Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Международный день борьбы с незаконным оборотом наркотиков об актуальности этой проблемы в России говорим с адвокатом, главным редактором газеты "Нарком" Александром Алексеевым


Владимир Кара-Мурза: 26 июня отмечается Международный день борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков. Еще в 1987 Генассамблея ООН постановила отмечать ежегодно этот день во всем мире в знак выражения своей решимости в создании общества, свободного от злоупотребления наркотиками. История борьбы с распространением этого зла насчитывает уже почти сто лет. Еще в феврале 1909 года Шанхайская опиумная комиссия, в работе которой приняли участие 13 стран, в том числе Россия, пытались найти пути ограничения ввоза наркотиков из азиатски стран, но, к сожалению, эта проблема до сих пор не решена, и с годами она становится лишь острее. В настоящее время в мире насчитывается около 30 миллионов человек, испытывающих сильную зависимость от наркотиков. В Международный день борьбы с незаконным оборотом наркотиков об актуальности этой проблемы для России мы говорим с адвокатом Александром Алексеевым, издателем газеты «Пока не поздно». Насколько актуальная проблема борьбы с наркоманией для нашей страны?

Александр Алексеев: Официальные данные больных наркоманией сейчас 3, 2 миллиона человек. Но данные колеблются, в позапрошлом году их было 6, сейчас 3, 2. На самом деле, я думаю, в десять раз больше.

Владимир Кара-Мурза: И как вы считаете, насколько адекватные меры предпринимает
государство?

Александр Алексеев: Государство, к сожалению, на сегодняшний день практически принимает полумеры – это в лучшем случае. Потому что, как вы знаете, есть 122 закон - это так называемый зурабовский закон, который был монетаризация здравоохранения, поэтому на сегодняшний день практически ликвидированы все наркокабинеты, амбулатории, здравпункты, которые находятся на территории Российской Федерации, наркологические кабинеты. И в настоящий момент, конечно, Москва, крупные города, они как-то еще держатся, а практически в провинции медицинской помощи на уровне участковых наркологов, детских, подростковых наркологов практически уже не существует.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Геннадий Гудков, зам главы комитета по безопасности, бывший офицер КГБ, приводит устрашающую статистику.

Геннадий Гудков: 86 человек ежедневно погибает от наркотиков в Российской Федерации, в год это составляет более 30 тысяч. Это, наверное, второй показатель после уголовной преступности людей, которые гибнут в России. Сегодня наркотики, к сожалению, становятся печальной статистикой массовой, 30 тысяч, если мы имеем потерь в год, то это уже выше, чем уровень дорожно-транспортных происшествий, в ДТП гибнет, поменьше цифры. То есть получается, что это огромный риск в целом. Поэтому, конечно, серьезная угроза, серьезный вызов. Это не только вызов России – вызов всему миру. И конечно, нужны консолидированные усилия в борьбе с наркомафией, поскольку это действительно угроза будущему не только России – будущего человечества, будущего вообще всей цивилизации.

Владимир Кара-Мурза: Насколько приблизительная приведенная депутатом статистика?

Александр Алексеев: Вы знаете, на сегодняшний день в стране не проводился мониторинг наркоситуации целенаправленно и службой наркоконтроля, которая отвечает по этим проблемам, с 2005 года. Поэтому говорить о каких-либо цифрах, назвали 3, 2 миллиона, я говорю в 10 раз больше. Никто на сегодняшний день со мной спорить не будет, потому что на сегодняшний день невозможно сказать точно, сколько же в России лиц, которые в системе употребляют наркотики, сколько созависимых, то есть мама, папа, братья, сестры и сколько человек, например, алкоголиков в стране. Я лично, мы математически просчитывали, мы получили порядка 15 миллионов по теории «золотого сечения», но говорить об этих цифрах с уверенностью нельзя. Как вы знаете, недавно страны ШОС выдали цифру на-гора 16 миллионов наркоманов в странах ШОС. Поэтому я считаю, что мы близки к цифре 15 миллионов в стране, плюс наркозависимые, соответственно, вы понимаете, что эта цифра достаточно велика.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Александр Гуров, генерал-лейтенант запаса, член думского комитета по безопасности, призывает к международному сотрудничеству.

