Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема – в политике Кремля на Кавказе


Роза Мальсагова, главный редактор сайта Ingushetia.org

Роза Мальсагова, главный редактор сайта Ingushetia.org

О ситуации в Ингушетии в интервью Радио Свобода рассказывает руководитель интернет-портала Ingushetia.org Роза Мальсагова.

В субботу скончался двоюродный брат президента Ингушетии Рамзан Евкуров, раненый в результате покушения в прошлый понедельник. Сам президент Юнус-Бек Евкуров находится в московском институте хирургии имени Вишневского. Он получил многочисленные ранения и не приходит в создание. 22 июня в автомобиль президента врезалась начиненная взрывчаткой машина.

Одной версии нет, обвиняют боевиков, радикальное подполье, но подозрение падает и на коррупционеров, с которыми боролся президент. О том, что происходит в Ингушетии, мы будем сегодня говорить с руководителем интернет-портала Ingushetia.org Розой Мальсаговой.

- Роза, я думаю, надо напомнить, что ваша судьба и судьба сайта, который вы возглавляете, тесным и трагическим образом связана с переменами, которые в конце прошлого года произошли в Ингушетии. Когда республикой руководил Мурат Зязиков, вы вынуждены были попросить политическое убежище во Франции, а Магомеда Евлоева, создателя сайта "Ингушетия", убили. Мурат Зязиков был снят со своего поста, был назначен Юнус-Бек Евкуров. Вы тогда приветствовали смену власти в Ингушетии. Прошло немало времени - изменилось ли как-то ваше отношение к Юнус-Беку Евкурову и как вы оцениваете его работу за это время?

- Мое личное отношение ни в коем мере не изменилось, потому что я знаю Евкурова давно очень. Это один из самых, пожалуй, действенных президентов. Очень мужественный человек, очень искренний и честный. И находясь на посту президента, он, пожалуй, как никто другой сумел завоевать доверие и просто любовь. Есть, конечно, категория людей, чаще всего из радикальных исламистов, которые проявляют свою нетерпимость, и все это выражается на интернет-форумах. Где-то 2% из посещающих форум высказывают свое негативное отношение к Юнус-Беку Евкурову. В основной же массе - полное признание личности Евкурова. За те 8 месяцев, что он находился на посту (я считаю, что он все равно вернется к исполнению своих обязанностей), ситуация в Ингушетии кардинально поменялась в сторону доверия к власти. Можно соглашаться или не соглашаться с какими-то методами борьбы с членами вооруженных формирований на территории Ингушетии, но, тем не менее, это все предполагает стабильность.

- Вы и ваши друзья в первую очередь надеялись на то, что новый президент привлечет к ответственности виновных в убийстве Магомеда Евлоева, но, кажется, ход следствия нельзя назвать впечатляющим, хотя прошло уже немало времени?

- Мне приходится очень тесно общаться с родными Магомеда, и я полагаю, что меньше всего Евкуров заинтересован в том, чтобы ход дела тормозился. Он достаточно часто встречается с родными, говорит с ними. Скорее всего, надо искать корень проблемы в совершенно других силах. Прежде всего, это следственные комитеты, это сама персона Бастрыкина, который встречался после убийства с экс-президентом Зязиковым. Была, видимо, некая договоренность. Потому что ни в коем случае нельзя исключать причастность высших чинов к убийству Магомеда. Я не могу сказать, что оно было санкционировано, но то, что они имеют прямое отношение к убийству Магомеда - это безусловно. Сам ход полета, задержание Евлоева, его убийство в кортеже министра внутренних дел налагает прямую ответственность на государственных лиц и, прежде всего, на экс-президента Зязикова и министра внутренних дел Медова, которых после всего случившегося просто-напросто повышают в должности и берут на работу в кремлевские органы. Это вообще является нонсенсом в истории, в политике!

- А Зязиков по-прежнему обладает влиянием в республике?

- Нет, ни в коей мере. Об этом даже речи быть не может. И все эти домыслы о том, что Евкуров и Зязиков находились в какой-то связке, не имеют никакого отношения к истине. Евкуров свободен от влияния бывших президентов. Он достаточно самостоятельный человек для того, чтобы вести свою политику.

- Вполне убедительно звучит версия, согласно которой на Юнус-Бека Евкурова покушались боевики. Но не менее убедительно говорят о том, что покушение организовали коррупционеры, с которыми боролся президент. "Он многим наступил на хвост", - говорил в нашем эфире политолог Алексей Малашенко. У вас есть какие-то соображения, догадки, кто мог организовать такой теракт?

- Можно все, что угодно, предполагать, но пока следственные комитеты, эксперты, криминалисты гадают и предполагают пол, цвет кожи, цвет волос, официальные средства массовой информации бандформирований взяли на себя ответственность и заявили о том, что это они совершили покушение на Юнус-Бека Евкурова. Наверное, не стоит сомневаться в этом, потому что после покушения и убийства зам председателя суда, и после убийства Башира Аушева они взяли на себя ответственность и признались в причастности к покушению.
Искать проблему надо не в самой Ингушетии, искать проблему надо в той политике, которую вел Кремль на протяжении последних десятков лет на территории Кавказа вообще и, в частности, в Чечне

- Роза, я думаю, что следует рассказать нашим слушателям, как сегодня выглядит вооруженное подполье в Ингушетии, ведь отряды Доку Умарова базировались в последнее время как раз в Ингушетии, а не в Чечне.

- Искать проблему надо не в самой Ингушетии, искать проблему надо в той политике, которую вел Кремль на протяжении последних десятков лет на территории Кавказа вообще и, в частности, в Чечне. Это была преступная война, которую затеяли тогда кремлевские идеологи, партия войны, военные на территории Чечни, уничтожив более ста тысяч населения, причем 50 тысяч детей было убито, сотни тысяч людей расстреляно. Вот тогда надо было остановить войну, тогда надо было идти на переговоры. К этому призывал Руслан Аушев, он и требовал остановить войну и вести переговоров с боевиками.

- В интервью Радио Свобода Руслан Аушев говорил об идее объединения Чечни и Ингушетии, которая сейчас снова возникла после покушения на Юнус-Бека Евкурова. Он, в частности, сказал, что не понимает, чего федеральная власть хочет от Кавказа. Вы тоже присоединитесь к этому недоумению?

- Безусловно. И вопрос должен рассматриваться не с силовой точки зрения, об этом не раз заявляли ведущие политики России и не только России. Когда пытаются силовыми методами решить проблемы, и не только на Кавказе, ничем хорошим это никогда не заканчивалось ни для кого абсолютно, прежде всего, для самой России. Точно так же, как много людей полегло с этой стороны, так и с российской стороны, кто ответит за десятки тысяч погубленных жизней солдат, 18-летних мальчиков, которых пускали в бой необученных, неподготовленных. Кто? И сегодня, когда эта тенденция продолжается, и опять пытаются силовыми методами решать проблему - это все грозит катастрофой.

- Вы говорили, что нельзя решать эти проблемы силовыми методами. Только что на совещании с членами Совета безопасности Дмитрий Медведев говорил о том, что в ближайшее время по боевикам должен быть нанесен "правильный ответный удар", то есть эта политика продолжается. С другой стороны, что делать в такой ситуации, как ответить на покушение на президента республики, если не силовыми методами?

- Правильный ответный удар надо было наносить не сегодня, сегодня надо призвать убийц к ответственности, найти их. И по закону, который диктует российская судебная система, российская конституция, призывать их к ответственности, наказывать, судить. Но когда под общую гребенку попадают так называемые исламские радикалисты, те, кто исповедует чистый ислам, ваххабизм, когда в эту категорию попадают 18-летние мальчики, когда они подвергаются пыткам, изощренным пыткам в застенках федеральной службы безопасности, мы не раз об этом говорили и выкладывали документальные кадры - это не простой звук, вот он - корень проблемы.

- А Юнус-Бек Евкуров в последнее время положил конец подобной практике?

- Безусловно. Но отслеживать и контролировать федеральные службы безопасности, я не думаю, что это прерогатива президента республики, и ему просто не дали бы. В силу тех полномочий, которые ему были даны, и своей властью он пытался противодействовать этому. Вспомните, недавно в станице Орджоникидзовская была спецоперация, где убиты двое боевиков и две женщины взяты под арест. Одна из них была средствами массовой информации России обвинена в причастности к покушению. Так вот, Юнус-Бек Евкуров сам лично беседовал с Пятимат Муталиевой, разговаривал с ней и сказал: ты свободна, живи нормальной жизнью. И это не единичный случай.

