злой энергией, которая мешает ему, - и пытается все-таки пробиться к сути вещей, к сердцевине проблем, которые его занимают. А главные из этих проблем - что такое человек; каковы взаимоотношения между полами; где источник той жестокости и тех несчастий, которые мы претерпеваем на своем жизненном пути.
XS
SM
MD
LG