Александр Гуров: Что касается мер борьбы, то сегодня неплохо было бы странам ШОС подумать о том, как перекрыть афгано-таджикскую границу, а Европе необходимо подумать, поскольку тысячи тонн идут в Европу, и таким образом, мы, защищая себя, защищаем их. А тут ответственность должна быть долевой. Им подумать о том, как профинансировать в какой-то части наши усилия, как это было раньше. С приходом Иванова на пост начальника комитета по борьбе с незаконным оборотом наркотиков серьезно активизировалась эта работа и, тем не менее, я пожелал бы им увеличить раза в три-четыре координацию с международными силами, потому что одним нам и так же, как им, порсто не под силу. А вообще за наркотиками будущее и в России, и в других странах, если мы так дальше будем все вместе, я имею в виду, пассивно созерцать на Афганистан, который вырабатывает тысячу тонн наркотиков в год.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Александра радиослушателя из Санкт-Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте. Вот некоторым нашим правозащитникам, вроде Ганнушкиной, и слушателям не нравится, что наши милиционеры на улицах довольно часто проверяют бедных гастарбайтеров с Кавказа и Азии, смотрят у них документы, выворачивают у них карманы, в которых нередко находят наркотики, на их съемных квартирах находят уже не дозы, а килограммы наркотиков. Выясняется, что торговля наркотиками – это их дополнительный заработок. Если учесть, что в России гастарбайтеров миллионы, можно помножить, какую лепту вносят они в распространение наркотиков в нашей стране.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, являются ли гастарбайтеры проводниками, наркодилерами?

Александр Алексеев: Вы знаете, одной из инициатив, с которой выступил наш фонд, – это прежде всего экономические проблемы, которые должна решать Россия в ближайшем зарубежье. Тогда у нас не будет гастарбайтеров, которые, безусловно, все-таки везут сюда, так как у них нет работы, они везут себя определенные наркотики. Это различные наркотики, я не буду сейчас перечислять. И мне кажется, экономически Россия должна прежде всего поддерживать ближнее зарубежье с тем, чтобы создавать там, если угодно, рабочие места с тем, чтобы сюда из ближнего зарубежья не везлись, в частности, наркотики.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса гостю Владимира. Известно, что по конечному воздействию на организм человека разрушительному наркотики и алкоголь, они приблизительно одинаково. Первое: почему в России такое повышенное внимание к наркотикам и такое пониженное к алкоголю? И второе: вот коренная Россия, она спилась фактически полностью, уже пьют дети, начиная с 6-летнего возраста, включая и девочек, ясно, какие из них будут матери. Почему в России замалчивается проблема алкоголя и выдвигается на первый ряд эта проблема наркотиков?

Александр Алексеев: Вы несколько не правы в данной ситуации, здесь положение гораздо серьезнее в проблеме алкоголя, чем наркотики. Естественно, это более доступный, это более привычный нашему гражданину и, как вы говорите, детям. Сейчас колоссальные проблемы с подростковым алкоголизмом, с пивным алкоголизмом - это вообще катастрофа, особенно, когда вы видите, что идет молодая мама, тащит коляску и сосет, извините за бытовизм, бутылочку пива. Поэтому вопрос этот не замалчивается. Но, как вы знаете, полгода тому назад Соколов поднимал в передаче «К барьеру!» этот вопрос и в общем-то выяснилось, что если мы сейчас действительно обнародуем цифры по алкоголикам и по наркоманам, кто же их будет лечить и как их будут лечить. У нас нет для этого инструментария, я имею в виду медикаментозного – это таблетки, это терапия и так далее, у нас нет для этого соответствующих врачей. В стране на сегодняшний день просто катастрофа.
Более того, я хочу вернуться к некоторым вставкам наших депутатов, в частности, Гуров у нас в газете выступал тоже, и он достаточно последовательно педалирует все вопросы, которые он сейчас озвучивает. Но дело в том, что на сегодняшний день практически средства на лечение наркомании в некоторых регионах урезаны вообще полностью. Скажем, некоторые, я не буду называть субъекты федерации, их достаточно много по стране, которые полностью сократили это финансирование. Поэтому на сегодняшний день проблема наркомании и проблема алкоголизма, пожалуй, стоит острее, чем наркомании.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, особенно отмечает коварство наркотиков.

Александр Дугин: Наркотики - это подлый способ дать человеку мечту, которая полностью изгнана из нашей жизни. Наркотики притягательны, потому что этот человек хочет глубокого метафизического, мистического, а ему этого не дают. Цивилизация дает только менеджеров, права человека, мразь какую-то вместо того, чтобы заниматься мифом. И люди ищут этого мифа окольными путями, становятся жертвами наркомании и гибнут в молодом возрасте. А кто-то на этом наживается и кто-то манипулирует. Ничего страшнее наркотиков нет, поскольку это легкий, почти бесплатный путь человека в собственное подсознание. А путь туда должен быть более сложный и более ответственный. На этом пути человек учится преодолевать зависимость от внешнего мира. Поэтому ничего подлее наркотиков нет. Для России это огромная проблема, у России нет мифа, у России нет национальной мечты, поэтому лучшие ее люди, молодежь, ребята, девушки становятся жертвой этой гадости.

Александр Алексеев: Я абсолютно согласен, что у России нет национальной идеи, у молодежи нет идеалов, все идеалы разрушены, которые раньше создавались. Плохие они или хорошие – это дело второе, кто как к этому относится, с какой позиции смотреть. Но на сегодняшний день практически молодежь не идеологизирована, даже пускай это будет капитализм, социализм, все, что угодно, у людей нет идеи, у людей нет работы, идет рецессия. Города, которые практически раньше хоть как-то существовали, существовали за счет градообразующих предприятий, практически сейчас на грани выживания и на грани голодного выживания, если угодно. И говорить, естественно, что молодежь хочет забыться - это естественное состояние молодежи, молодежь хочет самоутверждаться, самоутвердиться, жить лучше и у нее нет на сегодняшний день в России никаких перспектив. Особенно, я не говорю большие города, там еще хоть как-то можно жить и работать, а в глубинке, когда было одно предприятие, оно сейчас не работает, и где же работать, и как же жить. Поэтому либо это водка, либо это наркотики. Наркотики - это страшнее, потому что от наркотиков очень трудно излечиться. Если с алкоголем наработаны какие-то позиции, мы знаем, как с ним бороться, то с наркотиками разговаривать очень трудно, особенно с синтетическими наркотиками. Можно только сократить дозу, но не вылечить человека. Та же самая методоновая терапия, которая нам педалируется с Запада, потому что Западу уже некуда девать методон, методоновая терапия - это вообще неизлечимое наркотическое одурманивание, потому что от методона нет лечения, можно только уменьшить дозу.
И естественно, я считаю, что на сегодняшний день страна и не только страна, а все мировое сообщество должно объединиться. Еще в 1846 году первый закон об опиумной наркомании был принят в Египте. Я беседовал с послом Египта и, конечно, он тоже выразил озабоченность этой позиции. Я беседовал с послом Колумбии, который выразил озабоченность этим вопросом и который сказал, что да, надо иметь твердую волю Соединенным Штатам, чтобы не покупать средств в Колумбии, не перерабатывать, а потом, естественно, транслировать по всему миру. Поэтому афганский, как, кстати, некоторые наши политики говорят и, в частности, Иванов, что у нас проблема с афганским наркотиком, я не считаю, что, допустим, колумбийский наркотик или какой-нибудь иной, который идет к нам с севера, он менее безвреден или менее опасен для страны. Поэтому говорить о том, что практически надо перекрывать всю страну по периметру. Но вы же знаете прекрасно, что у нас особенно с Афганистана практически незащищенная граница. Конечно, со стороны Европы она более оборудована, но тем не менее, есть проблемы и там, и тут.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Я не знаю, как в столице идет борьба, но на периферии борьба эта чистой воды ложь. Моя родственница преподает в институте, говорит, в туалет не зайдешь, даже в женский, - шприцы валяются. Все знают притоны цыганские, где можно добыть эту наркоту. И еще: уважаемый адвокат, скажите мне, где еще в мире практикуется, чтобы полиция, как у нас менты подкидывают в карманы наркоту, а потом шантажируют, что посадят.

Александр Алексеев: Я понял вас. Вы знаете, в мире все практикуется, мы не исключение. Единственное, что я могу вам сказать следующее: ситуация сложилась из-за того, что практически в начале перестройки и особенно в 90 годах, до 94 года страна практически перестала заниматься профилактикой наркомании. Из закона о судоустройстве была исключена статья о профилактике, из закона о милиции была исключена статья о профилактике, из закона о прокуратуре была исключена статья о профилактике. Мы на сегодняшний день, наш фонд бьется, мы просим выступить тех или иных чиновников по этому вопросу, никто выступать не хочет. Мы пишем вплоть до президента, и нам говорят, что либо у президента нет времени, либо это не его тема и так далее. Более того, я вам скажу, что, безусловно, сейчас происходит ситуация такая, что, как вы сказали, подкидывают наркотики. Да, это имеет место быть и это проблема, и это большая беда.
Все те функции, которые раньше лежали на правоохранительных органах, в частности, на милиции, были переданы в 2005 году наркоконтролям. Но у наркоконтроля нет ни опыта в тот период, сейчас они немного набирают, безсловно ни нркоконтроль не имеет свои силовые структуры на местах, то есть на земле, в районе. И поэтому если даже сейчас часть вопросов решает милиция и начинаются внутриведомственные противоречия. Милиция раскрывает одно преступление, потом она должна передать это преступление наркоконтролю, милиция не хочет передавать наркоконтролю, и естественно, в конечном итоге что страдает – страдает национальная безопасность. Наркополицейских сейчас 40 тысяч, и они не могут покрыть всю страну. Участковыми не могут быть наркополицейские, они могут курировать район, быть один человек на район, условно, на какой-то район города Москвы или на район Питера или какой-то большой район сельский. Но человек не в состоянии охватить все.
Более того, на профилактику ту, которую всегда советская страна, СССР отдавала огромные средства, и вы знаете, мы победили очень многие болезни и социально-значимые в свое время, я имею в виду СССР. Сейчас выделяется, по-моему, рубль 70 на год на профилактику на одного жителя Российской Федерации в коридоре от 12 до 24 лет. Наша позиция, мы считаем, что у нас болеют дети от 6 до 36 лет, то есть эта вилка достаточно большая. И катастрофа идет в том, что и девочки, и мальчики практически в 12 лет выходят на героин, в 10-12 лет. То есть то, что происходит сейчас в стране - это катастрофа, не замечать ее невозможно. Почему-то соответствующие службы, соответствующие чиновники делают вид, что ничего не происходит.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы знаете, я звоню из края, где у нас конопля дикорастущая прорастает как в Афганистане, у нас климат тоже позволяет. У нас частные дома, где заметят дикорастущую коноплю, накладывают штраф. У нас сейчас очень строго. А 95-96 год в нашем городе наркоманам можно было стать, круто называлось. Многие люди, которые были крутыми, их уже нет в живых, по 25 лет, по 26, они уже ушли из жизни, они умерли. У меня такой вопрос будет: вы знаете, есть такое понятие, как тяжелые и легкие, вот, например, героин, кокаин - тяжелый, марихуана считается легким. В Голландии там легализовано, там есть бары, где можно покурить анашу, марихуану. А тяжелые наркотики запрещены. Сейчас наркомания ушла в подполье, по улицам вроде нет наркоманов. Но наркомания произрастает, она все время повышается, она массовой становится. Может быть действительно алкоголь продают, может быть в России наладить с легкими наркотиками бары, иди - посещай.

