Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
«Хочу поделиться с вами одним своим наблюдением, - пишет господин Романов. - Смотрю новости и вижу следующий сюжет. Освещается совещание Организации Договора по коллективной безопасности (ОДКБ). Радуюсь: даём отпор американским планам. Правда, отсутствует делегация Беларусии. Так Лукашенко отвечает на российские претензии к белорусскому молоку. Телекамера показывает пустующие стулья для белорусов и (главное!) две бутылки с напитками: одна – с водой, а другая – с «Кока-колой». Я сотряс стены хохотом. Борются с планами «проклятой» Америки, но в «кока-коле» себе не отказывают! Как учит марксистская диалектика, противоречие является способом обнаружения сущности. Следовательно, сущностью организации по коллективной безопасности является пускание пыли в глаза обывателю. Будут и дальше бряцать оружием без отказа от благ той стороны, от которой безопасятся. Да и «Кока-кола» на фоне «молочной войны», которую ведет российское антисанитарное руководство, вообще выглядит как насмешка. Мол, мы ваше молоко легко заменяем «Колой», вот только, спрашивается, чьей? И где здесь патриотизм?».
Чёрт их знает, господин Романов, чёрт их знает… Мы привыкли говорить, что они сами не верят в западную угрозу, ну, а что, если мы просто приписываем им свой здравый смысл? Что, если они всё-таки готовы при случае бабахнуть? К счастью, вот это «а что, если» присутствует в уме дяди Сэма. Он слушает, как возносят хвалу генералу Деникину, и думает: да, здравого смысла тут не шибко – почему его должно быть больше в других делах? И держит порох сухим. А с Лукашенко всегда договорятся: свои люди, милые бранятся – только тешатся. Если бы в Киеве пять лет назад воцарился вождь русско-советской половины Украины, газовая война всё равно могла бы случиться, это легко себе представить, и война, не исключено, более жестокая, но это ничего страшного не означало бы. Свара между своими. Дело не просто в том, что Ющенко косо смотрит на Москву, дело в том, что он не косо смотрит на Запад. Если бы он смотрел на Китай, на Пхеньян, на Тегеран – куда угодно, лишь бы не на Запад, Москва не впадала бы в ярость: это чудит свой, да пусть и чужой, главное – что нацеленный не на Запад… В один из первых дней своего правления Лукашенко заявил, что самым лучшим порядком для Белоруссии считает гитлеровский порядок за минусом его внешнеполитической части. К нынешним дням прояснилась и вера Путина. Это – мягкий фашизм, фашизм с человеческим лицом. Именно такому фашизму учил философ Иван Ильин. Путин только что поставил ему новое надгробие на свои, между прочим, деньги. В России какой-то смельчак написал в связи с этим, что Ильин – не кто иной, как фашист, что не совсем верно. Ильин приветствовал фашизм, но не весь скопом, а с разбором, различал в нём хорошее и плохое. Хорошее – это, мол, любовь к отечеству, забота о простом люде, плохое – расизм, подавление свобод, стремление к мировому господству. Ильин мечтал, что когда-нибудь в России появится очень хороший, очищенный от гитлеризма фашизм, и такой, притом, умный, что не будет называть себя этим опороченным словом. Ильина любил упоминать Руцкой, да, тот самый Руцкой, которого Ельцин вышиб танковой пальбой из Белого дома. У Руцкого был, а может и остаётся, друг – Никита Михалков, называл его нежно Сашей. И у Путина есть друг Никита Михалков. А Никита Михалков, по его словам, большой поклонник Ивана Ильина. Тот, кстати, считал большой ошибкой гитлеровского фашизма безбожие, надеялся, что русский фашизм будет опираться на православие. И они все сегодня православные: и Руцкой, и Путин, и, разумеется, Михалков, и Лукашенко, который и тут выделяется: называет себя неверующим, но православным, иногда – в обратном порядке: православным, но неверующим. По-моему, он вообще честнее их всех, простая душа.

Письмо от слушателя «Свободы», который называет себя так: Диабол Диаболофф: «Во времена советов гулял вопрос о стоянии на двух ногах: одной ногой мы в социализме, другой – в коммунизме, так как же, мол, долго нам ещё стоять враскоряку? Текущая действительность, увы, отвечает однозначно: стоять нам враскоряку до скончания века. Отвязанность джипманов безмерна. Если уж яхту, то непременно с подводной лодкой в комплекте. Словом, «под собою не чуя страны».

