Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Решение российской власти отправить послом в Киев не кого-нибудь, а Михаила Зурабова, вызвало бурю эмоций в СМИ – причем в первую очередь в российских. Для украинцев Зурабов – очередной чиновник, которому предложена должность главы российского дипломатического представительства. В каком-либо интересе к российско-украинским отношениям бывший министр социального обеспечения замечен не был, так что размышлять о его личности и будущих свершениях на посольской должности украинцам не приходится. То ли дело россияне – Зурабов был главным антигероем путинских времен, его знаменитая "монетизация льгот" и защита министра президентом Владимиром Путиным и от разгневанных пенсионеров, и от "Единой России", стала одним из самых интересных эпизодов правления Владимира Владимировича. Но, возможно, в этом взаимопонимании и кроется секрет назначения Зурабова.

Необходимо для начала ответить на простой вопрос: а кто должен быть послом России в Украине? Карьерный дипломат? Карьерные дипломаты, действительно, возглавляли посольство. Но стоит заметить, что степень их влияния на развитие российско-украинского диалога была крайне невелика. Все решали президенты. Когда встречались Борис Николаевич и Леонид Данилович, послы были им совершенно не нужны. Это премьеры еще могли проявить известную хозяйственную самостоятельность, но уже министры иностранных дел в российско-украинском диалоге были фигурами совершенно декоративными, проводившими многомесячные или многолетние переговоры по вопросам, которые президенты просто не хотели или не могли решить. А когда возникала монаршья воля – все сложные проблемы разрешались буквально за несколько часов. Без министров и без послов.

Многое изменилось, когда в Киев отправился Виктор Черномырдин. Конечно, бывший премьер-министр стал главой российского дипломатического представительства уже на закате своей политической карьеры, при Путине. Но президентом Украины все еще был его старинный приятель Леонид Кучма. Да и после 2004 года люди, которых – или о которых – Черномырдин знал все, занимали ключевые позиции и в украинской власти, и в столь важном для функционирования двусторонних отношений энергетическом секторе. Сказать, что российско-украинские отношения стали при Черномырдине корпоративными, было бы неверно. Они были корпоративными, а после 2004 года их корпоративность стала камуфлироваться громкими заявлениями политиков, руганью МИДов и депутатскими демаршами. Но суть остается прежней, и Виктору Степановичу пришлось обеспечивать даже и не корпоративность, а конфиденциальность отношений властей.

Решение послать в Киев Зурабова – подтверждение того, что послом должен остаться человек, способный и далее обеспечивать эту конфиденциальность. Бывший министр вполне может рассчитывать не только на доверие высших лиц государства, но и на прямую связь с ними по самым деликатным вопросам. А значит, его высокопоставленный украинский собеседник может быть уверен – то, что он передаст послу, не осядет где-нибудь в запыленных кабинетах на Смоленской-Сенной площади, а будет сообщено по назначению. С Зурабовым можно разговаривать "как с большим", он знает, для чего добиваются власти, он не пожизненный обитатель посольств, делающий скучную и малообеспеченную карьеру. Большего в корпоративных отношениях от посла и не ждут. И поэтому карьерный дипломат в кресле посла России в Украине не нужен ни российскому, ни украинскому руководству.


О том, что думают о новом назначении Зурабова российские политики и политологи - гости программы Владимира Кара-Мурзы "Грани времени", читайте здесь.
XS
SM
MD
LG