Александр Алексеев: Давайте будем объективны. Я не знаю, уважаемый слушатель, были ли вы в Голландии, я был в Амстердаме, заходил в кофе-шопы или как они называются. Самое интересное вот этот шоп, было написано: «Сибирь». Вот такое называние. И все говорил: да, русская мафия, она нам поставляет наркотики. Да, может быть имеет место быть. Но я вам скажу, когда я зашел из любопытства в этот шоп в центре Амстердама, я увидел чистых людей, которые там сидели, пили воду, курили, в туалете стояла женщина, которая взяла с меня 50 центов за то, что я туда зашел, в туалет, проследила. Если вы знаете, доза определена, сколько может выкурить в каждом шопе, в частности, не более 0,5 грамма марихуаны может выкурить рядовой гражданин, который ходит и курит, ему не дадут больше этой дозы. Если вы на улице где-то что-то продадите или у кого-то что-то купите, вы получите свои 18, а может быть и больше лет. Поэтому говорить о том, что там свобода.
И более того, если вы начитаны и знаете, самое последнее заявление правительства Нидерландов, я уже говорил, что я беседовал по этой позиции и с послом Голландии в России, они достаточно обеспокоены сложившейся ситуацией, и сейчас из Амстердама постепенно переводят эти заведения на границу голландского государства. Поэтому не совсем так. И говорить, что все легализовано, все свободно, все прекрасно, приходите, берите и курите, и все будет хорошо, нет, это не так. Просто я не знаю, какие-то средства массовой информации любят говорить, что у них все прекрасно, все хорошо. И давайте коснемся следующего – наш российский менталитет - вот об этом надо разговаривать.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Мосгордумы Сергей Гончаров, президент ассоциации ветеранов группы «Альфа», считает наркоманию первостепенной проблемой.

Сергей Гончаров: Эта проблема не только серьезна для России, она вообще стоит на сегодняшний момент одна из первых. Потому что то, что творится с нашей молодежью, наркотики, которые употребляют наркотики, которые зашкаливают за разумные пределы. Главное то, что эта смерть идет к нам из Афганистана. А путь, который проходят наркотики, они ощущаются по всей стране, как вы знаете, официально несколько миллионов потребляют, а неофициально еще больше. Поэтому говорить о том, что это вообще проблема, она в ближайшее время перевернет мир и в плохую сторону. Потому что наркотики – это чума 21 века и, думаю, что нам тяжело придется.

Владимир Кара-Мурза: Под какими лозунгами проходили ваши акции сегодня в Международный день борьбы с наркоманией?

Александр Алексеев: Буквально месяц тому назад мы вышли и приняли, у нас проводятся такие конференции в присутствии представителей государственного антинаркотического комитета и поддержала общественность нас, мы вышли с идеей единого антинаркотического фронта России. Потому что, только объединившись и совместными усилиями некоммерческие организации, благотворительные фонды, общественность, создав единый антинаркотический фронт, смогут выдержать ту угрозу, противостоять той угрозе, которая на сегодняшний день нависла над Россией.
И второе: мы вышли так же сегодня, у нас по адресу Третья Ямская-Тверская, 26, мы собрали представителей всех конфессией, и мы приглашали и государственный антинаркотический комитет, и ФСК, к сожалению, они не пришли у них нет для этого времени, мы вышли с единой хартией традиционных конфессий России. Мы предложили им эту хартию, и она будет рассматриваться соответственно иерархами традиционных конфессий в России, которая на сегодняшний день была презентована.

Владимир Кара-Мурза: Анатолий Ермолин, зам председателя правления общественной организации «Открытая Россия», бывший депутат Государственной думы, удручен пассивностью российского общества.

Анатолий Ермолин: Можно видеть, что в регионах постоянно деньги выделяют, но эффективных мероприятий никаких нет. И самое ужасное то, что на тех же, где дискотеках наркотики распространяются, очень часто втянуты в процедуры те люди, которые обеспечивают порядок и безопасность, я имею в виду милицию. Наркоторговцы имеют серьезные корни внутри наших структур, которые теоретически должны с ними бороться. Про это меньше стали говорить. По телевизору нет проблемы, соответственно, проблемы нет вообще.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новороссийска от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Преступность, наркотики, алкоголь. Афганистан далеко, а наркотики продаются совсем рядом - в наших аптеках. Я живу совсем рядом со школой, и каждый день у нас во дворе три-четыре упаковки от таблеток, содержащих наркотические вещества. Звоню в наркоконтроль, они говорят: мы ничего не можем сделать, мы не можем поставить к каждому продавцу проверяющего, чтобы они не отпускали без рецепта. Так как же победить это зло? А никак вы его не победите никогда, пока в стране существует эта система.

Александр Алексеев: Вы знаете, я отвечу сейчас и отвечу на предыдущего Ермолина. Мы открыто предложили всем ночным клубам, к примеру, города Москвы объединиться с идеей - ночные клубы против наркотиков. Безусловно, личное обогащение порой стоит выше, чем национальные интересы. Пока эта беда не грянет и не накроет того человека, который стоит, скажем, у руля ночного клуба, навряд ли он об этом задумается, но задуматься надо. И если говорить о последнем товарище, который выступал, то, безусловно, наркоконтроль не поставишь, пока наркоконтроля нет на земле или какой-то структуры, хотя бы милиция, хоть плохо, но все равно она есть на земле, мы не добьемся каких-то положительных результатов. И безусловно, в аптеках, я считаю, что законодательство достаточно развито и с 228 по 236 статью уголовного кодекса может применяться персонально к лицам, которые стоят и в ночных клубах и в аптеках. Я думаю, что этого вполне достаточно. Другое дело, кто это исполняет, как этого исполняется и замалчивается, да, замалчивается, абсолютно с вами согласен, но для этого у нас есть общественность. Что касается непосредственно телефона доверия наркоконтроля, то к нам в благотворительный фонд реабилитации и профилактики наркомании приходят звонки, и сам я звонил. Но в большинстве случаев просто работает автоответчик. Это вопиющий и совершенно безответственный факт.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Нет никакой проблемы наркомании, есть проблема культуры. Вот я употребляю алкоголь и никотин на встречах с приезжими иностранцами, они знают, я употреблял при них, вместе с ними. У меня друг он не пьет, не курит, он жует, я не знаю, что это такое, что-то жует. Я никогда не спивался, никогда не накуривался. То есть я полагаю, что если будет другое занятие, у меня есть занятие, в частности, Радио Свобода, BBC, чтение книг, мне некогда заниматься наркотиками.

Александр Алексеев: Да, вы знаете, будучи однажды приглашенным на одну телепрограмму, по-моему, «21 кабинет», я заявил о том, что прежде всего нужно заниматься досугом. Досугом не только подрастающего поколения, но и досугом пенсионеров, потому что они тоже выкинуты практически на сегодняшний день из обоймы тех организаций, где они работали. И если мы создадим досуг и создадим заместительную терапию, если угодно, в таком смысле переносном, но если мы дадим человеку, организуем его досуг как раньше было, то мы сможем подвинуть эту проблему и достаточно далеко, во всяком случае, задвинуть эту проблему, даже так бы я сказал.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Александр Хинштейн, член думского комитета по информационной политике и связи, отмечает нарастающую угрозу распространения наркотиков.