Слушатель «Свободы», чью фамилию не буду называть, прислал свою «Программу решения демографической проблемы России». В ней сорок шесть пунктов. Среди них такие. «Ввести генетические паспорта на всех граждан России, где должны быть указаны все генетические болезни гражданина. Запретить браки генетически неполноценных граждан с генетически полноценными… Ввести сухой закон на двадцать лет… Поднять сельское хозяйство силами заключённых… Воспитывать молодое поколение в духе патриотизма и любви к русской нации и нациям кореннных народов России… Ввести в стране домострой… Повсеместно проводить спортивные мероприятия для здорового воспитания молодёжи… Запретить коммерческую деятельность эмигрантам… Распустить все партии и объединения демократического толка. Легальные партии и объединения формировать по национальному признаку». И, конечно, «закрыть границы и ужесточить контроль». Всё это изложено, как сказано в конце, «с уважением и надеждой на будущее». Таков он, самодеятельный русский фашизм сегодня. Это фашизм деревенских грамотеев – называю их так, хотя живут они, как правило, по городам. Грамотей любит читать, философствовать, размышлять о переустройстве мира, при этом у него никакого порядка в голове. Он может почти наизусть знать всю сельскую библиотеку и половину – районной, и оставаться тёмным, как тёмный лес. Такие преобладают среди путинских идеологов и друзей, мы говорили о них – все эти ильинцы, попы-«византийцы», «евразийцы».

Следующее письмо – из Тверской области. «Аффектно-искренне приветствую вас, Анатолий Иванович! Хотя моя интуиция подсказывает, что каждая минута вашей радикальной и плодотворной деятельности перенасыщена, но, уповая на ваш нескончаемый аттрактивный ручеёк филантропии, - помогите, пожалуйста, одинокому диссиденту найти элексир жизни в облике транзисторного приёмника! В настоящее время мне пятьдесят семь лет. Но ещё с юношеского возраста боготворил чародейскую новизну вашей радиостанции, пополняя своё мировоззрение гуманитарными и свободными концепциями райской жизни зарубежья. В настоящее время скорблю об отсутствии в торговле (запрет В.Путина) многоволновых приёмников. Мой любимец «Океан», сошедший с конвейера много лет назад в Латвии, потерял чувствительность. Лишь короткое время, с шумной риторикой, я поглощаю ваши прозрачные спектры бытия. А посему прошу, умоляю: подскажите, где найти иностранный многоволновой транзисторный приёмник. Располагая дензнаками, незамедлительно совершу вояж за чудотворцем. Моя локализация: 172630 Тверская область, Западно-Двинский район, посёлок Старая Торопа, улица Кирова, 39. Иванов Валерий Васильевич».
Письмо господина Иванова я прочитал моему киевскому другу пану Остапенко. Он психолог по образованию, а по роду занятий -предприниматель, торгует установками для очистки воды, частично делает их сам на одном заводе, бывшем, естественно, «почтовом ящике»; установки разные – от домашних до промышленных, заказчики очень довольны, мне кажется, они у него по всему свету, есть и в России, в Якутии, например (где Киев, а где Якутия!); одно из его изделий стоит у меня на кухне уже несколько лет, фильтры ещё ни разу не менял, оно не только делает воду приятной, то есть, безвкусной, но и устраняет болотистый запах. Письмо нашего слушателя я прочитал ему потому, что пан Остапенко всё знает и всё умеет, был у меня прорабом на строительстве бани, консультирует меня по таким вопросам, как укладка гарцовки, у него есть и ветеринарный опыт, ждёт, когда моя корова созреет телиться, он умеет помочь и в этом деле; правда, сначала корову придётся завести. Читаю его письмо:
«Приветствую вас, Анатолий Иванович! Сообщаю вам и вашим слушателям, что жизнь приёмников, позволяющих на территориях бывшего СССР слушать вражеские голоса, продолжается с неизменным успехом. Такие приёмники, а называются они Degen DE1103, можно легко приобрести в Москве примерно за три тысячи рублей на Митинском радиорынке, 102-й павильон, на первом этаже нового здания, а также в других точках этого рынка. В.Путин торговлю ими не запрещал и уже, думаю, не запретит. Эти приёмники изготовлены в Китае для того, чтобы великий китайский народ мог слышать вдохновенные и вдохновляющие голоса своих Великих Кормчих и Великой Коммунистической Партии в любом уголке планеты всей. Но они, эти приёмники, пригодны и для того, чтобы бывшие советские труженики могли по привычке украдкой слушать (перед тем, как забыться сном) такие родные и такие далёкие вражеские голоса... Также эти приёмники, при небольшом ухищрении, способны принимать диапазоны ГиБДД и милиции. Так почти всё тайное, с китайской помощью, становится явным... Есть на митинской барахолке и широчайший выбор всевозможных отечественных приёмников - от раритетной рижской Спидолы до прощального крика советского радиопрома. Нужные вашим слушателям приёмники можно купить и с доставкой наложенным платежом - в интернете полно предложений. Сообщите вашим слушателям, что на получение всех этих сведений я потратил примерно десять минут моего драгоценного времени. С уважением Александр Остапенко».
Слушатели, наверное, обратили внимание на то, что пан Остапенко написал чуток в манере господина Иванова. «Плетение словес»… Но в быту он говорит просто, хотя тоже душеполезно. Из его поучений, адресованных лично мне, некоторые имеют всеобщий характер. Я люблю всё делать из подручных материалов и побыстрее, на что пан Остапенко однажды сказал: «Конфетку, Анатолий Иванович, можно сделать из любого дерьма. Но! Люди будут смотреть и говорить: вот какая красивая конфетка из дерьма».

«Ваши передачи очень интересны, а потому решил написать о своей крестьянской жизни. Чиновники задушили тружеников села. Нет в деревне ни коровы, ни курицы, народ весь вымер, за исключением олигархов. Построено много бандитских магазинов. На полках водка, колбаса, сыр, эти продукты недоступны простому люду, всё очень, очень дорого. Народ голодный, озлоблённый, а товар с некоторых пор портится, вывозится на места захоронения. В эпоху советского времени в магазинах были дешёвые, качественные мясные, молочные продукты. Все эти продукты производились тружениками сёл и деревень. Питались качественным мясом, молоком. Правительство заботилось о здоровье населения. С 1993 года идёт вымирание народа. Махов».

«Здавствуйте, Анатолий! Передайте нижеследующую правдивую историю. Она позволяет надеяться, что Россия не погибнет. Я два года назад приезжал в Россию из США, чтобы забрать к себе отца. Ему было семьдесят девять лет, слепой, с болезнью Паркинсона, никого, кроме меня, у него не было. Я был очень занят на работе в США. Взял отпуск на две недели (у нас тут больше, чем на две, в отпуска не ходят), и поехал. Приехав в Москву, я обнаружил, что мой российский паспорт давно истек. Получение нового займет месяц или больше. Если дать взятку, то - неделю. Положил в карман деньги, бутылку коньяка в рюкзак, и отправился с утра в управу. Отсидел шесть часов в очереди и, наконец, попал к начальнику. Вечерело. Мужик был в штатском. В стенном шкафу я заметил его форменный пиджак с двумя звездочками подполковника. С этого момента начинается сказка. Я рассказал ему про работу в США, про слепого папу, про мой двухнедельный отпуск. Он всё это выслушал и быстро написал что-то на клочке бумаги. "Идите в подвал, передайте машинистке". Я пошел. Она сказала: "Приходите через три часа". Я пришел. Она мне выдала новый россйский паспорт. Через три часа! Затем она попросила меня подняться к начальнику, чтобы уладить детали. Я засунул руку в карман, ощупал купюры и пошел. Войдя, сказал: "Хочешь, возьми коня любого!" Я, Анатолий, не шучу. Именно так я и сказал. "Бумаги нет, - сказал начальник виновато. - Нам бы немного бумаги обычного формата». Пока я сидел в очереди, уже наслушался жалоб на отсутствие бумаги. Людям приходилось переписывать всякие заявления. Очень они ругались: «Богатеи! Бумагу жулят!».Через двадцать минут у них была бумага. Я сбегал в книжный магазин и купил ящик. На пару дней управе хватит. Вышел на улицу. Там иномарки не пускали карету «скорой помощи» через перекресток. Эта история вот о чём. Государство, в котором нет бумаги и в котором «скорая помощь» не может пробиться через БМВ, скоро умрёт. А люди останутся. И военные, и штатские. "И в поле боя убиенные». И я уверен, что они уже думают о том, как отделить зерна от плевела. Бог им в помощь! С уважением Михаил».
Спасибо, Михаил, за письмо. Я тоже время от времени покупаю бумагу для своего сельсовета.

«Почему вы, являясь, кажется, патриотом Украины, запрещаете кому-то быть горячим патриотом России? – пишет Наталья Кононенко из Нахичевани. - Кто-то не устает рассказывать, что арийцы – это древние украинцы, от которых произошли все ценные нации Земли, а кто-то говорит о вечно «ВеликиЯ России». Подавляющее большинство бывших колониальных держав и по сей день вмешиваются в жизнь своих бывших колоний, если последние не перешли под крыло другого сильного, как это случилось, например, с Гонконгом и Макао. Почему Россия должна только наблюдать за тем, что происходит на Украине и в других прилегающих к ней государствах?». Да, Наталья, так рассуждают и руководители России, и большинство россиян, и в полном соответствии с этим пониманием горячего патриотизма Россия то открыто и грубо, то скрытно и тонко вмешивается и вмешивается в дела своих соседей. Но вот вопрос: что она с этого имеет? Кроме разнообразных потерь, ничего. Кроме потерь и ответных ударов, в том числе – по государственному и национальному самолюбию… Правда, надо отдать должное российской пропаганде. Она хорошо это использует. Она говорит: видите, дорогие сограждане, нас никто не любит, нас не ценят, нас обижают, поэтому мы должны держаться вместе, всё теснее сплотимся вокруг известно кого!

Из Хабаровского края и Хабаровского же района, из села Новокуровка пишет Сенин Виктор Степанович: «Нами всегда правили князья, ненавидевшие свой народ, цари-недоумки, генсеки-деспоты, президенты-мокрушники. Они всегда выстраивали сильную вертикаль власти, чтобы в зачатке пресекать всякое неодвольство, и действовала она всегда по принципу ниппеля: туда дуй, оттуда сами знаете что. Россия снова стала на путь сталинизма, а это означает, что она опять делается пугалом для мира. Это не вина простых россиян, которые готовы вернуться назад, лишь бы не видеть того беззакония, что творится сейчас, - это наша беда. Только идеологическую обработку населения вместо КПСС взяла на себя православная церковь. Факт есть факт, - продолжает господин Сенин, - мы опять посадили себе на шею огромную армию тунеядцев в рясах, они уже успели окрестить всю Россию, но что это за крещение, Господи! Наша правящая элита из коммунистов-атеистов превратилась в православных христиан, стоит шеренгами на богослужениях. И пусть не говорят, что это личное дело каждого из них. Личное дело тогда, когда молятся, как учил Иисус Христос: «Ты же когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, который втайне, и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». А в заключение я говорю, Анатолий Иванович: мне жизнь не дала ничего, и я смерти ничего не должен, поэтому я остаюсь бессмертен. Вот такая она, русская душа. Всего вам доброго».
Вам тоже всего доброго, Виктор Степанович. Готовы вернуться назад, лишь бы не видеть того беззакония, что творится сейчас, - запомню это ваше высказывание. Исследования показывают, что беззакония в России стало больше, чем при Ельцине, хотя тогда всё бурлило, но многие считают, что нет – порядка и справедливости больше теперь. Впрочем, количество таких людей быстро сокращается. Пропаганда, как я говорю, может всё, кроме того, чего она не может.

Из Новополоцка пишет Сергей Васюкевич: «Мне тридцать три года, инженер-электрик, закончил в двухтысячном году аграрный технический университет и два года по распределению работал главным энергетиком в колхозе. Поведаю, что пришлось увидеть. Половина кормов просто сгнивает. Слесарь, с которым мы обслуживали помещения для скота, как-то спросил у меня: «Сергей, я ничего не понимаю. Объясни мне такую вещь. Я свою корову кормлю ничуть не лучше, чем кормят колхозных, но почему моя корова выглядит как корова, а тут одна арматура?». Арматурой у нас в народе называют живое существо, состоящее из костного каркаса, обтянутого кожей. Весной, когда коров впервые выпускают на пастбище, некоторые из них не доходят до луга. Как-то при мне телилась корова, = продолжает автор. - Дело шло трудно. Ей помогали… Вышедшие ноги телёнка привязали к навозоуборочному траспортёру и короткими пусками вытащили живое существо. За молоко высшего сорта государство платит дороже, вопрос легко решается с помощью взятки. Охрана труда такая, что установку для протравки зерна в обиходе называют «чернобыль». Люди, работающие с гербицидами и пестицидами, рано лишаются зубов. В ангаре стоял новый комбайн, купленный по лизингу. За зиму его раскурочили: вырезали все медные провода, сняли серебросодержащие реле и прочее. Про поголовное сезонное кодирование механизаторв от зелёного змия, кражу лошадей, телят, солярки уже не говорю… Я это к тому, Анатолий Иванович, что каков народ, таков и царь. Самая лучшая форма правления, а таковой я считаю демократическую, всё равно вынуждена прогибаться под напором испорченной человеческой природы. Вот почему есть свобода по-американски, по-русски, по-белорусски… Не боюсь я никого и ничего, кроме Бога. Не собираюсь никому ничего доказывать, я просто так живу. С уважением Васюкевич Сергей Александрович. Новополоцк, Белоруссия».
Спасибо за письмо, Сергей Александрович, вы мне живо напомнили колхозную жизнь. Ничего подобного нигде не увидишь в самом бедном, но частном хозяйстве. Подчёркиваю: частном. Частники уже стали забывать, что такое колхоз. Я вспомнил библейское выражение, которое часто повторял в советское время, цензура пропускала, хотя и не всегда: «Бык жиреет от взгляда хозяина». Это выражение любил повторять один из американских министров сельского хозяйства. Мне также было интересно узнать из вашего письма, что белорусская колхозная жизнь произвела слово «арматура» взамен всем известного «кожа да кости».

Письмо из Коломны: «Наблюдается страшное засилье астрологов, экстрасенсов, магов и прочих мошенников. Считается, что верят этим бредням малообразованные люди. Но их-то, малообразованных, большинство. Но я хочу спросить вас: неужели вы не понимаете, что всё дело в религии? Если одни верят в Бога, то почему же другим не верить во всякую чертовщину? Но никто, даже академик Гинзбург, объявляющий себя атеистом, не бросит камня в религию как врага атеизму. А знаете, почему? Да потому что власти предержащие помешались на религии. Не зря народ зовёт их подсвечниками. На слова против религии наложен запрет. Ни одна газета, ни одна передача по радио и телевидению не говорят, какое церковное мракобесие накрыло нашу страну. Что творилось при Алексии!! – два восклицательных знака. – Теперь, при новом патриархе, уже поднимается вопрос о канале православия на телевидении. Может, он уже и есть. Вице-спикер Слизка ратует за двадцать четыре часа этого вещания в сутки. А где учёные? Стыдно даже писать это письмо в двадцать первом веке. Впечатление, что мы в средневековье, а посему я не пишу своего имени, так как мракобесие сопровождается инквизицией. Власти выгодно иметь стадо, которое всё стерпит ради надежды на загробную жизнь, где всё будет справедливо, каждому – по труду его. Стыдобища!!! – три восклицательных знака. – С уважением к вам Аноним. Пишу вам потому, что вы с уважением относитесь к письмам и их авторам».
Действительно, дожили – человек боится заявить под своей настоящей фамилией о неприятии религий, потому что среди них есть и господствующая в его стране... Но не будем, дорогой Аноним, ни отчаиваться, ни обольщаться. Природа человека остаётся неизменной. Двуногие подсвечники постепенно надоедят людям так же, как в своё время - советская пропаганда. Возникнет дух противоречия, овладеет он сначала молодёжью, потом толпой – и начнётся всё сначала, в новых условиях, в новых обёртках…





Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG