Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перевыборы депутатов парламента Молдовы


Андрей Бабицкий: Центральная избирательная комиссия Молдавии зарегистрировала 22 июня первые шесть партий для участия в досрочных парламентских выборах 29 июля 2009 года. Как сообщили в Центризбиркоме, в частности, зарегистрирована Партия коммунистов Молдавии, Христианско-демократическая народная партия, альянс «Наша Молдавия», Либеральная партия, Либерально-демократическая партия Молдавии и Демократическая партия. У международных наблюдателей не было особых претензий к проведенным в начале апреля выборам, но спустя несколько недель президент Воронин обвинил румынские средства информации в провокации. Парламент не смог выбрать нового президента страны и теперь назначены перевыборы законодательного собрания. О том, какие сюрпризы на выборах ожидают средства информации, материал Олега Панфилова.

Олег Панфилов: Я пригласил к разговору двух известных молдавских журналистов - Василия Ботнару и Александра Канцера. После того, как прошли первые выборы парламента неудачные, потому что парламент дважды не смог выбрать президента Молдавии, назначены новые выборы. И спустя некоторое время президент Воронин, уже бывший президент сказал о том, что повлияли на освещение предвыборной кампании предыдущих выборов очень сильно румынские средства информации. Но на самом деле об этих выборах почти ничего неизвестно, поэтому я прошу вас рассказать о том, имело ли какое-то влияние российское телевидение, как себя вели средства информации непосредственно в Молдове?

Василий Ботнару: На мой взгляд, совершенно не учитывается презумпция невиновности. И официальные власти, когда одной европейской стране выдвигают жесткий очень счет о том, что они из-за кулис организовывали, без доводов, доводы приведут потом, это, по-моему, очень плохой сигнал для общества. Потому что кто-то берет на веру и кто-то действует в таком же русле, в таком же стиле, я имею в виду кто-то - это печать, которая обязана защищать линию партии, линию властей. И вот это нагнетание обстановки, к сожалению, не в пользу того государства, которое пытается защитить такими средствами президента и его администрацию. И мне казалось, что после драматического раскола власти не будут наступать на те же грабли и пойдут хоть как-то на попятную и попытаются протянуть руку оппозиции или тем, кого считают оппозицией или даже более, чем оппозицией, даже своими врагами. Но этого не случилось, и опять видим тот же меседжд, который раскалывает. Президент говорит, что 29 июля будет плебисцит о том, существовать ли Молдавии вообще. И тогда мы задаемся вопросом: а кто пытается запихнуть Молдову куда-то в карман и унести из этих мест. Ответа нет, просто идет озлобление.

Олег Панфилов: Когда Воронин говорит о том, что соседнее государство каким-то образом искажает ситуацию в Молдове - это значит продолжение той антирумынской кампании, которая началась еще несколько лет назад. И действительно ли население вашей страны способно воспринимать то, что говорят из Бухареста, с той стороны Молдовы?

Василий Ботнару: Я думаю, что вообще эта проблему унионизма, она решена давно и молдаване, которые ратуют сегодня за румынский паспорт, они необязательно ратуют за возможное в будущем объединение. Им нужен паспорт для того, чтобы проще было из Молдовы уехать куда-нибудь в Румынию в первую очередь и в Европу вообще. Поэтому те, кто записались на очередь в консульство или в Министерство юстиции для того, чтобы сдать документы на паспорт, они не являются автоматически унионистами, а администрация видит в этом сигнал того, что, дескать, Румыния спит и видит, как бы оттяпать территорию Молдовы без Приднестровья. Этот посыл не верен по сути, он идеологизирован, политизирован. На бытовом уровне люди не видят никакой опасности. И нагнетания пропагандистской основы такой, мне кажется, не играет никому на пользу. Наоборот, все смотрят на Молдову, на представителей Молдовы, на такого рода речи, как на шутов, извините.

Олег Панфилов: Спасибо, Василий. Александр, в связи с этим, как вы полагаете, будут ли какие-то изменения в освещении новой предвыборной кампании? Ведь по поводу предыдущей предвыборной кампании у международных наблюдателей претензий не было, вроде бы все было в рамках действующего закона о выборах и вполне себе подходили под стандарты международные. Что может быть сейчас, повторятся какие-то ошибки, которые были, или будет какая-то иная тактика?

Александр Канцер: Во-первых, надо, на мой взгляд, сказать, что у нас очень серьезные проблемы с прессой, с печатью. А ситуация, когда где-то около 70-80% масс-медиа находится под контролем правящей партии, это не говорит о нормальном состоянии вещей. Возвращаясь к проблеме освещения в Молдове средствами массовой информации в Румынии - это скорее всего, на мой взгляд, говорит о том специфическом восприятии роли масс-медиа, который имеют правящие партии, лидеры Коммунистической партии Молдовы. Не надо забывать, что речь, во-первых, если говорить о «жертвах» освещения румынскими средствами массовой информации событий в Кишиневе, мы говорим в первую очередь о Кишиневе, где существует определенный доступ посредством кабельных сетей к румынским, скажем, средствам массовой информации. А то, что касается остальной страны, там сплошной контроль медийиный со стороны структур, находящихся в Кишиневе. Так что я бы не утрировал влияние румынских средств массовой информации на умонастроения людей.
Если говорить о каких-то изменениях в освещении кампании досрочных выборов, я не думаю, что будут изменения. Вопрос общественного радио, телевидения не решен, он по-прежнему находится под очень жестким контролем властей и кампания практически началась, идет сплошная пропаганда в пользу правящей партии. В остальном другие медийные структуры очень слабы, имеют очень незначительное влияние, чтобы решить вопрос равномерного доступа граждан, избирателей к информации о той или иной партии или о том или ином событии.

Олег Панфилов: Спасибо, Александр. Еще один вопрос, связанный с прозвучавшими претензиями со стороны бывшего президента Воронина по поводу того, что все эти события, произошедшие в Кишиневе, оттолкнули процесс реинтеграции или сближения Кишинева и Тирасполя. Насколько этот пропагандистский ход будет использоваться в новой кампании?

Александр Канцер: Я думаю, кампания будет основана на нескольких темах - это события 7 апреля, это экономический кризис и тема патриотизма. В том, что касается Тирасполя, отталкивают ли различные события, различные освещения или какое-то сближение или особое внимание со стороны Бухареста, так об этом давно говорят, и это и правда, и неправда, потому что это играет на руку лидерам Приднестровья. С другой стороны, я бы не утрировал это влияние, потому что две разные реальности в Кишиневе на правом берегу и на левом берегу. Естественно, риторика Тирасполя будет направлена в ту сторону, что это не способствует каким-то проектам реинтеграции. Но это скорее риторика, потому что были времена, когда не было этого влияния прямого, как говорят власти из Бухареста, и вопрос не был решен до сих пор.

Олег Панфилов: Спасибо, Александр. И последний вопрос Василию. После того, что случилось в Кишиневе, по всей видимости, власти предполагают какое-то ограничение работы интернета, я имею в виду и создание такого интересного проекта как «Синк Молдова», который основала в том числе и Наташа Морарь. Есть ли какие-то причины для того, чтобы опасаться поведения власти в отношении пользователей интернета, будут какие-то ограничения?

Василий Ботнару: Я знаю из достоверных источников, что технически к этому власти подготовились. И говорили сведущие люди о том, что теперь можно избирательно отключать отдельные компьютеры, отдельные телефоны, на какое-то время избирательно ограничивать доступ. То есть наверняка власти подготовились к этому. И время от времени, когда запускают такие, не будем говорить утки, а какая-то не подкрепленная ничем информация о том, что была атака киллер-атаки, скажем, на Министерство образования, которые пытались разбить базу данных с тестами или говорили о министерстве или о правительстве, которое должно обороняться от киллер-атак, вероятно, этим подготавливается почва к тому, чтобы можно было оперативно и в целях защиты суверенитета кибер-пространства отключать каких-то пользователей. И я точно, достоверно знаю, что технически к этому подготовлены все средства. Другое дело, что это подкрепляется и пропагандистскими посылами и вообще это реакция на то, как себя ведет определенная часть печати. Это еще раз показывает о том, что у властей есть авторитарные рефлексы, и они в принципе не могут допустить, чтобы у кого-то были какие-то резкие суждения или инакомыслие, будь то внутренняя или внешняя печать.
XS
SM
MD
LG