Александр Хинштейн: Безусловно, проблема угрожает безопасности страны. К сожалению, понятна закономерность: чем экономически сильнее страна, тем в большей степени оказывается в зависимости от наркотиков и потребления этого зелья. Мне трудно оценивать по поводу, как глубоко сегодня осознается это обществом, но мне думается, что те меры, усилия, которые государство сегодня предпринимает, они послужат делу пресечения в борьбе с этим злом, которое сегодня, к сожалению, угрожает не только России, транзит наркотиков через Россию, поставки в Россию - звенья многоуровневой, многоэтапной цепи, в которую входит большинство стран мира. Пока ни одна страна не сумела полностью уничтожить наркотики, незаконный оборот на территории, поэтому, я полагаю, что можно вести разговор о каких-то рамках, в которые следует загнать это зло, чтобы это было на определенном цивилизованном уровне.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Натальи.

Слушательница: Добрый вечер. Вот смотрите, у меня был в 90 году визит в Голландию, и меню было из 50 наименований, убойные совершенно, до угнетения дыхания доходило, выносили ногами вперед молодежь. Наша доза разрешенная - до 5 грамм наркотиков, героина, якобы разрешенная для употребления – это тоже дорога в ад, путевка в ад. И самый эффективный метод, по-моему, это когда показывают хронику, когда просто с лица земли цыганские особняки, дворцы стерли мужики, которые уже поперехоронили сыновей своих. Что это за закон, скажите, пожалуйста, который разрешает эти дозы.

Александр Алексеев: Да, этот закон был принят в 2006 году, после этого наркомания в нашей стране не то, что в геометрической, в алгебраической и геометрической прогрессии подскочила настолько, что на сегодняшний день даже нет сравнения за последние 2000-е годы. Это катастрофа для нашего общества. Те прогрессивные силы, которые выступают против этого, их просто отодвинули от тех должностей, которые они занимали. Что касается господина Хинштейна, то я с ним согласен на сегодняшний момент в какой позиции. Ну да, у нас есть транзит, но надо начинать сегодня с себя. Единственный, кто делает определенные заявления и достаточно серьезно проводит и педалирует запрещение наркотиков и, скажем, тестирование учащихся средних и высших учебных заведений на наркотики - это мэр Москвы Лужков. Но все его инициативы, они все оканчиваются или заканчиваются на собственно свободах, который вроде бы как будут попраны, если мы введем соответствующее тестирование как нарушение прав личности и так далее. Да, безусловно, это есть, безусловно, с этим надо считаться. Но мы должны посмотреть конституцию и посмотреть конституцию, которая говорит, что в случае эпидемии или эпизоотии страна вправе принимать неадекватные может быть с точки зрения демократии меры для того, чтобы защитить свое население. Я думаю, что вот этими приоритетами надо руководствоваться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Ивановича.

Слушатель: Страна, добрый вечер. Вы знаете, корень вот этого зла в первую очередь состоит в социально-политической основе страны. Я когда-то имел честь служить и находился на Дальнем Востоке. Там по природно-климатическим условиям прорастает очень много этого зелья. И было видно, когда экономическая ситуация, политический строй менялся, как население из позиции гражданина переходило в позицию социального низа, в позицию человека-животного. При той отчужденности населения от управления страной, при той судебной системе, я могу привести один из примеров - это судья Чернышева, Бабушкинский суд, дай бог, ей долгие лета.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, есть ли зависимость между уровнем социального развития страны и уровнем наркомании в ней?

Александр Алексеев: Да, конечно, это прямая причинно-следственная связь. Я хотел бы заметить, в частности, автору звонка следующее, что в стране, я имею в СССР, 12 заводов федерального значения занимались уменьшением наркосодержания в конопле, которая выращивалась для бытовых целей. Сейчас же наркоконтроль, я понимаю, что как-то надо бороться, надо как-то себя содержать, получать какие-то деньги, скажем, уничтожает посевы конопли. Но те миллионы долларов, на которые мы покупаем ту же самую, это же пенька, это те канаты, которые могут использоваться на севере. Химические канаты, леска, даже волокнистая, она от морозов рассыпается. И поэтому наша страна, уничтожая коноплю на своей территории, вынуждена покупать это за доллары за границей. Может к этому вернуться и подумать о том, что все-таки надо вернуться к той же системе и зарабатывать той же коноплей, но используя ее в мирных целях. Поэтому это интересный вопрос, но его никто не исследует. Просто запретить и не пущать – это самое простое.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Анатолия.

Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, что у страха велики и проблема наркомании в масштабах человечества - это все-таки не главное. Что главное, что растет процент недееспособного населения земли в геометрической прогрессии, и это причина.

Александр Алексеев: Безусловно, вы правы это причина и следствие. Недееспособное население, но это еще все недееспособное население, самое главное, что это угроза национальной безопасности. Если у нас за самолетом сидит человек, который принял дозу наркотиков, то вы сами представляете, к чему это может привести. А если этот человек оператор атомной станции, я думаю, вопросы здесь излишни.

Владимир Кара-Мурза:
Слушаем вопрос москвича Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что действительно существуют проблемы экономические, социальные, и я бы еще отметил, политические. Неслучайно мы сейчас видим всплеск наркомании в России, он сопровождается процессом отъема у населения, у общества огромных ценностей. Огромное количество населения люмпенизируется, превращается в обыкновенных люмпенов без собственности, без надежд на будущее, выброшенные из жизни. Вы вспомнили Лужкова, я тоже хочу вспомнить Юрия Михайловича. Возьмите Юрия Михайловича, он практически все футбольные поля застроил, уже нет ребятишкам в футбол где поиграть. И они за день не выкладываются физически, они по ночам до двух до трех часов ночи ходят, бродят стаями, в подъездах стоят. Вот вам питательная среда.

Александр Алексеев: Вы знаете, давайте мы вспомним, а за кого мы голосовали с вами, если не в 90 годах, то в 95 году. Поэтому это все продукты своего времени, в том числе Юрий Михайлович Лужков. Он играет по тем правилам, которые на сегодняшний день устанавливает та система, которая есть. То, что Лужков много делает для нашего города, я имею в виду для Москвы, безусловно. Но то, что он не может сделать, он сделать не может. И мы с вами, как бы мы ни хотели, как бы мы ни транслировали, в конечном итоге придем к тому, что система сама порочна и, в частности, сама система пожирает своих детей.
Но я вам могу сказать следующее, что тут тоже неоднозначно. Дело в том, что НИИ МВД в свое время лет 10-15 назад проводил изыскания в этих вопросах, и вы знаете, пики, которые попадали, всплески наркомании в нашей стране, я имею в виду СССР - это 25, 37, 53, 73 год и сейчас тут уже мы дошли до точки. Так что я склонен больше, наверное, все-таки какая-то должна быть идея национальная, с нее надо начинать и тогда постепенно объединять людей и стараться, чтобы эти люди могли нести доброе и вечное и для себя, и для окружающих.

Владимир Кара-Мурза: Бывший депутат Госдумы Алексей Кондауров, бывший генерал госбезопасности, недоволен ходом борьбы с наркоманией.

Алексей Кондауров: Проблема серьезная. Компетентные органы, общественные структуры с этим борются. Но другой вопрос, что масштаб проблемы очень большой и не очень здорово все это получается. Проблеме нужно уделять более пристальное внимание, чем сейчас это делается, усиливать меры и общественного, гражданского контроля в помощи обществу избавиться от этого, усилить работу правоохранительных структур. Я бы считал, что те правоохранительные структуры, которые этим занимаются, они в свою очередь должны быть под очень серьезным гражданским и парламентским контролем с тем, чтобы действительно боролись со злом, а не паразитировали на этом зле.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Филиппа Николаевича.

Слушатель: Здравствуйте, уважаемые. Вообще это очень тяжелая проблема, страшная для всей планеты. Конфессиональные особенности на Земном шаре, причащение к наркотикам определено давно, еще в античном мире. Но сейчас, чтобы бороться с этим, надо определить, что является наркотиком точно.

Владимир Кара-Мурза: Какие конфессии наиболее наркозависимы, по-вашему, есть такая статистика?

Александр Алексеев: Точной такой статистики я привести не могу. Менее наркозависимая - это, пожалуй, иудейская конфессия, то сообщество, которое исповедует иудаизм. Конечно, наверное, все-таки доминирует, будем говорить так, мусульманская конфессия в этом плане. Но я хотел бы остановиться на некоторых вопросах.

Владимир Кара-Мурза: А какие регионы в России наименее благополучны в этом отношении?

Александр Алексеев: Я лично считаю - это Приморье, Камчатка, Москва, Питер и, конечно, та приграничная зона, Ош, которая находится на границе Казахстана. Эти регионы, пожалуй, самые неблагополучные.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Сергея.

Слушатель: Добрый вечер. У меня не вопрос, а скорее утверждение - у вас совершенно не звучит медицинский аспект.

Александр Алексеев: Просто не было вопроса, я готов вам ответить на медицинский аспект.

Слушатель: Я сам врач-нарколог. Дело в том, что, понимаете, во всем мире наркомания - это душевное заболевание. Алкоголизм тоже одновременно является душевным заболеванием. И во всем мире ведет такого человека психиатр, нарколог, социальный работник и психолог, и тогда они человека вытаскивают вчетвером. А в России у нас сейчас занимается либо нарколог с героиновым человеком, совершенно нереально вытащить без психолога, без социального работника. Алкоголиком тоже занимаются, наркологи их не берут, говорят - не наш, психиатры говорят, что тоже не наш, хотя это их больной.

