Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кампания «стеклянные карманы» в Испании


Владимир Тольц: По статистике ООН, которая анализирует степень коррумпированности 180 стран мира, Испания находится в первой тридцатке и, таким образом, относится к наиболее пораженным этим злом государствам. Что думают о коррупции сами испанцы? Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Известно, что честность служащих и политиков во всех странах проявляется одинаково, а коррупция – по-разному, в самых разнообразных формах. Если, к примеру, в Испании вас остановит полицейский за нарушения правил дорожного движения, то даже не пытайтесь от него отделаться с помощью денежных знаков. Исключения, конечно, могут быть, но, в принципе, здесь полиция взяток не берет. Не «берут на лапу» за выдачу справок чиновники муниципальных служб, паспортистки, преподаватели - за поступление в ВУЗ или сдачу студентами очередной экзаменационной сессии, не берут взяток с подсудимых судьи и так далее. Системы «откатов» городскому начальству за открытие и деятельность предприятий торговли и общественного питания здесь тоже нет.
Кто же тогда берет взятки и почему Испания занимает «почетное» - в кавычках - место в списках наиболее коррумпированных стран мира? Говорит Мигель Бернар, председатель борющейся с коррупцией общественной организации «Чистые руки»:

Мигель Бернар: Судья второй палаты Верховного суда Мартин Паллин говорит, что корни нашей коррупции в городском строительстве. Деньги здесь огромные. За счет этих денег кормятся и строительные компании, и служащие, и местные политики. А оплачивают все обычные граждане, покупатели жилья. Им приходится платить за него в три раза больше реальной стоимости, поскольку в цену закладываются «откаты» муниципалитетам за предоставление земельных участков и лицензий на строительство.

Виктор Черецкий: Поясним, что в последние 15 лет строительство являлось главной и самой доходной отраслью испанской экономики. Жилье возводилось и в крупных городах, и на побережье – в курортных поселках, в том числе для иностранцев, желающих проводить свой отпуск в Испании. Несмотря на высокие цены, недвижимость еще недавно, до начала нынешнего экономического кризиса, была доступна большинству испанцев и западноевропейцев, поскольку банки предоставляли им - под низких процент - ипотечные кредиты сроком до 30 лет. По мере роста размаха строительства росли и масштабы коррупции. Мигель Бернар:

Мигель Бернар: Мы находимся на минном поле. Наша страна поражена раковой опухолью, которую уже невозможно удалить. Наши правоохранительные органы не имеют ни возможности, ни средств, чтобы справиться с этой смертельной болезнью. В настоящее время прокуратуры разного уровня открыли более двух тысяч дел по поводу коррупции, связанной с городской застройкой. Они говорят, что сталкиваются с нарушением закона на каждом шагу и что от этого у них опускаются руки, поскольку справиться с подобной ситуацией невозможно. К примеру, по данным главного прокурора по надзору за городским строительством, в стране примерно сто тысяч домов построены незаконно, за взятки, данные мэриям. Эти здания возведены на участках, не подлежащих застройке, а посему по закону их следовало бы снести.

Виктор Черецкий: Строительство – это область, откуда коррупционеры черпают деньги, но причина коррупции, естественно, не в самом факте массовой застройки. Она в людях. Мигель Бернар считает, что всему виной огромный, чуть ли не самый большой в Западной Европе, бюрократический аппарат. Армия чиновников всех уровней, унаследованная со времен царившего в Испании почти сорок лет тоталитарного франкистского режима, буквально держит за горло испанскую демократию.

Мигель Бернар: Это целая каста, отличная от других испанских граждан. Они обосновались и на уровне регионального управления семнадцатью автономиями, из которых состоит Испания, и на уровне восьми с лишнем тысяч муниципалитетов. Действуют чиновники практически безнаказанно, поскольку внутреннего контроля за их деятельностью нет, ну а прокуратура, как мы уже сказали, не в состоянии контролировать всех и вся. Власть, как таковая, имеет свойство коррумпировать чиновника. Она находится слишком близко к общественному богатству и дает возможность нарушать закон, используя служебное положение. Разумеется, коррумпированию чаще всего подвержены лица, не обладающие совестью и этическими принципами.

Виктор Черецкий: Чтобы получить хорошее место под солнцем, «доходную» чиновничью должность, следует быть членом или иметь хорошие отношения с какой-либо партией, желательной той, что победила на местных выборах и правит в том или ином городе или поселке. Тандем чиновников и политиков и создает несокрушимую, по выражению Мигеля Бернара, коррупционную систему в Испании. Иногда местные чиновники сами придумывают какую-нибудь партию, чтобы влиять одновременно на законодательную и исполнительную власть. Известная мадридская тележурналистка Исабель Сан-Себастьян:

Исабель Сан-Себастьян: Вспомним, что у нас в последние годы появились региональные партии, деятели которых преследуют лишь одну цель: обогащаться за счет коррупции. Взять хотя бы так называемую Националистическую партию Балеарских островов, Союз острова Мальорки или Партию Кантабрии. В региональных парламентах депутаты от этих партий, как правило, блокируются с ведущей партией, обеспечивая ей большинство в представительных органах в обмен на передачу в их руки строительных департаментов. Делается это с целью получения взяток. Эти факты на лицо и все с ними смиряются.

Виктор Черецкий: Более того, Исабель Сан-Себастьян считает, что испанцы благодушно относятся к подобной партийно-чиновничьей системе. Многие полагают, раз человек попал в эту систему, значит не грех и брать «комиссионные», то есть взятки. Тем более, что эти взятки коррупционеры берут вроде бы не с простых людей, а с дельцов из строительных компаний. Хотя, как мы уже сказали, к дельцам деньги попадают именно от граждан, покупающих в три дорога жилье:

Исабель Сан-Себастьян: Не секрет, что речь идет о деньгах рядовых испанцев, которые они зарабатывают в поте лица. Они знают, что цены за жилье растут, что теперь за квартиру приходится расплачиваться почти всю жизнь, но не догадываются, что растут эти цены, в частности, от того, что чиновники и политики обогащаются за счет строительства. Так что коррупционерам фактически платят сами граждане.

Виктор Черецкий: Данный парадокс возмущает журналистку. Однако, ей известно, что испанская бюрократия не только одна из самых громоздких в Западной Европе, но и самая неэффективная. На решение какого-либо административного вопроса уходят не часы и не дни, а недели, месяцы и даже годы. И этот факт раздражает испанцев больше, чем взятничество.

Исабель Сан-Себастьян: Очень многие жители нашей страны воспринимают коррупцию как неминуемое зло и говорят, махнув рукой: Бог с ними, пускай берут взятки, лишь бы, помимо воровства, еще что-то делали! То есть, мне кажется, что в создавшейся ситуации во многом виноваты мы сами, жители этой страны, соглашающиеся с нынешним положением дел. Мы не смеем потребовать с администрации честности и эффективной работы. Нам не хватает демократических традиций, чувства гражданской ответственности, чтобы положить конец некомпетентности и коррупции чиновников.

Виктор Черецкий: С мнением Исабель Сан-Себастьян согласна и мадридский социолог, университетский преподаватель Патрисия Росети. Она тоже видит причины коррупции в слабости испанской демократии, в отсутствии демократических традиций. Если в странах, где такие традиции существуют, люди идут на выборы, чтобы проголосовать за кандидатов, в которых они верят, то в Испании обычно избиратели голосуют за партию, а не за кандидатов. К примеру, кто-то отдает свой голос за социалистическую партию только потому, что социалистом был его дед.

Патрисия Росети: Большинство говорит, мы голосуем за тех-то, потому что всегда за них голосовали и нам все равно, хорошие они или плохие. Программы партий нас не интересуют. Люди не думают, кто может принести им больше пользы, и выбирают политиков, в основном, в зависимости от своих семейных традиций.

Виктор Черецкий: Между тем, Мигель Бернар, руководитель неправительственной организации «Чистые руки», считает, что в Испании партийная карьера, причем в любой партии, независимо от ее идеологической ориентации, стала самым легким путем к обогащению.

