Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские военные учения неподалеку от грузинских границ вызвали серьезные опасения в Тбилиси


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие грузинский военный эксперт Торнике Шарашидзе.

Андрей Шарый: Масштабные российские военные учения неподалеку от грузинских границ вызвали серьезные опасения в Тбилиси. О настроениях в грузинской политологической среде позволяет судить интервью, которое дал Радио Свобода известный в Тбилиси независимый военно-политический эксперт Торнике Шарашидзе.
Эксперты не только в Грузии, но и в западных странах считают и уже назвали вот эти учения "Кавказ-2009" прологом новой войны. Вы разделяете такого рода настроения?

Торнике Шарашидзе: Я думаю, что Россия будет всегда готова к новой войне, всегда готова, всегда будет искать новые поводы для новой войны. Но, конечно, сейчас для нее будет труднее найти повод, гораздо труднее, чем это было в прошлом году, потому что в прошлом году Россия имела повод - защитить своих граждан на территории Южной Осетии и Абхазии, и это было предусмотрена в рамках российской Концепции национальной безопасности. К этому Россия готовилась в течение многих лет, велась пропаганда, общественное мнение было подготовлено. Тем более что сейчас экономическая обстановка не совсем благоприятная для России, по-моему, чтобы начать войну без всякого повода. И Россия сейчас очень нуждается в хороших отношениях с Западом.

Андрей Шарый: Почему вы считаете, что Россия всегда готова к войне? Неужели вы думаете, что в интересах Москвы завоевать всю Грузию?

Торнике Шарашидзе: Конечно, это в интересах - завоевать всю Грузию, но без всякого повода это, конечно, будет очень сложно сделать. Россия должна здесь найти лояльное правительство, пока этого не удается. И не удастся, скорее всего. Если Россия получит веский повод, чтобы ввести свои танки в Тбилиси, таким поводом может послужить провокация вблизи административной границы Грузии и Южной Осетии, тогда все может случиться, конечно. Когда страна будет оккупирована, Россия может найти своих грузин, так сказать, или в Москве, или где-нибудь за пределами Грузии.

Андрей Шарый: Принимает ли грузинская армия какие-то меры предосторожности, может быть, приведена в состояние повышенной боевой готовности в связи с новой ситуацией на границе страны?

Торнике Шарашидзе: Грузинская армия не сможет просто-напросто противостоять российской армии, это исключено, конечно. Если что-нибудь начнется, грузинская армия может максимум, так сказать, перекрыть дороги в Тбилиси и держаться там дня два, не больше.

Андрей Шарый: Вам не кажется, что такое нагнетание военных настроений, скажем так, оно в интересах не только Москвы сейчас, но и официального Тбилиси? Кажется, Саакашвили тоже выгодно все время говорить о том, что вот, якобы Россия намеревается напасть на Грузию. Разве не так?

Торнике Шарашидзе: Знаете, такая риторика у нас велась в начале года, когда стало ясно, что грузинская оппозиция собиралась вывести народ на улицы и так далее. Но это не подействовало, народ все-таки вышел на улицы. Но потом наше правительство, официальный Тбилиси повел себя, так сказать, адекватно. Столкновения, провокации в Тбилиси могли бы послужить хорошим поводом для России, чтобы вмешаться в Тбилиси. Сейчас Россия, конечно, готова к войне, и если что, если она такую возможность получит, то она доведет дело до конца, которое она начала в прошлом августе.

Андрей Шарый: По вашему мнению, российский фактор - это сейчас фактор, который объединяет грузинское общество и грузинскую политику или, наоборот, разъединяет? С одной стороны, угроза всегда сплачивает нацию. С другой стороны, одна из претензий, которую предъявляют деятели оппозиции к Михаилу Саакашвили, это то, что он оказался причастен к началу августовского конфликта.

Торнике Шарашидзе: Российский автор в первую очередь объединяет, наверное, грузинское общество. В то же время грузинское общество сейчас находится под большим стрессом, потому что все понимают, что новая война никак не исключена, так сказать, не снята с повестки, и это тоже послужило причиной тому, что многие люди вышли в апреле и мае на демонстрации против Саакашвили. Они сейчас боятся, они боятся России, и многие грузины в этом винят, конечно, Саакашвили, правильно это или нет.

Андрей Шарый: Вам не кажется, что это такой иррациональный страх? Он может быть объясним с психологической точки зрения, но с точки зрения политологии такой вот, чистой...

Торнике Шарашидзе: Знаете, это объяснимо по той причине, что грузинский народ хорошо знает Россию, на себе все испытал, так сказать, знает на своем горьком опыте. Они знают, что Грузия очень дорога России, так сказать, влияние на Грузию считается в России ключевым моментом, чтобы контролировать бывший Советский Союз, и из-за этого Россия может на многое пойти.

Андрей Шарый: Одно из последствий августовского военного конфликта - это замораживание отношений между Россией и НАТО. И вот на днях эти отношения восстановлены. Может быть, грузинская дипломатия недоработала в этом отношении?

Торнике Шарашидзе: Нет, я думаю, что мы должны приветствовать налаживание контактов между Россией и НАТО. Потому что чем больше Россия будет чувствовать себя вовлеченной в международные дела, чем больше она будет чувствовать себя важным игроком, тем лучше для нас. Потому что в этом случае Россия станет более конструктивным игроком, она воздержится от новых провокаций, новой агрессии против Грузии.

Андрей Шарый: Что вам подсказывает ваш политологический опыт, как будут развиваться в ближайшие месяцы, скажем так, отношения между Россией и Грузией?

Торнике Шарашидзе: Ситуация будет на уровне не войны, не мира. Я, как гражданин Грузии, просто не могу представить, что грузинская государственность исчезнет, а это случится, если Россия введет свои танки в Тбилиси. Так что я уверен, так сказать, я хочу быть уверен, что ничего не случится, новой войны не будет.
XS
SM
MD
LG