Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Майклу Джексону однажды был присвоен титул "певца тысячелетия": очередной пример жалкой человеческой близорукости. Подобный случай был во Франции конца 19-го века: проводили конкурс – кто лучший драматург всех времен и народов? Победил модный тогда Ростан. О Шекспире и не вспомнили.

Но, конечно, Майкл Джексон – фигура чрезвычайно значимая для нашего времени. Если певцом тысячелетий (даже не одного) был легендарный Орфей, то Майкла Джексона можно назвать механическим Орфеем. Он являл симбиоз человека и машины, был Орфеем индустриальной эры.

Еще в двадцатых годах прошлого века немецкий философ Вальтер Беньямин написал работу "Судьба искусства в век технического репродуцирования". Главная мысль была та, что в эту эру искусство становится не только достоянием масс, но и включает массу, человека массы в процесс его, искусства, изготовления. Понятно, что это не то искусство, которое делал Шекспир. И за этим искусством, за этой культурой множительной техники совершенно справедливо закрепилось название "масскульт", массовая культура.

Искусство - или то, что сейчас этим называется, - было поставлено на конвейер. Если у вас хватит терпения в течение какого-то времени следить за масскультом, вы заметите, что "звезды" в нем появляются даже не в месячном, а в недельном интервале. Вот главная черта масскульта: его много – и не в смысле репродуцирования и рыночного сбыта, но и в смысле производства. Машинное, тем более конвейерное производство дешевле ручного, штучного труда, и производительность его превышает все возможности человека-одиночки, будь даже этот одиночка Шекспиром.

К машинной метафоре присоединяется биологическая: все эти "звезды" исчезают так же быстро, как появляются, это мыльные пузыри. Тем более интересно, если кто-то из них задерживается в общественном и "артистическом" внимании.

Майкл Джексон был именно таков, он держался в поле внимания с одиннадцати лет до самой смерти. И это случилось потому, что в нем нашла предельное выражение машинная логика. Это был не артист и даже не человек, а робот. Главное в нем был не голос – крошечный и писклявый, а движение тела, и это было машинное, угловатое, резкое движение. Это назвали "лунной походкой". И действительно, при взгляде на него вспоминается когда-то прогремевшая машинка – луноход.

Бесконечно важно и другое. Майкл Джексон был существом, созданным не столько в биологическом порядке, сколько сконструированным средствами науки и техники. В нем всё было сделанным – от цвета кожи до носа (сделанного неудачно). Темное, инстинктивное сознание собственной искусственности заставляло его жить в добровольно налагаемой на себя изоляции – от марлевых повязок на лице до (по слухам) спанья в барокамере. Дети его тоже, вне всякого сомнения, создавались методом искусственного осеменения. Майкл Джексон был не человеком, а куклой – вроде той поющей и танцующей куклы, которую принимали за живую в новелле Гофмана "Песочный человек".

Значение Майкла Джексона в культурной символике человечества огромно. В процессе индустриальной и постиндустриальной цивилизации люди всё более отдаляются от органических ритмов бытия, переселяются в техногенные сферы. Колоссальный качественный скачок в истории человечества – отделение секса от его производительной, детородной функции. Человечество делается виртуальным. Скоро оно сможет размножаться клонированием. Предтечей этой будущей, идущей, наступающей на горло эры стал Майкл Джексон.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG