Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и Кавказ в творчестве азербайджанского писателя Чингиза Гусейнова


Сергей Сенинский: .... Российско-кавказские отношения и взаимодействие мировых религий – таковы главные темы творчества азербайджанского писателя, живущего в Москве, Чингиза Гусейнова. Отметивший недавно свой 80-летний юбилей, писатель работает над новыми произведениями, иронично замечая, что они, как и прежние, идейно будут расходится с официальными позициями как Москвы, так и Баку. Своими размышлениями он поделился с нашим корреспондентом Олегом Кусовым:

Олег Кусов: Писатель Чингиз Гусейнов вот много лет живёт и работает в Москве, точнее на даче в писательском посёлке Переделкине. Он много работает – из под его пера вышло около 30 романов и повестей. Чингиз Гусейнов читает лекции во многих странах мира по истории культуры. Визит к писателю и профессору, даже с обычным приглашением на чай непременно из восточных стеклянных стаканчиков "армуды", зачастую выливается в продолжительный, но интересный разговор о насущных проблемах российского государства и Кавказа. Во время своего визита к Чингизу Гусейнову я спросил его о Кавказе, Москве, о национальных отношениях в стране, и о Баку. В одном из своих интервью он как-то сказал, что закалка "бакинца" помогала ему всю жизнь.

Чингиз Гусейнов: Я знал о том, что существует много национальностей, но я их воспринимал всегда как сотрудничающие и мирно сосуществующие. В Москве я увидел, что, оказывается, между нациями существуют противоречия, конфликты, борьба, неприятие. Вот это я узнал в Москве. В Баку я знал многонациональность, но с сосуществованием. Потому что национальная политика построена именно на кадровом этносе, это и погубило Советский Союз.

Олег Кусов: В своём романе "Фатальный Фатали" Чингиз Гусейнов затронул тему непростых российско-кавказских отношений 19 века. Роман вышел ещё в советское время, может быть, поэтому цензура допустила до читателя идею колонизаторства и насильственного выдавливания кавказских горцев за рубежи Российской империи. Но Чингиз Гусейнов оставался критиком ленинской национальной политики, что в те времена было очень опасно. Писатель убеждён, что именно ленинская национальная политика привела к сегодняшним многочисленным конфликтам на Кавказе.

Чингиз Гусейнов: И это же надо было додуматься разделить страну. Этнический принцип на последнем месте, на первом экономический, политический тоже учитывается. И когда разделили всю страну по этническому принципу, значит мы заведомо придали каждому региону титульного этноса суверенитет титульного этноса. Причем империя, в отличие от французской, британской и так далее не прошла длительный путь развития, когда ассимиляционные процессы действуют. Если бы сто лет продолжалась империя российская, то постепенно сформировался бы этап ассимиляции. Но российская империя была самой молодой империей, и еще сохранялись этносы с традициями, языками и так далее, поэтому не учитывать это нельзя. Но преувеличенная, мы еще политику преувеличивали. Она развалилась главным образом экономически. По политическому принципу развалилась, откололись куски. Были этносы, которые имели республику, союзную республику, были этносы, имеющие автономную республику, автономные области и этнические районы. И это, к сожалению, остается.

Олег Кусов: Чингиз Гусейнов полагает, что угроза распада нависла и над сегодняшней Россией.

Чингиз Гусейнов: И тут требуется архимастерство управления этим государством. Так, как идет сегодня, я боюсь, что если так пойдет, это единство сохранить будет сложно. Разбужен этнос, причем он самый уязвимый и очень тонкий инструмент. Любая недооценка или пренебрежение этническим моментом ослабляет. Вот я прошедший такую школу национальную, интернациональную, даже меня возмутило, обсуждают, допустим, по телевидению какие-то общероссийские проблемы или России, только русские, ни одного представителя этносов нет в этих обсуждениях. Даже меня это, казалось бы, удивляет, чтобы был татарин или башкир, кто-то из тех, кого касается, кто живет, он здесь родился, его исконная территория. Но он в составе большого государства – это хорошее благо. Причем, государство с высокой культурой. Но почему его не спрашивают?

Олег Кусов: В качестве примера решения национального вопроса многие политики и политологи приводят в пример Азербайджан. Писатель Чингиз Гусейнов с ними согласен, но только в целом.

Чингиз Гусейнов: Азербайджану удается решить эту проблему. Но дело вот в чем: на сегодняшний день все эти проблемы, связанные с территориями, с возмущениями о роли другого этноса и так далее, все это сегодня, чтобы эти процессы остановить, все-таки с опорой на силу. Есть сила – удается сохранить, нет силы – не лезь, а найди мирные пути и переговорный процесс. Грузия, отколовшиеся грузинские районы – это все было искусственно создано в 22 году.

Олег Кусов: Ленинская национальная политика стала стратегией советского государства. Вот в этом Чингиз Гусейнов и видит главную трагедию страны.

Чингиз Гусейнов: Надо развивать идею культурной автономии. Каждый этнос, каждая нация имеет право на культурную автономию. Как в Америке, там 30 польских может существовать культурных, но территориально Польша там не выделена или другие народы. Но Ленин разгромил эту теорию в пух и прах и взамен было право наций на самоопределение, вплоть до создания собственного государства. Каждый решал свои узкие задачи. Если не дать им этого анклава, то может быть они не пойдут за большевиками. Сиюминутные проблемы. А это стало уже политикой и я даже помню, я хотел опубликовать статью о культуре автономий. Я говорю: слушайте, пока еще не было никаких войн, но это же иррационально – ленинская теория, право наций. Право наций на что? Все говорят: на самоопределение. Но первоначально было совсем другое: право наций на культурную автономию без выделения территорий. Но сейчас уже поздно, некоторые поезда уже ушли, другие поезда, паровоз шумит. Поэтому не позавидуешь вождям, которым приходится решать эти проблемы. Но тут еще накладывается история, связанная, наряду с идеей дружбы народов и так далее, репрессии против народов. Репрессии не просто против отдельных людей, а целых народов. Народ-предатель. Поэтому с Кавказа выслали чеченцев, ингушей. Потом их вернули.

Олег Кусов: Писатель Чингиз Гусейнов смело берется за религиозную тему. И здесь его взгляды расходятся со взглядами официального духовенства. Свой роман "Мерадж" он посвятил жизни Пророка Мухаммеда. Произведение носит светский характер, но в нём чётко прослеживается авраамистская идея, то есть идея о духовной близости иудаизма, христианства и ислама, которые берут своё начало от Авраама. В советские годы писатель Гусейнов подвергал критике ленинскую национальную политику, а в наше время он выступает против превращения религии в идеологию, разделяющую людей. И ещё одно утверждение писателя Гусейнова – люди непозволительно вмешались в Коран.

Чингиз Гусейнов: По рождению я мусульманин, а так я очень высоко ценю и христианство, и иудаизм. Папа римский Иоанн Павел Второй, у него была гениальная фраза: христиане – младшие братья иудеев. Это смелая фраза. И я представил: а найдется какой-то имам мусульманский, который скажет: мусульмане – младшие братья иудеев и христиан. Если это будет произнесено, это будет такой переворот в мировоззрении и на планете.

Олег Кусов: Это только часть моего продолжительного разговора с писателем и доктором филологических наук Чингизом Гусейновым в его доме в писательском посёлке Переделкино. Он продолжает много работать, в его планах – новые книги. Его творческий девиз – писатель должен всегда оставаться в оппозиции власти и даже большей части общества. Все мои произведения, подчеркнул Чингиз Гусейнов, были написаны из чувства протеста – это необходимая мотивация творчества.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG