Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Помощь общественных организаций неблагополучным семьям


Андрей Бабицкий: Крепкую семью трудно себе представить, если у родителей ослаблено или не сформировано вовсе чувство ответственности. Между тем, специалисты утверждают, что в последние годы проблема безответственного родительства становится все острее. У микрофона Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Цифры впечатляют. Если мы возьмем сведения только петербургского Управления судебного департамента о движении дел о лишении родительских прав, то окажется, что в 1998 году таких дел в городе было 1288, а в 2007 - уже 2040. То есть за 10 лет количество людей, лишенных родительских прав, увеличилось в 1,6 раза. И это именно за те 10 лет, когда, казалось бы, жизнь стала несколько спокойнее. Но, конечно, лишение родительских прав - это крайний случай, а проблема родительской ответственности существует и в абсолютно благополучных семьях. Поэтому помощь нужна и бедным, и богатым, и пьющим, и трезвым, и молодым, пока еще бездетным семьям, и тем, где уже растут дети. Прежде всего, нужно понять, кому и какая требуется помощь, - говорит заведующая отделением психолого-педагогической помощи Петербургского государственного университета "Центр социальной помощи семье и детям" Красногвардейского района Лариса Мерная, - этому Центру всего год.

Лариса Мерная: У нас отделение профилактики безнадзорности несовершеннолетних, как раз туда поступает вся информация о наличии такой сложной, может быть даже критической жизненной ситуации, где работать сложно. И перед нами стоит проблема, мы не можем просто так внедриться в семью, войти в квартиру, тем более, у нас, как у социальной службы, никаких санкций нет. Мы можем только уговаривать, привлекать, мотивировать, наказывать родителей никак не можем.
В этой связи у меня это предложение давно. Мы проводим у нас комиссию, тут же приходят, естественно, те, кто вызван на эту комиссию и тут же мы предлагаем родителям, которые пришли на комиссию наши услуги, консультацию психолога, группы и так далее. Так вот, предложение состоит в том, что у нас, к сожалению, нет такой системы как на Западе. Например, сложная семья, она попала на комиссию или выявлена органами опеки и попечительства и надо бы направить к нам насильно, скажем так. Допустим, предписание: мама, ты должна пройти такую-то программу. Пройди ее в течение такого-то времени там-то и там-то и принеси нам справку, и мы тоже дали бы отзыв о том, как эта мама, какова динамика ее, насколько она стала более успешной, можем мы доверять ребенка. Такие вещи можно, когда речь идет о лишении родительских прав. У нас, к сожалению, такой системы нет. Такая система есть на Западе.
Дело в том, что очень интересную программу мы реализуем, программа разработана в Великобритании, называется программа «Зрелое родительство». Она очень эффективна. Потому что, во-первых, она была разработана как раз для семей социального риска, для мамочек, которые не умеют быть ответственными мамами. И в течение 14 недель мама к нам ходит вместе со своим ребенком – это групповые занятия, и проходит обучение. Проходят они у нас пять-шесть часов вместе с детьми, соответственно, разные способы. То есть с детьми занимаются в это время воспитатели, развивая их, развлекая, просто наблюдая. Мамы проходят группу личностного роста, какие-то проблемы личные мама может разрешить. Затем объединяются дети и родители, мы снимаем на камеру, у них есть какой-то совместное взаимодействие, мы придумываем, снимаем на камеру и потом опять разделяются они. И вторая часть касается взаимодействия с ребенком, как быть ответственным.

Татьяна Вольтская: Родительской ответственности часто не достает в семьях, в общем благополучных, но таких, где кто-то из родителей, а иногда и оба - выпускники детских домов и интернатов, в детстве и юности не получившие опыта, как жить в нормальной любящей семье. Такими парами занимается молодежное объединение "Подсолнух", говорит его руководитель и методист Елена Сухорукова.

Елена Сухорукова: Особое место в нашей работе мы уделяем интеграции. Мы встречаемся с полными семьями благополучными, у которых есть дети, у которых есть папы, мамы. И чтобы эти встречи были полезными для наших молодых мам, мы их организуем в необычайных условиях, например, как поход. Мы приглашаем полные семьи, готовим наших родителей и готовим поход трех-пятидневный. Надо сказать, что это сложный момент для родителей, потому что девочки лишены элементарного наблюдения, нормальных семейных отношений, потому что они держатся особняком, у них нет в большинстве нормального общения между полной семьей и сиротской. В детский сад они детей крайне редко водят. Только благодаря тому, что с ними ведется регулярная работа, у нас за год все наши клиентки детей поместили в детские сады. Существует страх, социальный страх, когда они приведут ребенка в детский сад. Во-первых, надо привести его вовремя к 8 часам, к 9. Потом, как их встречают в детском саду, как ухаживают. У нас есть регулярные семейные лагеря – это летние семейные лагеря двух-трехнедельные, и это интенсивная работа для этих семей.

Татьяна Вольтская: Многие специалисты считают, что профилактику кризисных ситуаций в семье надо начинать с женщины. Специальное подразделение создано в "Центре социальной помощи семье и детям".

Лариса Мерная: Вот там осуществляется настоящая профилактика, потому что они работают с беременными женщинами. И система у них, тренинги, обсуждают проблему, подготовку к родам, а затем эти женщины с маленькими детишками перетекают к нам. Потому что у нас еще программа есть, которую мы с Институтом раннего вмешательства реализуем – это программа ранней социализации для мам с детишками от года до трех лет. И сейчас у нас работают три группы таких мам с детишками, приходят к нам еженедельно, проводят по два часа и тем самым улучшают отношение со своим ребенком, и, естественно, становятся более грамотными мамами. Еще у нас есть очень интересная форма, такая студия свободной игры. Это большое помещение, которое красиво оформлено и создает развивающую среду. Там игрушки, бассейн сухой и мокрый, игры, столики. Все, что нравится детям. Почему студия свободной игры? Туда могут придти все мамы нашего района с маленьким ребенком. Ежедневно они туда приходят утром на два часа и вечером на два часа. Там находится специалист, который может проконсультировать их. И мамы взаимодействуют, просто играют со своим ребенком, никто не вторгается, только если мама сама попросит. Либо специалист дает модель поведения. Интересно наблюдать по поводу интеграции, я за интеграцию, как мамы поначалу действительно неумелые, мы видим, как они учатся у более умелых мам, как они перенимают этот опыт. Я думаю, что такие интерактивные группы, они перспективны очень. И может быть мы делать группы не только все приемные или опекаемые, а как раз интересно интегративные семьи. Я это вижу и по другой программе, мы работаем с ВИЧ-инфицированными семьями, мама с маленькими детьми, у нас есть отдельная программа. Год отработали, и я поняла, что они не хотят быть вместе, они хотят интегрироваться в социум. И я думаю, что это правильно. Какие-то мероприятия мы вместе с ними обсуждаем, но они хотят индивидуальную работу или быть как все.

Татьяна Вольтская: Семья должна чувствовать себя уверенной, знать, что в заботе о детях государство готово ее поддержать, и дать семье такую уверенность можно разными способами, - считает Лариса Мерная.

Лариса Мерная: У нас есть еще семейный клуб. У нас он каждый месяц организуется и родители с детьми приходят на этот семейный клуб и обсуждаются разные проблемы. Очень часто праздники вместе какие-то празднуем, приурочиваем к какому-то историческому событию. Многие не знают истории города, истории района собственного, каких-то исторических данных. И я думаю, такая совместная деятельность познавательная сплачивает родителей, может быть дает стимул к тому, чтобы он стал более ответственным, как-то занялся образованием своего ребенка. Для них же мы устраиваем бесплатные экскурсии. В прошлом году мы провели 29 экскурсий бесплатно для родителей по городу, в пригороды, с хорошими гидами. Я считаю, что это не только развлекательная, это очень важная часть работы, где родитель может пообщаться и с ребенком, и узнать город, в котором он живет – это формирует общую культуру. Мне кажется, это очень важный психологический аспект.

Татьяна Вольтская: Понятно, что нужно задумываться об ответственности не только матерей, но и отцов, хотя иногда отцы оказываются даже более ответственными. Говорит писатель, педагог, художник Алексей Карпов, самостоятельно воспитавший троих детей, поскольку их мама уехала, бросив семью.

Алексей Карпов: Что, с моей точки зрения, является одним из ключевых моментов, почему же происходит такой переход родителей к безответственности. И причем это же проблема не только той крайней категории населения, о которой мы больше говорим, то есть когда совсем все плохо. С моей точки зрения, примерно половина родителей безответственна из тех, с кем я общаюсь уже как психолог детский, педагог. И я сколько об этом дума, с моей точки зрения, можно вывести такую простую вещь: родительский труд с точки зрения абсолютного большинства людей не является престижным. Его престиж социальный очень низок. Я на себе это ощутил. Многие знакомые говорят: Леша, ну что, пойдем с нами, в баню сходим, ну что ты с ними возишься? Особенно мужчины в нашем патриархальном обществе. Для них это ерунда какая-то с детьми нянчиться. Женщины понимают, чем мы занимаемся. Но если посмотреть, то отношение такое, скорее пренебрежительное часто. И как крайнее выражение этого отношения часто возникает полная безответственность.
Ну что в этом плане можно сделать? Я не знаю каких-то общих рекомендаций, но для начала, если задуматься об этом, каждый из нас может осознать в своей жизни, я в своей семье столкнулся, то для моей бывшей жены воспитание детей было гораздо менее престижным, значимым фактором по сравнению с какими-то более внешними, с работой более социально выигрышной. И это стало тоже одним из аспектов, почему она смогла оставить детей, как мне кажется. Это был не единственный фактор, но все же. Что надо сказать? Для начала надо в себе это отношение перестроить, оценить, насколько мы понимаем, как мы относимся именно к этой части своей жизни.
Для меня воспитание детей стало очень важным делом. То есть я отложил карьеру, я отложил все остальное, у меня трое детей. Я понимаю, насколько это важная работа. Я, соответственно, как писатель стараюсь в книжках писать и когда встречаюсь с людьми, выступаю где-то, говорить об этой проблеме. Для мам это более естественно, а мне хочется к мужской аудитории. В чем специфика? Для мужчины, насколько я могу судить о себе, общаюсь с другими папами, вопрос не только естественного родительского чувства. Для мужчин очень важен вопрос интереса. Огромное большинство мужчин являются в такой степени достаточно безответственными отцами, потому что им неинтересно. И мне кажется, что этот момент показателен. Мужчине что же интересно в общении с ребенком, даже с самым маленьким? Какие формы самореализации, не только, что он должен как папа, а он может многому научиться у ребенка, он может многое почерпнуть. И вот собираюсь написать книжку, как раз специально обращенную к отцам, о том, как выглядит труд матери с позиции отца. Может быть кто-то из отцов почитает, из будущих отцов тем более, задумается, сколько же в этом не только труда, но и по-настоящему интересного. Я стал писателем, художником и педагогом. Так что для мужчин здесь открыта самореализация большая.
XS
SM
MD
LG