- В начале нашей беседы вы сказали, что не все были довольны методами борьбы с членами вооруженных формирований и методами, которые практиковал Евкуров. Тогда, чем же были недовольны недовольные?
Когда Москва дает карт-бланш Кадырову на то, чтобы вести политику на территории Ингушетии, это предполагает внутринациональный конфликт

- Недовольны были тем, что так или иначе они были причастны, это семьи тех молодых людей, которые попадали под зону внимания федеральных служб безопасности. Они арестовывались, они допрашивались, их пытали. И потом следует цепная реакция. Если кто-то из них попадает под расстрел, естественно, идет адекватная реакция со стороны родных этих молодых людей. Они уходят в лес, они уходят в горы, берут оружие и возникает вопрос так называемой мести - убили моего родного, и я буду мстить. Кому мстить? Мстить сотрудникам, мстить ребятам, точно таким же молодым людям. Посмотрите, в последнее время на территории Ингушетии обострились перестрелки и стали отстреливать ребят, которые стоят на постах ГИБДД, потом стали отстреливать религиозных деятелей. Кто за этим стоит? Вопрос возник в последнее время с тем, что начали отстреливать религиозных деятелей очень высокого духовного звания, людей авторитетных. И ни одна подпольная организация на себя их убийство не взяла. Убийство 85-летнего Темирханова - кому оно было на руку? Очень много слухов порождается и говорят о том, что к ним причастны федеральные службы безопасности. Сейчас сложно стопроцентно говорить, кто стоял за этим убийством, кто стоял за убийством Калиматова, кто стоял за убийством Исмурдиева, одного из самых авторитетных религиозных деятелей Ингушетии. Но кому-то это было на руку. И самое странное во всей этой ситуации, что ни одно убийство не раскрыто. Возникают те самые недовольные. С одной стороны винят в этом вооруженное формирование, с другой стороны, большая часть населения предполагает, что к этому причастны федеральные службы безопасности, что все это делается для того, чтобы разжечь огонь войны. И для того, чтобы остановить это, как раз и существуют судебные органы, следственные комитеты.

- Много говорят о роли Рамзана Кадырова, который может извлечь выгоду для себя из ситуации безвластия и быть может в какой-то степени прибрать Ингушетию к рукам. Что вы скажете о последних заявлениях президента Чечни?

- Когда Москва дает карт-бланш Кадырову на то, чтобы вести политику на территории Ингушетии, это предполагает внутринациональный конфликт. Хотим мы того или нет, какими бы мы родственными нациями ни были, мы об этом не раз заявляли, об этом говорит ингушский и чеченский народ, что у каждого из нас есть своя автономия, есть своя республика и есть свои президенты. Да, мы не отказываемся от помощи, да, мы говорим, что мы родственные народы. Но когда эскорт Кадырова на предельной скорости врывается в Ингушетию и когда ведется разговор на повышенных тонах с представителями сотрудников Министерства внутренних дел Ингушетии, когда начинаются бесчинства по отношению к гражданам Ингушетии, тогда возникает ответная реакция. Мы не желаем вмешательства, - я говорю сейчас и от своего имени, и от подавляющего числа людей тех, кто живет на территории Ингушетии, кому бы то ни было во внутренние дела Ингушетии. У нас есть свои руководители, свой президентский аппарат, правительственный аппарат. Мы готовы принять помощь, но решать проблемы и распоряжаться на территории Ингушетии должны властные структуры Ингушетии, но никак не Чечни, если мы не хотим развития конфликта в дальнейшем.

- А что вы думаете о предложении оппозиции созвать чрезвычайный съезд ингушского народа и надеждах на хотя бы временное возвращение к власти Руслана Аушева?

- Руслан Аушев сделал официальное заявление и сказал, что он не давал никому права говорить от своего имени – ни оппозиции, ни официальным лицам Ингушетии, ни кому-то еще. Я достаточно хорошо знаю людей, которые причастны к этому заявлению. И разговор шел все-таки не о созыве съезда народа Ингушетии, а о созыве съезда ингушского народа - это совершенно разные вещи. Здесь прежде всего сказалась та критическая ситуация, в которой сегодня оказалась Ингушетия. Это не безвластие, есть власть, есть исполняющий обязанности президента. Другое дело, что к этому подтолкнуло прежде всего заявление президента России Медведева и заявление президента Чечни Кадырова о том, что Кадыров будет наводить порядок на территории Ингушетии. Вот здесь надо быть осторожным во всех высказываниях и трактовках любых заявлений. Потому что ситуация настолько взрывоопасная, что малейшее неосторожное слово может просто подлить масла в огонь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG