Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будет ли российско-белорусская "газовая война"


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Людмила Телень.

Александр Гостев: Глава "Газпрома" Алексей Миллер заявил, что Белоруссия должна оплачивать российский газ по действующему контракту, то есть по формуле цены, а не по среднегодовой стоимости газа. Ранее первый вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко сказал, что Минск обратился к "Газпрому" с предложением юридически закрепить оплату поставок газа по среднегодовой цене. При этом он назвал стоимость газа в размере 150 долларов за 1 тысячу кубометров. "Газпром" пообещал сократить Белоруссии поставки газа, если Минск в июле не погасит долг на 244 миллиона долларов. Это означает, видимо, что Москва и Минск, только, казалось бы, завершив "молочную войну", оказались на пороге очередной войны - газовой. Что стоит за новым газовым скандалом? На этот и другие вопросы в интервью с обозревателем Радио Свобода отвечает финансовый аналитик Андрей Сотник.

Людмила Телень: Что происходит на белорусском газовом фронте? Чем, на ваш взгляд, вызвано очередное обострение?

Андрей Сотник: На поверхности два существенных фактора. Россия хочет в ближайшей перспективе поднять цену на газ, а Минску это не нравится. Белоруссию можно понять: какой покупатель обрадуется, если ему объявят о росте цен? Но в основе конфликтной ситуации - более серьезные причины. Главная среди них - та ценовая политика, которую выстроила Москва в торговле газом с Белоруссией.

Людмила Телень: Вы полагаете, что эта политика ошибочна?

Андрей Сотник: С экономической точки зрения, безусловно. На цену, по которой газ уходил в Белоруссию, влиял и продолжает влиять целый набор факторов, которые не вписываются в понятие "цивилизованная экономическая политика".

Людмила Телень: Как я понимаю, вы имеете в виду заниженную цену на газ.

Андрей Сотник: Белорусы до самого недавнего времени платили за газ значительно меньше, чем другие торговые партнеры России. Напомню, что на основании межправительственного российско-белорусского соглашения с весны 2002 стоимость российского газа была снижена с 30 долларов до 19 долларов за тысячу кубометров. И сейчас цена на газ все еще значительно ниже рыночной. Следует учитывать также, что доля "живых" денег в расчетах между Москвой и Минском никогда не была стопроцентной. До последнего времени Белоруссия рассчитывалась продукцией Минского автомобильного завода и БелАЗа, а доля "живых" денег иногда не превышала и четверть от общей суммы. Именно поэтому сегодняшнее повышение "Газпромом" отпускных цен на газ, безусловно, должно быть занесено в актив нынешнего менеджмента российского газового монополиста.

Людмила Телень: То есть вы одобряете действия "Газпрома"? Торговля газом становится более цивилизованной, так получается?

Андрей Сотник: Не могу ответить на этот вопрос однозначно. Причин тому несколько. Первая. Термин "цена на газ для Белоруссии" в принципе не совсем корректен. С 2004 года промышленные предприятия Белоруссии покупали российский газ у Минска по 72 доллара, Минск же получал его у России по 46 долларов. Разница в 26 долларов шла в президентский фонд Лукашенко. Эта же экономическая методика применяется в Белоруссии и сегодня. Согласитесь, что "поддержка режима" - термин абсолютно внеэкономический.
Вторая. С полным основанием можно сказать, что недавно прошедшая российско-белорусская "молочная" война явилась прямым следствием неправильной газовой ценовой политики. Не все понимают, что сложилась парадоксальная ситуация, при которой низкие затраты на энергию сделали себестоимость молочной продукции в Белоруссии ниже, чем в России.
И третья причина, самая главная. Совершенно закрытый процесс ценообразования прошедшего через "Газпром" газа из стран СНГ делает невозможным экономическое обоснование "равных" для всех потребителей цен. Якобы равных. Теперь напомним, что цены на газ для Белоруссии учитывали и затраты на вывоз радиоактивных материалов, и расходы на содержание российских воинских частей, и другие так называемые "бартерные" составляющие. Следовательно, до тех пор, пока российской общественности не будут представлены экономически обоснованные расходы на все эти так называемые "внегазовые" затраты, все споры о высоких или низких ценах будут абсолютно схоластическими, к экономике не имеющими ни малейшего отношения.

Людмила Телень: В России эти данные когда-нибудь будут обнародованы?

Андрей Сотник: Уверен, что при сегодняшнем уровне ручного управления российской экономикой - никогда.
XS
SM
MD
LG