Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Иране продолжается противостояние несогласных с результатами выборов президента


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Жигалкин и Ян Рунов.

Александр Гостев: Сегодня истекает срок, установленный Верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи для проверки результатов президентских выборов, состоявшихся 12 июня. Однако, судя по всему, он будет продлен, и Совет стражей исламской революции объявит свой вердикт несколько позже. Представитель Совета уже назвал голосование "самым честным" после Исламской революции 1979 года. Сегодня же были освобождены пятеро из девяти сотрудников британского посольства, задержанных иранскими властями по подозрению в соучастии в организации массовых беспорядков в Тегеране после президентских выборов. Официальный Лондон осудил задержание и отверг все обвинения, как не имеющие под собой никаких оснований.

Андрей Шароградский: Министр иностранных дел Великобритании Дэвид Миллибэнд, комментируя задержание сотрудников британского посольства, выразил "глубокую озабоченность" и потребовал их немедленного освобождения. Вот что сказал Миллибэнд на международной конференции на острове Корфу, где встречались главы внешнеполитических ведомств стран ОБСЕ.

Дэвид Миллибэнд: Совершенно неприемлемо преследование и запугивание. У всех дипломатов в Тегеране тяжелая работа. Сама идея о том, что британское посольство каким-то образом причастно к организации акций протеста в Тегеране, абсолютно безосновательна.

Андрей Шароградский: На прошлой неделе Тегеран выслал из Ирана двух британских дипломатов, Лондон ответил немедленной высылкой двух сотрудников иранского посольства в Великобритании. По неофициальным данным, за время беспорядков, вспыхнувших после президентских выборов в Иране 12 июня, погибли не менее 20 человек. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, открыто поддерживающий нынешнего президента Махмуда Ахмадинеджада, накануне призвал к прекращению выступлений оппозиции.

Али Хаменеи: Я советую обеим сторонам: не распаляйте молодежь, не натравливайте людей друг на друга.

Андрей Шароградский: Хаменеи назвал Великобританию "самым вероломным" из врагов Ирана и обвинил страны Запада - прежде всего Британию и США - в разжигании протестов иранской оппозиции. Министр разведки и безопасности Ирана Голам-Хосейн Мохсени-Эжеи заявил в интервью иранскому официальному информационному агентству "Ирна", что сотрудники британского посольства и британские средства массовой информации несут ответственность за напряженность в Тегеране после президентских выборов. Официальный Лондон эти обвинения категорически отверг, а министр иностранных дел Ирана Манучер Моттаки в ответ сказал, что Великобритания должна доказать это на практике.
Лидер оппозиции Мирхоссейн Мусави, требует проведения новых выборов президента Ирана, однако в субботу он заявил, что согласится и на проверку результатов уже состоявшегося голосования независимыми наблюдателями. Демонстрации в Тегеране в поддержку кандидатов от оппозиции - Мусави и Мехди Карруби - продолжались и в минувшие выходные.
Вопрос о том, какую тактику избрать в отношении Ирана и, главное, как нейтрализовать его ядерную программу, остается самым актуальным и, возможно, трудным вопросом. Лауреат Нобелевской премии мира Ширин Эбади призвала к дипломатическим и политическим санкциям против Ирана, чтобы вынудить Тегеран прекратить карательные действия против участников демонстраций. В то же время Эбади выступает против экономических санкций, от которых, по ее мнению, больше всего пострадает народ Ирана. Премьер-министр Швеции, который по ротации скоро станет председателем Европейского союза, выступает против санкций, которые, как он считает, могут стать для иранских властей поводом к ужесточению режима.
Некоторые американские политические обозреватели полагают, что именно международные экономические санкции, сильно ударив по ключевым секторам иранской экономики, вызвали массовое недовольство результатами выборов в Иране. Иранский народ захотел смены правительства, за политику которого населению приходится дорого платить. Безработица в стране сейчас, по официальным иранским данным, на уровне 10%, а по не официальным - 17-20%. Инфляция - на уровне 25-30% в год. Страна уже не может себе позволить тратить миллиарды на создание ракетно-ядерного оружия и на помощь террористическим организациям.
По мнению других обозревателей, санкции, объявленные Америкой, были бы более эффективными, если бы к ним присоединились Европейский союз, Китай и Россия. Позиция Китая и России сделала санкции, введенные ООН, слишком слабыми. Вот что думает об этом Дэвид Копел, директор исследовательских программ в Институте "Индепенденс" в Голдене, штат Колорадо, вопросы ему задавал наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов.

Дэвид Копел: Иран, как всем очевидно, создает свой ядерный арсенал, постоянно говорит о стремлении стереть Израиль с лица земли, угрожает другим странам Ближнего Востока, накапливает ракеты, способные достигнуть Европы. Опасность, которую представляет для мира и для собственного народа иранский режим, становится все больше. Но несмотря на это, многие страны не решаются даже на скромные санкции против Ирана. Пример Кубы показывает, что санкции, введенные одной страной или даже группой стран, не будут эффективными, если не будут приняты всем международным сообществом. К сожалению, Россия и Китай не хотят участвовать в санкциях против Ирана.

Андрей Шароградский: Это был Дэвид Копел, директор исследовательских программ в Институте "Индепенденс" в Голдене, штат Колорадо.
Итак, следует ли ожидать ужесточения американских санкций против Ирана, ведь, как считают многие наблюдатели, стратегия Барака Обамы на возобновление диалога с так называемыми режимами-изгоями не срабатывает. В пятницу Обама признал, что жестокое подавление демонстраций подорвало его надежды на развитие такого диалога с Ираном. Ситуацию в интервью Радио Свобода прокомментировал сотрудник Фонда "Наследие" Бейкер Спринг.

Бейкер Спринг: Я думаю, что стратегия президента Обамы основана на его представлениях о том, что политика Соединенных Штатов стала причиной того, что некоторые наиболее застарелые конфликты, например, с Ираном или с Северной Кореей - выглядят неразрешимыми. И он готов извиняться за американскую политику последних восьми лет и даже за то, что считает ошибками более ранней эпохи, он готов протянуть руку сотрудничества, надеясь на соответствующий ответ. Иранские события, на мой взгляд, показывают, что он не получит желаемого. И рано или поздно Белый дом не сможет отрицать бесперспективность такого подхода.

Юрий Жигалкин: Интересно, что идея равноправного диалога лежит и в основе российской стратегии Белого дома. Может ли его ожидать разочарование и там?

Бейкер Спринг: В данный момент администрация так не считает. По ее мнению, США и России удалось достигнуть прогресса на переговорах о сокращении стратегических вооружений, что является приоритетом для Белого дома. Но пока рано говорить о том, закончатся ли они успехом, потому что в Конгрессе существует серьезная оппозиция договору, который поставит препятствия на пути создания систем противоракетной обороны и заставит США сократить обычные вооружения, а все это, насколько я понимаю, в числе российских требований.

Андрей Шароградский: Это был сотрудник Фонда "Наследие" Бейкер Спринг. Вопросы ему задавал мой нью-йоркский коллега Юрий Жигалкин.
XS
SM
MD
LG