Александр Алексеев: Вы знаете, наверное, что буквально дней 15-20 назад прошла очередная конференция наркологов субъектов федерации, где констатировались достаточно серьезные проблемы, в частности, проблемы с тем, что растет количество наркоманов, уменьшается количество лечебных учреждений. Я уже об этом только что говорил. И самое главное, что на сегодняшний день в стране - это, пожалуй, вопрос вопросов, вы со мной согласитесь, в стране нет государственных реабилитационных центров длительного содержания. То есть наш телефон непосредственно в фонде, я президент благотворительного фонда «Нарком», офис, которого, собственно общественную приемную мы открыли, туда идут звонки. Наш телефон доверия 8-495-250-05-00. И идут вопросы, звонят, как правило, мамы, папы, дедушки, бабушки, сами наркоманы, как вы понимаете, не звонят, только в исключительных случаях. Задается вопрос: а где я могу полечить своего ребенка? Полечить его просто в наркодиспансере – это утопия, надо ребенка изолировать как минимум на полтора-три года, у нас таких реабилитационных центров, я имею в виду государственных, в стране не существует. У нас есть реабилитационные центры государственные, их, по-моему, всего три, и то до 18 лет. Все, мы с вами в абсолютном тупике. Если сейчас правительство не предпримет каких-то мер финансирования, создания длительных реабилитационных центров содержания, где вот все, что вы сказали, безусловно, может быть применено, то тогда, я не знаю, через пять лет, что будет здесь и будет ли какое-то будущее.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня многие политические силы откликнулись на Международный день борьбы с наркоманией. Как вы считаете, это просто кампанейщина завтра они забудут про него на год?

Александр Алексеев: Абсолютная кампанейщина. Это мое личное мнение – это кампанейщина. Я занимаюсь этой проблемой, в 1997 году я учредил этот благотворительный фонд, на свои деньги я его учредил. На сегодняшний день никакие меценаты не помогают, никаких вливаний нет. Мы содержимся на те деньги, мы выпускаем литературу, мы выпускаем газету «Пока не поздно», бюллетень благотворительного фонда, мы выпускаем соответственно буклеты, листовки и на эти деньги мы существуем. Да, это гроши, это копейки, но мы существуем. И у нас будут принимать профессиональные наркологи, психологи, социальные работники, и я как адвокат московской городской коллегии, буквально с 1 июля мы начинаем эту работу, хотя у нас ведется и сейчас, но мы сегодня презентовали.
Поэтому на сегодняшний день, если мы не создадим центры длительного реабилитационного содержания, это не ЛТП, есть разница, то тогда наркоманию практически невозможно наскоком победить. Если сейчас научно-практический центр наркологии руководствуется стандартами, которые введены. Какие, извините, могут быть стандарты в этом отношении, к каждой персоне отдельно, к каждому человеку не может быть применено стандартов. В каждом отдельном случае должна медицина подходить к лечению. Общие моменты, да, безусловно, могут быть, но стандартов в персонифицированном лечении быть не должно – это мое мнение. Я не врач, я адвокат, но тем не менее, это позиция многих врачей, с которыми я общаюсь. Если мы не сложной, достаточно длительной системы реабилитации с учетом тех составляющих, о которых вы говорите, то мы не продвинемся в плане профилактики национальности, если угодно, нашей страны.

Владимир Кара-Мурза: Действующий президент прославился в пору своего вице-премьерства нацпроектами. Заслуживает ли проблема борьбы с наркоманией статуса национального проекта?

Александр Алексеев: Конечно, заслуживает, безусловно. Но дальше что? Проекты практически разлетелись в щепки. На сегодняшний день финансирование в стране просто национальных проектов не только по наркомании, а многих национальных проектов. Точечная терапия, которая сейчас проводится и президентом, и премьером, она, безусловно, должна быть, но это не глобальное решение вопроса. Если мы будем проводить какую-то точечную терапию с наркотиками, а не единым широким фронтом выступать против наркомании и алкоголизма, и если угодно, табакокурения, игровой зависимости, то я не знаю, к чему придет нация.

Владимир Кара-Мурза: Как Россия сегодня выглядит на фоне международных стандартов?

Александр Алексеев: Международные стандарты, у них это колоссальная проблема. Мы написали двум президентам, мы написали президенту Бараку Обаме выступить на страницах нашей газеты и написали нашему президенту, я имею в виду Медведева. От Медведева мы уже получили сообщение, что ему некогда, у него плотный график, ждем от Барака Обамы. Дело в том, что мы пять лет просим посольство Соединенных Штатов в Москве и посольство Англии в Москве выступить в нашей газете, а послы практически 28 государств, и Голландии, Кубы, Китая, Вьетнама и так далее, в Чехии, Турции, все выступали в нашей газете с обращением, делились своим опытом. У нас огромный опыт мировой. Почему-то послы из Соединенных Штатов и Англии до сих пор нам не ответили. Поэтому если кто нас услышит, мы с удовольствием еще раз к ним туда подъедем.
XS
SM
MD
LG