Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Уимблдонский турнир в Англии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Анна Асланян.

Андрей Шароградский: В этом году англичанам трудно жаловаться на погоду - согласно предсказаниям метеоцентра, лето стоит солнечное и теплое. Уимблдонский турнир, во время которого обычно льет дождь, в этом отношении пока идет идеально. Игра ни разу не прекращалась; на Центральном корте не было необходимости использовать новую раздвижную крышу. Анна Асланян рассказывает о том, как стартовал Уимблдон.

Анна Асланян: На Центральном корте зрителям выдают брошюры с описанием недавно установленной прозрачной крыши. Увидеть ее в действии пока не удалось - не те погодные условия. Публика привыкла к тому, что игру то и дело прерывают из-за дождя, и даже обладателям лучших билетов всегда есть, на что пожаловаться. В этом году народ ищет другие объекты для недовольства - ведь без них ни одно мероприятие в Англии нельзя считать полностью удавшимся.
Билеты на Уимблдон достать можно - было бы желание. Часть распространяется через теннисные клубы, часть поступает в продажу. Корпорации приглашают на турнир своих клиентов, которые порой бóльшую часть времени проводят в ресторане, а не на трибуне. Распространенный способ - купить билет перед самым началом матчей, отстояв очередь с утра, а то и с вечера. Так поступил Джонни Уоллес с друзьями.

Джонни Уоллес: Мы пришли где-то в полдесятого, внутрь попали в полвторого, в общем, часа четыре простояли. Нам достались билеты без мест, на открытые корты.

Анна Асланян: Нынешний чемпионат обещает вызвать у местных болельщиков больше страстей, чем обычно. У страны, где придумали теннис, наконец появилась надежда. 22-летний теннисист Энди Маррей имеет немалые шансы на выход в финал, а возможно, и на победу. Впрочем, три года назад британская публика готова была поддерживать кого угодно, только не своего соотечественника. Тогда Уимблдон проходил одновременно с чемпионатом по футболу. Маррея спросили, за кого он болеет, он ответил: "За кого угодно, только не за Англию". Это заявление, сделанное шотландцем с внешностью и выговором трудного подростка, английские любители спорта помнят до сих пор. За это время Маррей не только стал третьей ракеткой мира, но и сумел завоевать поддержку нации - по крайней мере отчасти. Есть мнение, что он должен импонировать молодежи, таким же, как он, вчерашним школьникам с непростым характером. Однако вот что говорят юные болельщики.

- Ну, вообще-то он козел, но приходится за него болеть. Мы же сами - недовольные тинейджеры, значит, положено болеть за него. Он, скорее, такой антигерой что ли? Ну да... Всегда всем недоволен, но что поделаешь... Надо же нам за кого-то болеть. Да, вот именно. Будь у нас кто-нибудь другой, может, чуть похуже, чем он, но англичанин, мы бы за него гораздо сильнее болели. А он какой-то долбанутый. И шотландец. Но выбора-то у нас нет, поэтому приходится за него. Будь он нормальный парень, я бы за него знаете как болел!

Анна Асланян: Одна дама средних лет, пришедшая на первое выступление Маррея в этом турнире, переживала про него, как за собственного сына.

- По-моему, он, когда был поменьше, очень стеснялся. Поэтому могло показаться, что он специально ведет себя немного вызывающе.

Анна Асланян: Теннисист-любитель Оливер Гиллеспи (живущий в Лондоне и носящий шотландскую фамилию) тоже болеет за Маррея.

Оливер Гиллеспи: Думаю, он станет популярным, если выиграет. Больше нам болеть уже не за кого - Робсон уже выбыла, а из мужчин никто во второй раунд не пройдет. Нет, я считаю, с вероятностью процентов сорок он доберется до финала. А там, глядишь, публика будет за него, и если у Федерера выдастся неудачный день...

Анна Асланян: Роджера Федерера в Англии по-прежнему любят многие, в том числе молодой журналист Дэн.

Дэн: В прошлом году он был так шикарно одет! Мне бы самому хотелось так одеваться. В этом году он, правда, слегка упростил свой имидж, насколько я заметил. Но все равно он очень популярен, харизматическая личность, законодатель мод.

Анна Асланян: Перед началом игры Маррея с американцем Кендриком камеры были направлены на фаворита, на трибуну, где сидела его мама, а также - на человека в сером костюме спортивного функционера. Это оказался Тим Хенмэн, много лет бывший надеждой Британии. Стать чемпионом Хенмэну так и не удалось, но популярности ему всегда было не занимать. И все-таки на протяжении матча публика была на стороне Маррея. Он не подвел, выиграв в четырех сетах.

- Давай, Энди!

Анна Асланян:
Когда в критический момент, когда перед подачей стихли крики "Давай, Энди", откуда-то раздалось: "Тим, ну, давай, же!" Зрители шутку оценили. Возможно, Маррею, чтобы добиться популярности на родине, следует почаще демонстрировать британское чувство юмора. Или продолжать работать над своей речью. Или, по крайней мере, сшить себе пиджак не хуже, чем у Федерера.
XS
SM
MD
LG