Мигель Бернар: Политики втягиваются в коррупцию, как в наркотики. Политическая карьера быстро решает все бытовые проблемы, открывает доступ в любые сферы, к быстрому обогащению. Хотя у нас существует закон, предписывающий политикам декларировать свое имущество и свои доходы, он никогда не соблюдается.

Виктор Черецкий: И все же единственный путь борьбы с коррупцией, как считает Мигель Бернар, это гласность. Он говорит, что у политиков и чиновников должны быть «прозрачные карманы».

Мигель Бернар: Гласность – это лекарство от коррупции. Правдивая информация о доходах политиков и чиновников должна быть достоянием общества, как и доходы отдельных партий. Ведь сейчас в финансы партий никто не вмешивается. Они не только получают деньги от государства, но и «подарки» от кого угодно. С подобной практикой следует покончить. В дело борьбы с коррупцией должны быть вовлечены все граждане. Ведь у всех нас есть, в соответствии с законом, право разоблачать преступления, чтобы они не оставались без наказания.

Виктор Черецкий: Впрочем, бороться с коррупцией в Испании мешает не только безразличие населения к этому явлению, не только слабость юридической системы, но и политические игры, которые ведутся конкурирующими партиями вокруг этого явления. Здесь, к примеру, стало «модным» обвинять в коррупции какого-нибудь видного политика накануне очередных выборов с целью бросить тень на партию, которую он представляет. Так было совсем недавно, когда социалисты обвинили в коррупции губернатора провинции Валенсия Франсиско Кампса, деятеля либеральной Народной партии. Он, видите ли, брал взятки костюмами. Социолог Патрисия Росети:

Патрисия Росети: Тот факт, что политик такого уровня мог взять какие-то взятки костюмами, не вписывается в панораму испанской жизни. У нас из серьезной проблемы национального масштаба, которой является коррупция, в очередной раз устроили цирк. Привлекли некоего портного с фальшивыми счетами, устроили скандальное разбирательство и так далее. В результате, разумеется, ничего не доказали, но шума наделали много. И это при том, что всем известно, губернаторы у нас берут взятки миллионами евро, а не костюмами, которые они могут купить на свою зарплату.

Виктор Черецкий: «Игры» вокруг коррупции лишь способствуют росту безразличия к ней населения. Привыкли испанцы и к тому, что порой политиков и чиновников разного уровня обвиняют в коррупции их бывшие жены или любовницы. В таких случаях, истории привлекают не столько прокуратуру, сколько так называемую «розовую», то есть пишущую о светских новостях, прессу и ее основных читателей – домохозяек. Профессор-политолог Мадридского университета Алехандро Ньето:

Алехандро Ньето: У нас множество случаев подлинной и мнимой коррупции были раскрыты в результате скандалов на бытовой почве. Обиженная сторона обычно заявляла: «Ах, так! Ты уходишь к молодой, ты меня бросаешь, получай за это!» Взять хотя бы один из самых знаменитых коррупционных скандалов прошлого, связанный с Хуаном Герра, братом бывшего зампреда правительства Альфонсо Герра. Он не брал взяток больше других, но размах скандала был связан с тем, что на него заявила жена, узнав, что у супруга молодая любовница.

Виктор Черецкий: Известно, что коррупция заразительна. И даже некогда честные государственные служащие, видя, что все кругом «берут» и злоупотребляют служебным положением, начинают сомневаться, правильно ли они живут. За примерами далеко ходить не приходится. Самый известный испанский юрист – судебный следователь Бальтасар Гарсон, получивший известность благодаря преследованию за нарушение прав человека чилийского диктатора Пиночета, других латиноамериканских авторитарных правителей, коррупционеров, мафиози и международных террористов, недавно тоже попался на злоупотреблениях. Гарсон уличен в получении неимоверно завышенных гонораров за чтение неких лекций, а также ссуды от банка, президент которого попал под следствие и был оправдан именно Гарсоном. А ведь он до сих пор считался эталоном честности и неподкупности.
XS
SM
MD
LG