Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общество защиты от Филиппа Киркорова. Почему поп-"звезда" беспрестанно судится


Владимир Захватов

Владимир Захватов

Елена Рыковцева: В эту минуту в российском судопроизводстве находятся сразу два дела с участием певца Филиппа Киркорова, в одном он выступает жертвой, в другой – в роли обидчика. Как ни парадоксально, именно то дело, где Киркоров жертва, заставило целую группу журналистов из разных стран создать что-то вроде общества защиты от Филиппа Киркорова. Эти журналисты пытаются вступиться за двух бывших коллег артиста, с которыми он сейчас судится - Нину Юрову и Веру Японцеву. Хотя, если эту историю изучать по российской прессе, будет не очень понятно, за что жалеть этих женщин. Обе законченные преступницы, судя по тому, как излагает все это "Московский комсомолец".

Диктор: "Жертвой мошенничества и вымогательства со стороны своей бывшей сотрудницы Веры Японцевой и ее близкой подруги, директора одного из рекламных агентств Нины Юровой стал Филипп Киркоров. Обе женщины были близко знакомы с артистом, бывали у него дома, считались доверенными лицами. Дружба закончилась попыткой вымогательства полумиллиона долларов. Женщины вскрыли личную электронную почту артиста, его страницу в "Одноклассниках" и похитили из офиса личный архив с множеством фотографий, видеозаписей и личной переписки. В руки злоумышленниц попала также конфиденциальная информация, касающаяся финансовых дел, контрактов, гастрольных графиков артиста, его предполагаемых поездок. Затем в адрес Киркорова последовали анонимные звонки с угрозами и требованием выкупа в размере 500 тысяч долларов США. Однако Филипп не повелся на шантаж и обратился за помощью в правоохранительные органы. Сотрудники милиции сработали очень оперативно и скоро вычислили сперва электронные адреса, с которых был произведен взлом, а затем и физические адреса хакеров, при этом обе женщины не пожелали признать свою вину, и оказали сопротивление. По решению Тверского суда злоумышленницы были взяты под стражу. Во время заседания женщины вели себя вызывающе, оскорбляли прокурора, следователя, суд и самого певца, выкрикивая в его адрес разные клеветнические лозунги. На данный момент обе обвиняются по статье "Неправомерный доступ к компьютерной информации", согласно которой им грозит наказание до 5 лет тюремного заключения и значительный штраф – до 100 тысяч рублей. Но в ходе следствия в их адрес могут добавиться и другие обвинения.

Елена Рыковцева: Однако же по ходу судебного разбирательства одна из обвиняемых все же была выпущена на свободу. И теперь я представляю вам гостя, у которого совершенно другой взгляд на всю эту историю, это журналист газеты "Русская мысль" Владимир Захватов. Здравствуйте, Владимир.

Владимир Захватов: Добрый день.

Елена Рыковцева: Владимир, собственно, является лидером этого неформального журналистского комитета по защите от Киркорова. И вот-вот к нам присоединится Елена Лаптева, корреспондент отдела культуры "Комсомольской правды", она тоже следит за всем этим процессом. И мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели, как сказываются на репутации популярных исполнителей судебные процессы с их участием? Может ли общество быть объективным в такого рода процессах, или все отношение к ситуации впрямую увязано с отношением общества к этому конкретному исполнителю? Вот как вы к нему относитесь - так вы и расцениваете всю эту историю.

И вот, Владимир, только что наши слушатели узнали, как расценила ситуацию газета "Московский комсомолец". Две бывшие сотрудницы Филиппа Киркорова взломали его почту, личные архивы, потребовали 500 тысяч долларов, иначе они все это опубликуют, обнародуют. Он не поддался на уговоры шантажисток, отправился в правоохранительные органы, которые доблестно арестовали этих женщин, несмотря на оказанное сопротивление, видимо, их защищали какие-нибудь сообщники…

Владимир Захватов: Не знаю, как они сопротивлялись, конечно.

Елена Рыковцева: Итак, рассказывайте теперь вы с того самого начала, которое сами считаете нужным.

Владимир Захватов: Во-первых, я могу сказать, что у Киркорова сейчас начинаются очень большие гастроли, там десятки концертов все Черное море с двух сторон, с Крыма, с Кавказа, Прибалтика, масса других городов России, Украины, Белоруссии. Я так думаю, что тут как раз действует журналистская поговорка: все, что не является некрологом, - это пиар.

Елена Рыковцева: Вот это мы узнаем у наших слушателей.

Владимир Захватов: Да. Кроме того, я сейчас услышал строки из "Московского комсомольца", где было написано, что ряд документов, в том числе графики гастрольных поездок. Графики гастрольных поездок, в общем-то, висят на сайтах и самого Киркорова и висят на сайтах его фанатов.

Елена Рыковцева: Ну, это уже мелочи. Главное личная переписка, конечно.

Владимир Захватов: Я вам сейчас отвечу о сайтах. Дело в том, что когда загорелся этот скандал, в Европе людям, которые желали бы зайти на сайт www.kirkorov.ru, их антивирусники немедленно выдавали информацию, что этот сайт заряжен специальными программами, которые войдут на ваш компьютер без вашего ведома и высосут из него всю вашу информацию. Я так думаю, что это, наверное, наши доблестные силовики, я так подозреваю, действуют.

Елена Рыковцева: Решили так защитить Киркорова от вторжения?

Владимир Захватов: В Европе люди сейчас не могут зайти на сайт Киркорова, потому что их программы антивирусные предупреждают, нельзя заходить.

Елена Рыковцева: Нет, давайте мы сначала, давайте с этими женщинами. Почему вы так за них сражаетесь? Кто они?

Владимир Захватов: Почему я активно включился? Я узнал, что начато следствие еще до того, как они были арестованы и, естественно, мне было весьма интересно, я их нашел, я с ними встретился и пообщался, и понял их позицию. Понимаете, в чем дело. Когда люди десять лет работают со звездой, десять лет помогают ему завоевывать авторитет, помогают ему проводить рекламные кампании, помогают ему оплачивать эти рекламные кампании, экономить очень на этих рекламных кампаниях…

Елена Рыковцева: А они это делали? Эти две женщины занимались этим?

Владимир Захватов: Я приведу один простой пример. Следствие, насколько мне известно, сейчас уже располагает более, наверное, сотней документов с печатями, с подписями, с названиями фирм, которые выполняли эту работу. Мне попало несколько документов в руки, и я удивился тому, что на юбилейных концертах Киркорова внутри Садового кольца было развешано порядка 100 биллбордов шесть на три плюс перетяжки и так далее, и так далее.

Елена Рыковцева: И всем этим занималась вот эта конкретная женщина.

Владимир Захватов: Нина Юрова, да. Но фишка в чем? Эти сто биллбордов, если бы я, человек с улицы, пришел и заказал любому рекламному агентству разместить в Москве, мне бы обошлись примерно в 7 миллионов рублей. Для Киркорова это обошлось в 1 миллион 250 тысяч рублей.

Елена Рыковцева: Это ему кто сэкономил, Нина Юрова или мэр Лужков?

Владимир Захватов: Ему сэкономил, наверное, я думаю, что господин Макаров, это руководитель комитета по рекламе московского правительства.

Елена Рыковцева: Это существенная в этой истории деталь?

Владимир Захватов: Да.

Елена Рыковцева: Почему?

Владимир Захватов: Потому что от Макарова исходила команда по-минимому брать с Киркорова, с него практически брали как с инвалидов, с благотворительных организаций.

Елена Рыковцева: Это играет роль в истории с женщинами какую-то?

Владимир Захватов: Эти женщины экономили Киркорову миллионы и миллионы рублей.

Елена Рыковцева: Так женщины или Макаров все-таки?

Владимир Захватов: Нет, Макаров, он часть этой цепочки. Он должен давать разрешение и указания, кому давать скидки, кому идти навстречу и так далее, и так далее. Эти женщины…

Елена Рыковцева: Экономили ему, работали на него, так.

Владимир Захватов: Они ездили с ним в туры и так далее. Сегодня и пресс-служба Киркорова, и он сам утверждают, что Нина Юрова является полусумасшедшей фанаткой, миллионершей, которая сделал подарок Киркорову, скажем, на полмиллиона долларов, организовав и оплатив его рекламную кампанию.

Елена Рыковцева: То есть он ей ничего не должен. Это фанатка, которая за свой счет…

Владимир Захватов: Он ей ничего. Он говорит, это мне подарок.

Елена Рыковцева: Я объясню слушателям, что смысл объяснений этих женщин в том, что те деньги, которые он считает вымогательством, они называют невыплаченной зарплатой.

Владимир Захватов: Не зарплатой. Это оплата всех расходов по рекламе.

Елена Рыковцева: Да, оплатой. Они не говорили: 500 тысяч долларов, иначе мы выложим документы, которые мы обнаружили, на сайт. Они говорили, верните нам наши деньги за проделанную работу. Это их версия.

Владимир Захватов: Да.

Елена Рыковцева: А он эти деньги назвал шантажом и вымогательством. Не заплатит - опубликуют эти материалы.

Владимир Захватов: А до этого назвал подарком эти деньги.

Елена Рыковцева: До чего, до этого? До всей этой истории с судом он говорил: вы же мне подарили эти деньги. Так?

Владимир Захватов: Да. Более того, следствие сейчас в недоумении, потому что Киркоров говорит: Юрова - фанатка, я ее близко к себе не подпускал, а теперь следствие располагает десятками, если не сотнями, фотографий, где Киркоров целует Юрову, обнимает, шепчет что-то на ушко и так далее.

Елена Рыковцева: С деньгами мы поняли, что у них разная трактовка – отказ компенсировать расходы и вымогательство за шантаж. А с документами что? Они взламывали его интернет-ресурс, не взламывали?

Владимир Захватов: Дело в том, что "Московский комсомолец" не прав еще и в том, что, мол, установлены их личные IP-адреса. Ни у той, ни у другой не было IP-адресов, был только IP-адрес провайдера балашихинского, на котором был, в том числе среди сотен тысяч других компьютеров и компьютер Юровой. Вот в чем дело. Поэтому сейчас я не думаю, что есть стопроцентные доказательства, что Юрова была на этом сайте, на "Одноклассниках", причем в тот момент, когда там было еще 26 или 27 человек.

Елена Рыковцева: Почему же их посадили обеих?

Владимир Захватов: В фанатской среде Киркорова сейчас идет мощнейший обмен мнениями и информацией о том, что там происходило, и одна из фанаток призналась, что она тоже была в это время на сайте, и она выставила на своем сайте эсэмэски от Киркорова, и прямо говорит, девочки, Филипп мне дал пароли от своих ящиков. Это тоже можно доказать в принципе, если очень серьезно этим заняться.

Елена Рыковцева: Суд чем руководствовался, когда принимал решение о том, что они должны быть арестованы? Они в тюрьме были обе. Чем он руководствовался? Наверное, не историей про балашихинский IP-адрес, на который входят тысячи человек?

Владимир Захватов: Вы знаете, по такой статье, естественно, никогда никого никто сажать не собирался бы. Я не могу говорить за судей, которые приняли такое решение, пусть они подойдут к зеркалу и посмотрят себе в глаза.

Елена Рыковцева: Понятно.

Владимир Захватов: Но я знаю, что было применено мощное административное право.

Елена Рыковцева: И теперь мы обращаемся к Елене Лаптевой, как она видит эту историю? Она ходит в суд, разбирается в этом, по крайней мере, у нее тоже есть какая-то оценка. Вот, Лена, с точки зрения группы журналистов, творится просто совершеннейший, не люблю слово "беспредел", но приходится его употреблять, по отношению к этим двум женщинам.

Владимир Захватов: Лена, извините, еще одна маленькая реплика. Мне в этой истории важен не только аспект, было преступление, не было. Нарушение прав человека. Когда Нину Юрову арестовали, это было в 13.30. Ее привезли после этого в милицию в 20.00. Это значит, что она в течение шести часов, как она сама утверждает, подвергалась мощному давлению тех, кто ее арестовал.

Елена Рыковцева: Да-да, она говорит, что ее не выпускали из машины, даже в туалет не разрешали выйти.

Владимир Захватов: Да.

Елена Рыковцева: Было действительно насилие применено. Это вторая часть истории. Но все-таки вы считаете, что они так же несправедливо обвинены и во взломе тоже, и в шантаже.

Владимир Захватов: Естественно. Они не соглашаются с этими обвинениями.

Елена Рыковцева: А вы соглашаетесь с тем, что они не соглашаются, вы целиком на их стороне.

Владимир Захватов: Понимаете, Лена, когда я увидел фотографии, где Киркоров целует ей руки, обнимает, шепчет на ушко…

Елена Рыковцева: И что тут такого, ну, вчера целовались, а завтра злейшие враги. В мире шоу-бизнеса это как раз в порядке вещей. Пожалуйста, Лена.

Елена Лаптева: Да, я хотела бы заметить, кстати, что как раз сторона Юровой говорила, насколько я помню, о том, что у них очень плохие отношения, они

Елена Лаптева
давно не общаются и Киркоров ее не подпускает на пушечный выстрел. И фотографии, которые многие из нас видели, где они действительно целуются, дружественно, естественно, да, это говорит в пользу как раз Киркорова.

Потом я хочу сказать насчет эсэмэсок. Я видела эти эсэмэски. Там было написано, «Фил». Там не было номера, понимаете. А я могу любой номер забить, там, три тройки, например...

Елена Рыковцева: Вы заговорили сейчас о вещах, которые непонятны нашим слушателям.

Владимир Захватов: Да, это техническая деталь.

Елена Рыковцева: Да, это технические вещи, их надо сразу разжевывать: что значит эсэмэска, в которой не было номера.

Елена Лаптева: Я еще, кстати, хотела уточнить у Владимира. Вы выступаете в защиту Юровой и Японцевой, потому что вы с ними знакомы, дружите или потому что вас эта ситуация, несправедливость возмутила, и вы поэтому посмотрели документы, которые там в суде?

Владимир Захватов: Лена, я вам отвечу прямо. Если бы вас, Лена, и вторую Лену, сидящую в этой студии, тоже сотрудники милиции забрали и шесть часов держали закрытой в автомобиле, требовали подписать признание…

Елена Рыковцева: Ладно, Владимир, вы не первый раз с такими вещами сталкиваетесь.

Владимир Захватов: …я бы и за вас дрался и боролся.

Елена Рыковцева: Все понятно. Но получается, что вы боретесь тогда каждый день за любого.

Владимир Захватов: Я борюсь каждый день за любого, за справедливость. Месяц назад я дал 14-часовой прямой репортаж в интернете о том, как арестовывали человека, правнука адмирала Макарова в Украине. Я борюсь, да.

Елена Рыковцева: Вы с ними не знакомы?

Владимир Захватов: Мы ищем факты, доказательства за них или против них.

Елена Рыковцева: Вы с ними не были знакомы до всей этой истории?

Владимир Захватов: Естественно.

Елена Рыковцева: Пока не узнали о ней все.

Владимир Захватов: Естественно.

Елена Лаптева: А как же вам удалось документы посмотреть, когда сейчас тайна следствия, их в принципе нельзя никому увидеть, а вы про них рассказывали сейчас:

Владимир Захватов: Вы знаете, когда журналист проводит независимое расследование, он получает информацию из разных источников, в том числе у меня есть источники и в силовых структурах.

Елена Лаптева: Вы знаете, когда человек хочет уйти от ответа, мне кажется, он вот так распыляет мелкими фразами.

Елена Рыковцева: Нет, почему? Он сказал: у меня есть источники в правоохранительных структурах.

Елена Лаптева: А мне очень хотелось бы посмотреть, я же тоже журналист.

Владимир Захватов: Это обычное дело, в том числе у меня есть источники и не только в силовых структурах Москвы, например, или России. Я могу сказать вам, обоим Ленам задать вопрос, а за какого Киркорова мы вообще здесь боремся, за гражданина России Киркорова или за гражданина Болгарии Киркорова?

Елена Лаптева: За народного артиста СССР.

Елена Рыковцева: СССР?

Елена Лаптева: России.

Владимир Захватов: Так вот. Киркоров, вылетая из Москвы, подает паспорт русского гражданина, прилетая в Америку или в Европу, подает паспорт болгарского гражданина.

Елена Рыковцева: Ну и что? Так удобнее.

Елена Лаптева: Какая разница? Он же Филипп Киркоров…

Владимир Захватов: У России нет договоров о двойном гражданстве с другими странами. Между прочим, когда это стало известно, скажем, в Америке, американские журналисты говорят, мы вообще такого еще не слышали, чтобы такое было.

Елена Рыковцева: Здесь, в России об этом слышали.

Елена Лаптева: Знаете, у нас как бы очень много несправедливости, к сожалению, но я думаю, этот случай это как раз немножко не то.

Елена Рыковцева: Да. Продолжайте, как вы видите этот случай?

Елена Лаптева: Я располагаю некими доказательствами, что было все немножечко по-другому. Потому что действительно - история вот эта с подарком. Как вы себе представляете, что две барышни, не получив ни копейки, в течение года ходят к Киркорову и говорят, отдайте нам наши деньги? То есть, что, там не было ни предоплаты, ничего вообще?

Владимир Захватов: Я вам отвечу. Дело в том, что ранее Нина Юрова делала ему эти рекламные кампании несколько лет подряд и всегда делались договоры и так далее. Я уверен, что договор был и сейчас.

Елена Лаптева: А тут его вдруг раз и украли, ее избили и украли договор.

Владимир Захватов: Я уверен, что договор был сейчас. Более того, рекламная кампания была очень объемная, практически там десятки, сотни заданий было рекламных. Наверняка было сказано, давай, мы все сделаем, мы подобьем итоги, а поскольку Киркоров платил всегда, она, естественна, потратила огромную кучу своих денег на эти мероприятия. Я видел эти документы.

Елена Рыковцева: Веря, что он рассчитается.

Владимир Захватов: Там, в документах, написано: рекламная кампания Киркорова, изготовить 10 тысяч пригласительных билетов.

Елена Лаптева: А вы не принесли их с собой случайно?

Владимир Захватов: К сожалению, не принес, но в любой момент могу вам их отправить. Более того, я знаю, что эти документы есть у следствия.

Елена Лаптева: Следствия. Есть же тайна следствия, правильно? Смотрите, давайте я сейчас немножечко расскажу.

Елена Рыковцева: Вот у Лены нет документов, которые представляют тайну следствия, поэтому она рассказывает так, как она это видит, когда ходит в суд.

Елена Лаптева: Да-да. Вы поймите, я выступаю не как человек, который является поклонником Филиппа Киркорова. Я человек, который работает в газете, который собирает какую-то информацию и который, соответственно, так же может что-то высказывать по этому поводу. Я разговаривала с разными людьми. Я никого не обвиняю как бы, но, тем не менее. Люди говорили о легкой невменяемости обеих девушек, я слышала много разной информации.

Владимир Захватов: Вы извините, это вопрос суда и экспертизы психологической.

Елена Лаптева: Естественно, так же, как и то, про что вы говорите.

Елена Рыковцева: В чем состоит эта их невменяемость в этой ситуации?

Елена Лаптева: Вы говорите, это вопрос суда. Ровно все, что вы сейчас говорите, как бы так же без доказательств, это так же вопрос суда. Я верю в наше правосудие. Я считаю, правосудие наше, если оно девушек задержало, значит, на то были законные основания. И ровно так же, как если оно их отпустит или посадит, на то будут те же самые законные основания. А мы предполагаем, что девушки немножечко нездоровы, что это действительно фанатки Филиппа Бедросовича, которые… Как говорится, от любви до ненависти один шаг.

Владимир Захватов: Лена, скажите, пожалуйста, вы знаете Ольгу Алексееву, пресс-секретаря Киркорова, лично?

Елена Лаптева: Да.

Владимир Захватов: Вот спросите у нее, Оля, имела ли ты пароли к ящику и к страничке на "Одноклассниках" у Киркорова.

Елена Рыковцева: И что?

Владимир Захватов: Вот в чем дело. Киркоров говорит, что взломали его интимную переписку. Ольга Алексеева, как утверждают фанаты Киркорова на своих сайтах, имела все пароли и от имени Киркорова вела переписку и так далее. В таком случае это интимная переписка Ольги Алексеевой, а не Филиппа Киркорова.

Елена Рыковцева: Ну и что, это ничего не добавляет.

Елена Лаптева: Вы понимаете, это ровно то же самое, что я говорю, что девушки полоумные, как я предполагаю. У меня куча есть каких-то близких друзей, но с какой радости у них будет моя личная переписка, правильно.

Елена Рыковцева: Вот ваша версия или ваше видение. Две фанатки, которые действительно не связаны были с ним никакими официальными договорами, вдруг предъявили ему претензии на сумму 7 миллионов рублей либо 500 тысяч долларов, как хотите, так и называйте, а он назвал это шантажом и обвинил их во взломе. У вас есть ощущение, что они что-то взламывали и пытались его шантажировать письмами? Вот это они делали?

Елена Лаптева: Естественно. Мне так кажется. Мне так кажется, что такое вполне могло быть. Я считаю так, чисто по-человечески, что действительно от любви до ненависти один шаг. Если человек является поклонником какого-то артиста, какой бы прекрасный или плохой артист ни был, то может все, что угодно перемкнуть в голове. Например, артист ему не ответил каким-то там вниманием или еще что-то такое. Вполне могут любые совершенно вещи последовать за этим. Тут девушки делали, например (гипотетически, предположительно, я этого не знаю), рекламную кампанию.

Елена Рыковцева: По собственной инициативе покупали все это, и он не заказывал у них.

Елена Лаптева: Покупают же богатые мужчины девочкам бриллианты, машины, квартиры.

Владимир Захватов: На документах есть подписи гендиректора Киркорова Журавлева. Вы пытаетесь загнать все в сторону фанатизма.

Елена Рыковцева:. Лена, четко, пожалуйста, завершайте вашу позицию по истории двух женщин, которых обвиняют сейчас в шантаже Филиппа Киркорова.

Елена Лаптева: Во-первых, я считаю, что есть суд, который разберется и расставит все точки над "i". Во-вторых, я считаю, что, к сожалению, чем выше, чем больше артист, тем больше людей хотят вокруг него, не знаю, нажиться, может быть, на его славе, заработать какие-то бонусы или попытаться что-то из него потянуть, вытянуть.

Елена Рыковцева: И это тот случай?

Елена Лаптева: Да, я считаю, что это как раз тот случай.

Владимир Захватов: Я отвечу Лене. Нина Юрова и Вера Японцева не фанатки. Они были партнерами, друзьями Филиппа Киркорова. В доказательство за шесть секунд один факт. Когда больше года назад Филипп Киркоров в Шереметьево и его группа потеряли чемодан с миллионом евро наличными, и через дня позвонили и сказали, "мы ваш чемодан нашли", кого он отправил за этим чемоданом? Веру Японцеву он отправил. Это свидетельствует о том, насколько он ей доверял.

Елена Рыковцева: Но, Владимир, даже если мы сейчас все согласимся, что он им доверял, это были его сотрудницы, этот факт не отменяет гипотетической возможности того, что эти же люди могут начать его и шантажировать.

Владимир Захватов: Вот пусть доказательства собирает следствие, и доказательства потом рассматривает суд. А мы, естественно, будем проводить свое независимое международное расследование.

Елена Рыковцева: Хорошо. Мы переходим ко второй ситуации - в Казани. В этой части программы к нам присоединилась Айсылу Кадырова, корреспондент газеты "Вечерняя Казань". Давайте мы начнем с того, что написала "Комсомольская правда" в публикации под названием "Скандал в Казани. Розовая кофточка-2". Пожалуйста.

Диктор: "Замдиректора Казанского оперного театра вчинил Филиппу Киркорову иск в 5 миллионов рублей. Прямо со сцены оперного театра имени Муссы Джалиля певец вдруг разразился в микрофон тирадой: "Маленькому черному татарину, неврастенику, требуется антракт в выступлении для торговли бутербродами". Зал на минуту онемел, не каждый день такое услышишь в столице Татарстана. В зале тысячи зрителей и минимум каждый второй принял оскорбление на свой счет. Филипп не уточнил, о ком идет речь. Но замдиректора Юрий Ларионов точно знает, это был камешек в его огород.

"Ну о ком еще он мог так сказать? Я всего-то попросил прервать трехчасовой концерт на антракт, чтобы люди могли хотя бы элементарно в туалет сходить", - рассказал "Комсомольской правде" Юрий Павлович. Раздражительно Киркорова Ларионов объясняет просто: за час до концерта он попросил отца певца Бедроса Киркорова снять бельевые веревки, на которых тот в фойе театра развесил футболки с портретом сына для продажи. Видимо, Филиппу не понравилось вмешательство постороннего в семейный бизнес, вот он со сцены и зарядил. Мировой суд передал дело в Ахитовский районный суд. Между прочим, в Уголовном кодексе есть статья 130-я часть вторая "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении". Юрий Ларионов требует, чтобы Киркоров признал свою вину публично и извинился перед ним с экрана телевизора".

Елена Рыковцева: Тремя днями позже "Комсомольская правда" опубликовала уже гораздо более смикшированный вариант этой истории, написанный, скорее, с позиции певца. Он объяснял, что со сцены произнес следующее: "Гостеприимство в Татарстане всегда было на высоком уровне, а в этот раз я впервые встретил в своей жизни такого негостеприимного татарина на своем пути. И спросил у зала, нужен ли ему перерыв. Зрители от антракта отказались, и концерт продолжился". Так пишет "Комсомольская правда". И стало уже решительно невозможно разобраться, что же там произошло, в Казани, хотя свидетелями истории были тысячи людей, и "Комсомольская правда" даже бросила клич к читателям, напишите, как было на самом деле, слишком уж разные трактовки.

И вот сейчас мы обратимся в Казань к Айсылу Кадыровой. У Айсылу был очень подробный репортаж об этом концерте. Кстати, в начале этого репортажа она как бы оправдывается, почему она вообще пошла на концерт Филиппа Киркорова: «Его не любят представители и поклонники академической музыки, терпеть не могут рокеры, панки и металлисты, зато он нравится Владимиру Путину. В августе 2006 года, будучи президентом России, Путин с супругой посетили концерт Киркорова в Сочи, после которого зашли в его гримуборную, чтобы лично подарить певцу букет роз и наговорить комплиментов. Как вспоминал в одном из интервью сам Киркоров, тогда Путин признался ему, что это он, будучи помощником мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, готовил в марте 1994 году свадебный банкет для него и для Пугачевой». И дальше Айсылу говорит, что она-то пошла, скорее, посмотреть на знаменитых фанатов Киркорова. И тогда в ее подробнейшем репортаже об этом концерте никакого "маленького черного татарина" не было. Я читаю, что вы тогда написали. "Певец спросил публику: "Вы не устали?". "Нет", заорал зал. "Может, перерыв?" – предложил певец. "Нет, пой", стали кричать ему с мест. "Я рад, что антракт вам не нужен, как и мне. Здесь хочется петь, а не есть бутерброды. Сейчас начнется самое интересное", - пообещал Филипп. Никаких упоминаний ни о каких оскорбительных высказываниях.

Айсылу Кадырова: Да, потому что не было такой фразы, такого словосочетания "маленький черный татарин" из уст Киркорова я не слышала. Он говорил о "маленьком черном неврастенике", который подбежал к нему в гримерку и стал требовать антракта для того, чтобы продать бутерброды. И я не поняла, кого он имеет в виду. Я могла только догадываться. И при этом я понимала, что зрители, которые сидят в зале, они тоже не понимают, о ком речь, более того, им это абсолютно неинтересно. Им хотелось слушать Филиппа дальше, им хотелось продолжения концерта.

Елена Рыковцева: И потом вы разговаривали с человеком, который посчитал себя обиженным, я видела ваше интервью с ним, и вы спрашивали его, почему он принял все это на свой счет, и вам показались его объяснения достаточно разумными?

Айсылу Кадырова: Вы знаете, в этом описании, в этой характеристике он узнал себя, ему показалось так, и почувствовал себя оскорбленным. Я же считаю, что певец, скорее всего, и хотел это сделать, хотел оскорбить, но так, как он это сделал, это не выглядит оскорблением, на мой взгляд.

Елена Рыковцева: То есть прозвучало "черный неврастеник", "маленький черный неврастеник", как вы это слышали, "который заставляет делать антракт в нашем замечательном представлении".

Айсылу Кадырова: Да.

Елена Рыковцева: Я поняла. Кстати сказать, очень любопытно, что в другой газете казанской, которая называется "Время и деньги", журналист говорит: что же вообще за проблема, даже если он сказал "маленький черный татарин"? «Если так возникает вопрос, можно ли расценить, как оскорбляющее кого бы ни было словосочетание "маленький рыжий русский" или "маленький черный еврей", грузин, армянин и далее по списку, наконец, "большой черный болгарин". На мой взгляд, нет, - пишет этот человек. – Если не видеть чего-то непотребного в названии наций и характеристике цвета шевелюры человека". Но что бы ни писал журналист Юрий Алаев из Казани, я то, конечно, считаю, что если так это прозвучало, это оскорбительно. Лена, у вашей газеты какая позиция по этому поводу? Вы как, в конце концов, смоделировали ситуацию? Что он сказал, Киркоров?

Елена Лаптева: Вы понимаете, изначально история к нам попала так. Журналистка наша пообщалась с "маленьким черным неврастеником" Ларионовым, как она пишет…

Елена Рыковцева: Еще один судебный иск, хватит уже судебных исков.

Елена Лаптева: Она сама так написала, это в кавычках, "маленький черный неврастеник" написано. И потом, что обидного в слове "неврастеник"? Это медицинский диагноз. Я думаю, если что, Ларионов сможет как-то подтвердить, есть он у него или нет. Так вот, потом мы пообщались уже со всеми сторонами. Да бог бы с ним, каждый, естественно, будет говорить в свою сторону. Но мы посмотрели видео, где все понятно, кто что говорит, что говорил Киркоров со сцены. Потом почитали форум.

Елена Рыковцева: И что он говорит на этом видео? Кстати, сразу скажу, Айсылу, подтвердите, вам он говорит в интервью, что это смонтированный ролик.

Айсылу Кадырова: Он считает, что смонтировано, но он ведь не был в зале, он не слышал все это своими ушами и не видел своими глазами.

Елена Рыковцева: А вы как считаете? Вот вы видели это. Вы считаете, это смонтировано или это то, что вы видели своими глазами?

Айсылу Кадырова: Это то, что я видела своими глазами, это не монтаж.

Елена Лаптева: И вот там Киркоров, соответственно, ведет концерт, довольный, спрашивает зрителей, как, вы хотите перерыв, не хотите. Он решил, видимо, себя проверить. Зрительское "нет". Он говорит: "Какой-то маленький черненький неврастеник подбежал, начал со своими бутербродами". Это не звучало так, что оно кого-то клеймит и т. д., и т. п. Потом еще мы почитали комментарии у нас на форуме. Разные люди пишут. Нужно проверить их адреса, откуда они, с одного IP-адреса, как многие подозревают, например, в таких случаях, что это один адрес…

Елена Рыковцева: Из Балашихи.

Елена Лаптева: Да, из Балашихи.

Владимир Захватов: Это Нина Юрова из тюрьмы, из камеры, где 44 человека, в том числе три женщины со СПИДом.

Елена Лаптева: Очень многие люди пишут о том, что прекрасный концерт и вообще даже никто этого не заметил, чего вы прикопались. Ну, Ларионов, может быть, действительно перенервничал.

Елена Рыковцева: Айсылу, скажите, пожалуйста, если бы действительно прозвучало все это так, как утверждает сейчас Юрий Ларионов, вы же лучше знаете психологию людей, их отношения, был бы обижен целый город, была ли обижены целая нация и были бы протесты других людей по этому поводу?

Айсылу Кадырова: Как говорит Ларионов, если он при этом действительно был бы татарином, то, я думаю, да. То есть практически все были бы на стороне Ларионова, я считаю.

Владимир Захватов: У администрации театров часто бывают конфликты с исполнителями, часто бывают конфликты, когда телохранители кого-то бьют. Ну, таков шоу-бизнес. Наверное, это тоже привлекает внимание.

Елена Рыковцева: Вот к чему мы пришли в итоге, надо же, все-таки собрали какое-то понимание картины в результате этого обсуждения. Все-таки был концерт, в котором Филипп Киркоров, наверное, был обижен на администратора, который призывал его сделать перерыв, хотел его, видимо, как-то уесть, но уел не так оскорбительно, как об этом впервые написала ваш корреспондент и как трактует это Юрий Ларионов, а использовал такое выражение, как "маленький черный неврастеник», который хочет лишить вас моего общества на целых 15 минут.

Владимир Захватов: Вы знаете, я бы встал, может быть даже на сторону защиты Киркорова в этом случае. Потому что певец, это такое напряжение, как натянутая струна, на концерте. Он мог, конечно, что-нибудь такое ляпнуть, и за Киркоровым это водится, может быть в истории с Татарстаном, может быть, я бы встал на его защиту.

Елена Лаптева: Важный момент. Как замдиректора театра Ларионов обязан был посмотреть контракт, в котором русским по белому написано…

Елена Рыковцева: Хорошо сказала, русским по белому.

Елена Лаптева: Что не делает Филипп Киркоров антракт в своих выступлениях. Поэтому прибегать за пять минут к человеку, который готовится к концерту, и требовать у него сделать антракт для бутербродов, это, по меньшей мере, непрофессионально.

Владимир Захватов: Не забывайте, что это был республиканский театр оперы и балета, тут не о бутербродах речь.

Владимир Захватов: Да, бутерброды продавали там, Айсылу?

Елена Рыковцева: Уже не продавали, потому что антракта в итоге не было. То есть бутерброды засохли и действительно в ущерб этому бедному театру. Можно ли, Айсылу, сделать такой вывод, что эта история все-таки там, в Казани, не оскорбила общество так, как когда-то оскорбило все общество, безусловно, история с Ароян, которую безобразно обозвал Филипп Киркоров.

Владимир Захватов: Да, это было ужасно.

Айсылу Кадырова: На мой взгляд, тут обиды не было. Было и продолжается какое-то такое веселье по этому поводу.

Елена Рыковцева:Нам звонит Мария Ивановна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я очень сочувствую Нине Юровой и Вере Японцевой, очень понимаю неприятность, произошедшую с Ароян. Но, честно говоря, я не понимаю, что у нас в обществе происходит. Все мы с жаром кинулись обсуждать дела Филиппа Киркорова, когда рядом с нами есть такие тяжелейшие судебные процессы, когда бабушку 1918 года, участницу ВОВ, вынуждают проживать в комнате 12 квадратных метров с дочкой и с внуком.

Елена Рыковцева: Да, спасибо большое. Мария Ивановна, мы такую аргументацию в своих программах не принимаем, иначе мы бы вообще ничего не смогли бы обсуждать. На любую тему, которую мы обсуждаем, нам бы говорили, вы обсуждаете это, а ведь рядом вот это, а рядом еще что-то ужасное. Михаил Андреевич из Москвы, пожалуйста, говорите.

Слушатель: Вы знаете, я накануне 1994 года, в 1993-м, снимался в массовке в "Огоньке". Видел там Аллу Пугачеву накануне ее свадьбы с Киркоровым. После этого она развелась с Киркоровым, когда он устроил скандал с этой армянской девушкой. Так вот, как у них сейчас складывается, какого мнения Алла Пугачева о Филиппе Киркорове, у меня такой вопрос.

Владимир Захватов: Я могу ответить на этот вопрос.

Елена Рыковцева: Да неужели?

Владимир Захватов: Через очень хорошего своего знакомого, который долгие годы работал на телевидении, дружил с Аллой Борисовной. Он сказал, Алле Борисовне абсолютно глубоко фиолетово все, что происходит с Киркоровым.

Елена Лаптева: При этом он был у нее на юбилее и был у нее на закрытом банкете. Ну как, никого она из бывших мужей не приглашает.

Владимир Захватов: Она не хочет лезть в эти скандалы, понимаете.

Елена Лаптева: Пугачева?! Это вы про Пугачеву говорите (смеется), что она не хочет лезть в скандалы?

Владимир Захватов: Пугачевой вот это точно не нужно.

Елена Лаптева: Вот этот мелкий скандал с Юровой и Японцевой, конечно, он ей не нужен, это и Киркорову не нужно.

Владимир Захватов: Лена, я говорил с рядом композиторов, с рядом шоуменов, они очень настороженны, им не нужен этот скандал, потому что в этих делах, в рекламных, в пиаровских ходит очень большая куча черного нала. И если сейчас всерьез взяться за эти договора… Вы не забывайте, у Киркорова был недавно скандал в Израиле, где было два договора с разными ценами, 26 тысяч долларов и 200 тысяч долларов, получилось, что налоговики Израиля предъявили ему претензии на 186, короче говоря, на огромную кучу тысяч долларов.

Елена Лаптева: Документов не видела.

Владимир Захватов: Вы можете почитать, это все выложено в интернете. Я звонил коллегам в Израиль и мне сказали, что это дело до сих пор, вот этот вывоз этих лишних 180 тысяч долларов из Израиля и так далее, и так далее, до сих пор находится на изучении, исследовании у налоговых служб Израиля.

Елена Рыковцева: Мы послушаем Олега из Москвы.

Слушатель: Здравствуйте. У меня есть знакомый интернет-журналист, который говорит, что все эти конфликты, все эти скандалы на 99 процентов устраивают сами артисты.

Елена Рыковцева: Владимир с этого начал.

Владимир Захватов: Сами звезды.

Слушатель: А вопрос у меня вот какой. Вы сказали, что Филипп Киркоров, безусловно, звезда. Ну, на небе вообще-то тысячи звезд. Когда мы говорим, звезда, имеется в виду, очевидно, что эта звезда…

Елена Рыковцева: Это очень популярный человек в России, его знают все. Вот это то, что я называю «звездой» поп-музыки.

Слушатель: Да. Но мне кажется, что здесь уже напомнили, что звездой он стал только потому, что светил отраженным светом действительно звезды первой величины.

Елена Лаптева: Вы просто посмотрите в интернете, кстати, посмотрите, когда он начал петь, какие песни, когда стали хитами и т. д., и т. п. Это немножечко несправедливо.

Елена Рыковцева: Олег, мы можем с вами его не любить, мне он абсолютно несимпатичен как исполнитель, но я не могу отрицать того, что он был ярким, молодым, талантливым, блестящим.

Владимир Захватов: Я его одно время очень любил. Очень любил.

Елена Рыковцева: Он выигрывал какие-то конкурсы, честно выигрывал, до этой свадьбы, и она его не случайно выбрала, потому что она выбирает, как мы уже замечаем, не кого попало себе в партнеры.

Слушатель: Можно все-таки вопрос?

Елена Рыковцева: Конечно.

Слушатель: Скажите, все-таки сейчас он уже не такой молодой, есть достаточно много других конкурентов. Так вот, все-таки эти конфликты, они возникают спонтанно от его характера или это продуманная политика?

Елена Рыковцева: Очень хороший вопрос. Продуманная политика для своего, как это сказать, мелькания. Пожалуйста, Лена, нужны ли Киркорову эти скандалы для его репутации, для имиджа, для поддержания известности?

Елена Лаптева: Как мне кажется, Киркорову эти скандалы не нужны по двум причинам. Во-первых, потому что он… Вы, конечно, загнули, Филиппу Киркорову всего, по-моему, 42 или 43 года, я не помню, но он достаточно молодой человек.

Елена Рыковцева: 1966 года.

Елена Лаптева: Да, он достаточно молодой человек, во-первых. Во-вторых, он уже действительно репутацию себе создал, без работы он никогда не останется, я думаю. Да, он собирает, один из немногих в стране, аншлаги во всех залах.

Владимир Захватов: Не всегда.

Елена Лаптева: Всегда. Во-вторых, человек несет на себе огромную ответственность, он артист. Эти скандалы, они только разве что истощают, обижают его внутренне. Мне кажется, что это неправильно на человека набрасываться с какими-то обвинениями, если нет никаких фактов, доказательств и т. д., и т. п. Давайте мы будем слушать музыку, а не парить себе и другим мозги такими вещами.

Елена Рыковцева: Не получается только слушать музыку.

Владимир Захватов: Но тут получается этот скандал.

Елена Лаптева: Да какой это скандал?

Елена Рыковцева: Это не просто скандал, люди в тюрьме сидят.

Владимир Захватов: Вы меня извините, двух женщин засунуть в тюрьму – это не скандал?

Елена Лаптева: Виновата, будешь сидеть в тюрьме. Вор должен сидеть в тюрьме.

Владимир Захватов: Тогда, в таком случае, надо посадить, как говорили адвокаты Юровой, половину нашей страны, потому что мы все пользуемся нелицензионным "Майкрософтом".

Елена Лаптева: С доказательствами давайте посадим.

Владимир Захватов: А доказательств, пожалуйста, пусть милиция в любой дом зайдет. Дело вот в чем. Я считаю, что Киркоров…

Елена Рыковцева: А вы что скажете в ответ Олегу?

Владимир Захватов: Что Киркоров и его команда спланировали эту акцию для пиар-обеспечения.

Елена Рыковцева: Первую?

Владимир Захватов: Вот эту первую, с Юровой.

Елена Рыковцева: Не казанскую. Казанскую не планировали.

Владимир Захватов: Для пиар-обеспечения его грандиозного турне по нескольким странам. Более того, я знаю, что Киркорову сейчас даже не кладут на стол то, что происходит в интернете, что говорят и так далее, потому что этим возмущены фанаты его, на фанатские сайты зайдите и посмотрите. Киркоров сейчас, после того, как он написал заявление в милицию на этих двух девушек, он исчез из информационного поля, не дают комментарии никто из его команды.

Елена Лаптева: Слушайте, вы так уверенно говорите кучу какой-то, как мне кажется, странной информации, я знаю и т. д., и т. п. Люди-то вам верят, но это же неправда по большей части.

Владимир Захватов: Ну люди возмущены, на сайтах Киркоров пропал.

Елена Лаптева: Посмотрите в интернете, все есть. Даже у меня самой был комментарий Киркорова по этому делу, комментарий адвокатов.

Владимир Захватов: Мне адвокаты Киркорова прямо сказали, что мы с ним перезваниваемся каждый день, он нам дает указания.

Елена Лаптева: Да он в туре сейчас. Он выступает по России.

Елена Рыковцева: Нет, подождите, он сейчас в туре, адвокаты дают комментарии газетам, по этому делу в том числе. Но причем здесь это? Вы говорите о том, что команда его спланировала вот эту акцию.

Владимир Захватов: Это мощная пиар-акция.

Елена Рыковцева: Зачем она им, вот такая? Зачем?

Елена Лаптева: Можно, я скажу?

Елена Рыковцева: Да.

Елена Лаптева: Смотрите, мое личное мнение. Если ты артист, как Филипп Киркоров, для тебя лучший пиар будет, если ты начнешь с кем-нибудь встречаться, выходить за кого-нибудь замуж, жениться и т. д., и т. п. Вот на таких вещах пиар идет намного больше, это сразу глянцевые обложки, фотографии и т. д., и т. п.

Елена Рыковцева: Да. А это какой-то грязноватый, это все с тюремной камерой, страшные вещи.

Елена Лаптева: А это грязь, понимаете, не будет Филипп таким специально заниматься.

Владимир Захватов: Ну, эта грязь уже несколько лет длится.

Елена Лаптева: Да какая? Ну, сорвался артист, господи, мы же его сами и довели.

Елена Рыковцева: Так, давайте я прочитаю пейджер. Ирина пишет: "В течение многих лет мне отвратительны два человека – Майкл Джексон и Киркоров. Не хочу о нем ничего слышать". Наверное, уже отключилась давно от нашей программы Ирина.

Елена Лаптева: Майкл Джексон великолепный и лучший танцор в мире, кстати.

Елена Рыковцева: "С восьми лет слушаю рок, он был запрещен в СССР. В перестройку появился русский рок. Киркоров мне до лампочки, не смотрю и не слушаю". Андрей, мы никого не призывали тут слушать и смотреть Филиппа Киркорова, о другом у нас идет речь.

"Хотелось бы знать, сколько заработали девушки, работая с Киркоровым".

Владимир Захватов: Я могу сказать.

Елена Рыковцева: Скажите.

Владимир Захватов: Считайте, если, условно говоря, стоили вот эти услуги, как они утверждают, порядка полмиллиона долларов с учетом процентов, которые за год набежали и так далее, и так далее.

Елена Рыковцева: Которые им не выплатили.

Владимир Захватов: Да.

Елена Рыковцева: А сколько они в итоге получили?

Владимир Захватов: Я думаю, если плюс к этому порядка 15 процентов агентских, как это обычно делается, вот и считайте.

Елена Рыковцева: Хорошо зарабатывали.

Владимир Захватов: Неплохо, да.

Елена Рыковцева: Если это правда, что они у него работали.

Владимир Захватов: Но он, правда, не заплатил. Он сказал, что это подарок.

Елена Рыковцева: Подождите, на последних секундах вопрос. А до этого он им платил или они вообще с чистого лица?

Владимир Захватов: Естественно. Я даже не удивлюсь, если в итоге все-таки придет момент, когда это дело просто закроют, когда кончится пиар-кампания.

Елена Рыковцева: Все. Значит, все-таки зря вы добавили фразу "только он им не заплатил". Вот нас спрашивал слушатель, сколько они получали. Вы рассчитали, сколько они примерно получали, а потом он уже не заплатил.

Владимир Захватов: Примерно рассчитал, да.

Елена Рыковцева: Сызрань. Александр. "Отечественный шоу-бизнес – это беспросветное декадентство, не вызывающее к себе ни малейшего сочувствия".

Николай пишет, что "российская каста гламурных звезд, которые слабенькими голосами в окружении компьютерной музыки и подтанцовок создали себе славу и роскошную жизнь, а все их суды – это пошлый пиар, лизоблюдство".

"Если бы на концерты господина Киркорова никто не ходил, ему бы не помогли никакие аферы и скандалы", пишет Борис.

"Меня очень смущает желание многих заглянуть в частную жизнь других, хотя тайна частной жизни охраняется государством. Ведется прослушка, видеосъемка", Александр.

Но это не доказано, что они заглядывали.

"Иногда повышенная раздражительность может быть следствием скрытой наркомании", - полагает Владимир из Москвы.

Не успеваю прочитать все сообщения, завершаем программу.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG