Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Восток - дело нервное


Генсек НАТО в Астане обозначил свой выбор со всей неприятной для Москвы прямотой

Генсек НАТО в Астане обозначил свой выбор со всей неприятной для Москвы прямотой

В Астане прошло заседание форума Совета евроатлантического партнерства (СЕАП). СЕАП был инициирован НАТО в 2003 году как неформальная площадка для обсуждения на высоком уровне - как правило, на уровне министров обороны или иностранных дел - проблем безопасности и поиска путей их совместного решения. К участникам форума обратился президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, отметив, что впервые в истории НАТО форум СЕАП проходит в Центральной Азии.

Россия со своей стороны прокомментировала событие устами своего представителя в НАТО Дмитрия Рогозина: "Бывают у верной жены свои поклонники, которые дарят ей цветы. Вот НАТО - это поклонник Казахстана, который дарит цветы. А все-таки Казахстан связан - женат или замужем, это кому как угодно, с ядром бывшего Советского Союза и прежде всего - с Россией". Следует при этом отметить, что буквально накануне встречи в Астане Киргизия фактически переоформила соглашение с США о нахождении американской базы в бишкекском аэропорту Манас, что стало для Москвы неприятным сюрпризом.

В интервью Радио Свобода ситуацию комментирует главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов:

- Центральная Азия в целом и Казахстан в частности в силу общих геополитических обстоятельств приобретают все более важное значение. Всеобщее стратегическое внимание перемещается все в большей степени на азиатский регион - Южная, Центральная Азия, Средний Восток. Там ближайшую перспективу еще долго будут определять как минимум три крупные международные проблемыы, чреватые военной эскалацией: Иран, Афганистан, Пакистан. С другой стороны, Казахстан как страна, претендующая на международное влияние, старается всеми силами диверсифицировать свою внешнеполитическую активность, и участие в евроатлантических мероприятиях для него очень важно, чтобы сбалансировать как российский, так и китайский вектор.

- Действительно ли такая позиция Казахстана дает основания для той нервозности, которую не может скрыть Москва?
Вся эта довольно странная, если не сказать, анекдотическая история с закрытием и открытием этой базы показывает, что страны региона используют любые возможности, чтобы что-то себе получить за многократно меняемую лояльность

- Я думаю, что Москва излишне нервозна. Самое главное, что эта нервозность не несет ничего полезного для отношений России и Казахстана. Позиция России в данном случае должна была бы быть нейтрально-позитивной, показывающей, что мы приветствуем действия нашего близкого партнера, хотя, безусловно, уверены, что наше партнерство будет приоритетным. Но Россия почему-то так себя вести не может. И мало того, что реагирует нервно, она еще и обязательно спешит об этом всех уведомить. И совершенно напрасно, поскольку я не думаю, что какие-то реальные успехи НАТО в этом регионе возможны. Все, что происходит с НАТО в последние годы, показывает, что эта организация не способна и не в состоянии выйти за евроатлантические рамки. Надежд на то, что она станет неким глобальным альянсом, по-моему, уже не питают даже в самой НАТО. Поэтому речь только о дипломатической активности.

И, конечно, Казахстан крайне активен, в том числе на западном направлении, в преддверии своего председательства в ОБСЕ, которое наступает в следующем году. Для Казахстана это просто историческое и крайне важное событие.

- Киргизский сюжет с возобновлением деятельности уже вроде бы закрытой американской базы случился буквально накануне встречи в Астане. Как тут не нервничать России?

- Да, киргизский сюжет Россию, конечно, сильно не обрадовал. Вся эта довольно странная, если не сказать, анекдотическая история с закрытием и открытием этой базы показывает, что страны региона используют любые возможности, чтобы что-то себе получить за многократно меняемую лояльность. Дело даже не в том, что сохраняется сама по себе база, особенно в свете нынешнего сближения России и США по афганскому направлению. Она Москве сейчас не мешает, и ее закрытие было скорее символическим жестом, чем практическим. Хуже то, что в очередной раз стало понятно, сколь ненадежные союзники у России. Опять же, меня очень удивляет официальная реакция, когда официальный представитель МИДа публично жалуется или сетует на ненадежность партнеров. В таких случаях, на мой взгляд, уже надо делать хорошую мину и говорить, что это суверенное право киргизского народа, которое мы не комментируем.

- Разговоры о том, что, в конечном счете, судьба "Манаса" будет решаться в переговорах Обамы и Медведева - недостаточно хорошая мина?

- Я думаю, что это хороший способ выйти из этой ситуации без конфликта. То есть, на встрече будет подчеркнута важность совместных действий по Афганистану. Россия скажет, что она поддерживает усилия Соединенных Штатов. И я надеюсь, что на этом все и закончится, и дальнейшей войны за "Манас" не будет. Но, конечно, выводы о том, в какой степени можно полагаться на те или иные центральноазиатские государства, если Россия до сих пор еще почему-то не сделала, сейчас уже обязательно должна сделать.

- Генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер довольно прямо заявил в Астане, что НАТО не очень интересует ОДКБ, а работать она намерена с ШОС. НАТО определяется с выбором ведущего игрока в регионе, и этот выбор – Китай?

- Если быть объективным, ШОС как организация намного важнее и перспективнее, чем ОДКБ. Организация, в которую входят две региональные сверхдержавы, причем одна из них уже является почти сверхдержавой мировой, это серьезная сила, даже если эта организация ничего не будет делать. Отношение Запада к ШОС меняется. Он начинает понимать, что ШОС - это действительно серьезная региональная сила. Что касается ОДКБ, то налицо активное нежелание воспринимать Россию как какой-то интеграционный центр, и это, я бы сказал, субъективно. Но есть и объективные обстоятельства, связанные именно с качеством отношений между союзниками по ОДКБ. Они проявились совсем недавно и во время саммита, который бойкотировала Белоруссия, и в нежелании Узбекистана участвовать в создании оперативных сил ОДКБ. НАТО дает понять, что в перспективы ОДКБ как некоего аналога НАТО не верит. Я думаю, что Россия будет прилагать усилия для того, чтобы разубедить НАТО в этом, то есть создать что-то более монолитное, но, опять-таки, мы возвращаемся к качеству партнеров. Я думаю, что из этого довольно трудно будет что-то выжать.
XS
SM
MD
LG