Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В том давнем уже интервью, которое Руслан Аушев дал журналу "Коммерсантъ-Власть" сразу после назначения Евкурова, экс-президент Ингушетии расценивал свои шансы вернуться во власть трезво. То есть с полной безнадежностью. "Мои взгляды на политику на Кавказе и взгляды Кремля, – подытоживал он, – это разные вещи, вот и все. Человека со своим мнением на Кавказ не пошлют".

В последней фразе звучала ревность. Герой-афганец Аушев, конечно, желал успеха полковнику гвардии Евкурову, но о собственной отставке по-прежнему вспоминал с болью. Кроме того, он не верил, что бесспорно честный, но ни дня не проработавший в республике Евкуров сумеет разгрести завалы, оставшиеся после Зязикова. И все же радость по поводу увольнения генерал-майора ФСБ, которого дружно ненавидела вся Ингушетия, Руслан Султанович разделял со своим народом. Поэтому на собственной карьере окончательно ставил крест, а приштинского героя собирался поддерживать.

Сегодня он вновь заговорил о своем возвращении.

Причина вроде бы ясна. После теракта тяжело раненный президент надолго выбит из строя, и вот Аушев "готов вернуться на время лечения Евкурова, пока он не выздоровеет", если на то будет воля Медведева-Путина. Звучит вроде бы логично, тем не менее слова Аушева вызывают легкое недоумение. Во-первых, никто из тандема явно не намерен приглашать его во власть. Во-вторых, разве он сам не говорил о несовместимости своих взглядов с национальной политикой Кремля?

Говорил. И вряд ли с тех пор переменил свое мнение. Значит, дело не только в том, что республика осталась без президента. Должен быть иной, столь же серьезный повод, чтобы Руслан Султанович, не боясь кривотолков, сделал это весьма рискованное заявление.

Повод имеется.

Незадолго до выступления Аушева о своих контртеррористических притязаниях на власть в Ингушетии сообщил Рамзан Кадыров. Он уже побывал в Магасе, где встретился с и.о. президента Гайсановым. Он уже получил добро от Медведева. Он уже открыл сезон охоты на боевиков и приступил к наведению порядка. "По горским обычаям", как выразился Рамзан.

Свежая эта новость ужаснула не только Аушева. Все, кто хоть немного разбирается в ситуации на Кавказе, понимают, что для полного счастья там не хватает только Кадырова. С его эксклюзивными методами борьбы с террором, которые страшней самого террора. А также широко разрекламированным образом собирателя земель кавказских, который вполне уже созрел для руководства Чечено-Ингушской АССР.

Услышав эту новость, эксперты хватаются за голову. Руслан Аушев выступает как политик. Он знает, что власть ему не отдадут, но считает необходимым сказать: "Если (в Москве) есть желание еще усугубить ситуацию в этом регионе, то, конечно, такое решение (вызов Кадырова) правильно". Он от всей души советует соседу заниматься своей республикой, где «еще проблем миллион и маленькая кучка», а про Ингушетию забыть. Он предостерегает: будет только хуже, если порядок в республике начнет наводить Рамзан.

У них вообще разные представления о «порядке» – у Кадырова и Аушева. Президент Чечни незаменим, когда надо растоптать пламя мятежа, ибо от природы глух к крикам затоптанных. Напротив, экс-президент Ингушетии – убежденный сторонник солженицынской формулы "сбережения народа". За это его и любят в республике, где еще свежа память об эпохе Аушева. О временах совсем не вегетарианских, связанных с войнами в соседней Чечне, в которых он однако не участвовал и сумел уберечь большинство своих соотечественников. За что и поплатился должностью, и годы подряд обречен был бессильно наблюдать, как Ингушетия при новом, чекистском руководстве превращается в Ичкерию.

Сегодня, когда эта Чечня эдак бодренько является ингушам в образе Кадырова, оставаться пассивным созерцателем Аушеву совсем уж невыносимо. И ревности ни на грош. Он не рвется в Магас, он стремится спасти республику от наихудшей участи. Это не властолюбие. Это отчаянье. И если власть его не услышит, то жертвами покушения на Евкурова могут стать все ингуши.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG