Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономическая панорама. Уровень зарегистрированной безработицы в России снижается


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Диана Асонова.

Александр Гостев: С очередным выпуском "Экономической панорамы" вас познакомит наш обозреватель Диана Асонова.

Диана Асонова: Уровень зарегистрированной безработицы в России снижается уже третий месяц. К осени, по мнению руководителя Роструда Юрия Герция, может быть некоторый всплеск, однако большим этот скачок, по его мнению, не будет. По данным главы Роструда, в настоящее время число зарегистрированных безработных составляет 2 миллиона 194 тысячи человек, тогда как 1 мая их насчитывалось 2 миллиона 230 тысяч. Впрочем, наблюдения показывают, что летом ситуация на российском рынке труда традиционно улучшается. Говорит директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон.

Владимир Гимпельсон: Прежде всего это эффективность сезонного фактора. Каждый год сезонный фактор очень эффективен. После этого во второй половине осени безработица начинает расти и достигает пика где-то зимой. И потом она опять начинает сокращаться и достигает минимума где-то летом. И это продолжается каждый год на протяжении, собственно, всех лет регистрации безработицы в России. Это связано с тем, прежде всего, что наша экономика очень сильно сезонна. И сельское хозяйство, и строительство, и торговля – а в сумме эти сектора составляют значительную долю в общей занятости - они сезонны. Поэтому я думаю, что никаких исключений в этом году тоже не будет.

Диана Асонова: При этом, по мнению экономиста, говорить об особой эффективности государственных мер по поддержке рынка труда пока не приходится.

Владимир Гимпельсон: Что же касается государственной политики, я, собственно, не вижу, в чем должна эта эффективность проявляться. Потому что самая лучшая борьба с безработицей - это меры по созданию новых рабочих мест. Но как неоднократно приходилось уже говорить, наша экономика не создавала рабочие места в формальном секторе ни во времена бурного роста, ни, тем более, она не собирается делать это сейчас. Что же касается государственных мер, они в основном направлены на то, чтобы законсервировать ситуацию. Но эта консервация ситуации проявляется прежде всего в том, что предприятиям не дают возможность прибегать к массовым увольнениям. Но тем самым предприятия не отказываются от сокращения численности, просто такого медленного, вялого, постепенного. И данные Росстата показывают, что занятость на крупных и средних предприятиях, составляющих большую часть нашей экономики, продолжает падать.

Диана Асонова: Один из общепризнанных механизмов борьбы с безработицей - это стимулирование самозанятости населения. В частности, недавно вступило в силу постановление правительства, согласно которому желающие открыть свое дело безработные могут получить от государства безвозмездную субсидию - почти 59 тысяч рублей. Однако развитию малого предпринимательства в России препятствует отнюдь не только отсутствие средств.

Владимир Гимпельсон: Собственно, это правильный подход. Если мы ожидаем новые рабочие места, то они прежде всего должны прийти из малого бизнеса. Но основная проблема для малого бизнеса, на мой взгляд, это коррупция. И если коррупция не будет изжита, то, соответственно, рабочие места здесь не появятся. Хорошо, когда начинающие предприниматели получают там какие-то дополнительные льготы, или для них облегчен доступ к кредитам, или какие-то получают субсидии и так далее, это все чудно. Но если при этом они должны давать взятки и проходить через семь кругов ада, мытарства, пытаясь зарегистрироваться, получить в аренду помещения, получить лицензии на деятельность, противостоять многочисленным инспекциям, которые на них тут же бросаются, как коршуны, мне кажется, что это гораздо более серьезные ограничения. Если коррупция не будет изжита на низовом уровне, на местном уровне, то, конечно, никакого малого бизнеса быть не может.

Диана Асонова: Остерегаясь делать количественные прогнозы на конец года, Владимир Гимпельсон отмечает, что важны не столько цифры, сколько долгосрочная тенденция. А она такова, что ситуация на рынке труда может остаться напряженной даже в случае восстановления экономического роста.

Владимир Гимпельсон: Дело не в том, в конечном счете, какая цифра будет к концу года. Дело в том, какая формируется тенденция долгосрочная. В конце концов, существуют способы, и государство этими способами активно пользуется, для того чтобы сдержать рост безработицы. Ну, запретить - формально, неформально, как угодно - высвобождать людей через, например, массовые увольнения. Если предприятие не может уволить 100 или 200 человек через сокращение, то, соответственно, безработица, поступление людей в безработицу сдерживается. Но это не означает, что предприятие не откажется от идеи эти 100-200 человек высвободить, просто эти люди будут высвобождаться не за один день, а будут постепенно, их будут выдавливать. При этом предприятие еще сэкономит, потому что оно при этом не будет платить компенсацию увольняемым. Людей заставят уйти потихонечку, по одному, по двое, это все равно будет. Но при этом предприятие начинает понимать, что в случае кризиса оно не может адаптировать свои издержки.
Другими словами, издержки увольнения для предприятия становятся издержками найма, а это означает, что они выбирают для себя политику минимизации занятости. И даже когда кризис пройдет, предприятия будут стремиться держать как можно меньше работников. Это достигается разными способами: и совершенствованием технологий, и совершенствованием организационной структуры, и модернизацией всех бизнес-процессов, и многими-многими другими вещами, которые современному бизнесу хорошо известны. Другими словами, мы встаем на путь минимизации занятости даже в случае, если экономический рост снова восстановится. Это известная ситуация, когда рост экономики есть, а роста занятости нет.

Диана Асонова: Это был директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон.
XS
SM
MD
LG