Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Линор Горалик о Майкле Джексоне: "Он был самой красивой бабочкой"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.

Михаил Саленков: 50-летний король поп-музыки Майкл Джексон умер в пятницу в Лос-Анджелесе от остановки сердца. Совокупный тираж альбомов певца составил 750 миллионов копий. В июле Джексон, оказавшийся в последние годы в тяжелой финансовой ситуации, намеревался начать после долгого перерыва мировое турне.

Лиля Пальвелева: Трудно определить, чего в славе Майкла Джексона было больше - скандала, эпатажа (достаточно вспомнить, что это чернокожий человек, ставший белым) или восхищения его песнями. Необыкновенно ритмичный, с кошачьей пластикой, он делал все, чтобы сохранить имидж подростка, что, в конце концов, привело к пугающим результатам. Писательница Линор Горалик в своих книгах уделяет особое внимание этой теме - стремлению человека оставаться вечно молодым. Ей слово...

Линор Горалик: Чем ближе любой артист по жанру к поп-культуре, тем сложнее перемешивается его творчество и его образ. Для меня Майкл Джексон - это цельное явление. Если у нас и был король поп-музыки, то это был, безусловно, он, не в последнюю очередь из-за того, что он работал со своим образом, как это делает король. Тщательность, беспощадность к себе, внимание к деталям, которые он проявлял, заслуживали, конечно, одновременно сочувствия и восхищения. Он же был на сцене с младых ногтей. Но для меня, как обывателя, Майкл Джексон - это период его пика, то есть 1980-е годы, период его самой бурной славы и самого большого, на мой взгляд, культурного значения. И там, конечно, он уже вызывал смесь сострадания и восхищения. Восхищения - как человек, который в большой мере крутил поп-культурой, как хотел, а в то же время старался ей соответствовать, идя на какие-то чудовищные жертвы.

Лиля Пальвелева: Какие жертвы вы имеете в виду?

Линор Горалик: Его сложные отношение с его идентичностью и бесконечные медицинские вмешательства, на которые он шел, чтобы создать сценический образ, который, как ему казалось, был бы более мейнстримным, и, насколько можно судить по прессе, его очень сложная, неустойчивая личная жизнь. Это, безусловно, были жертвы образа и жертвы работе, так видится отсюда, по крайней мере.

Лиля Пальвелева: Тем не менее этот образ оказался в Советском Союзе очень востребованным. Мало кого из зарубежных исполнителей издавали такими огромными тиражами, я имею в виду пластинки. Мало кого так часто показывали по телевизору. За что советский зритель и советские продюсеры так полюбили этого исполнителя?

Линор Горалик: Во-первых, давайте абсолютно жестко различать советского зрителя и советских продюсеров, поскольку логика там была не столько рыночная, как совершенно, насколько мы понимаем, другая. За что его любили продюсеры, на это, наверняка, есть ответы у советологов. Я могу предположить, что он был негр, как любили говорить в Советском Союзе, и с этим любили и умели работать, потому что он был представителем якобы угнетенного меньшинства. А во-вторых, потому что он был абсолютно деполитизирован, не было же никаких элементов социального вызова в его творчестве. Поэтому он для советских продюсеров был удобной фигурой. Для советского зрителя ситуация была вообще совершенно другая. Советский зритель любил все западное, что к нему добиралось, будь то хоть болгарские актеры, хоть американские певцы, хоть китайские кроссовки, просто из-за отсутствия свободного выбора и возможности самому выбирать, что его интересует. Кроме того, Майкл Джексон - это не тот случай, какие бывали, например, с итальянскими звездами, когда в Советском Союзе их знали, а больше нигде, включая Италию, не знали. Майкл Джексон был король, он производил на советского зрителя то же впечатление, которое он производил примерно на любого зрителя - бешеного драйва.

Лиля Пальвелева: И вот в этом его главная магия?

Линор Горалик: Его магия в его абсолютной профессиональности, воспитанной с очень малых лет, в том, что было квинтэссенцией того образа, которому хотелось бы, наверное, в тот момент подражать молодому поколению. Он был, с одной стороны, чудовищно мейнстримным и делал все, чтобы быть еще более мейнстримным, а с другой стороны, он был абсолютным воплощением определенного стиля 1980-х годов, он был самой красивой бабочкой из всех бабочек.

Лиля Пальвелева: О певце, который не хотел становиться взрослым, размышляла Линор Горалик.
XS
SM
MD
LG