Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военные наблюдатели ООН покидают Абхазию


Программу ведет Лейла Гиниатулина. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.

Лейла Гиниатулина: Первая группа военных наблюдателей ООН покинет Абхазию сегодня, то есть 30 июня. Напомним предысторию этого события, которое получает самые разные оценки политологов, наблюдателей и, собственно, жителей региона. За резолюцию продления мандата ООН в регионе Грузии и Абхазии, проект которой внесли семь стран, включая США, Великобританию и Францию, проголосовали десять стран, а четыре - Китай, Вьетнам, Ливия и Уганда - воздержались. Россия же, обладающая в ООН правом вето в Совете безопасности ООН, проголосовала против. Результат: из Абхазии наблюдатели ООН должны, начиная с сегодняшнего дня, выходить. Согласно практике ООН, на вывод миссии обычно дается до трех месяцев, а процесс вывода военных наблюдателей и полицейского компонента должен завершиться по графику к 15 июля. Но в Сухуми еще на два-три месяца останутся сотрудники административно-технического персонала. О том, к чему может привести вывод миссии наблюдателей ООН из грузино-абхазского региона, корреспонденту Радио Свобода Максиму Ярошевскому рассказывает военный обозреватель "Комсомольской правды" Виктор Баранец.

Виктор Баранец: Они какую-то роль некоей такой дипломатической подушки все-таки играли, все-таки Европа их глазами видела, какова температура отношений сторон, как они себя ведут. Сейчас я вам бы образно сравнил уход наблюдателей примерно таким образом, как если бы взять кабель высокого напряжений и взять и с него снять изоленту, он оголяется. То есть, кто ни прикоснется к кабелю, может заискрить и убить. Приняв такое решение о том, чтобы убрать наблюдателей, ООН и ОБСЕ, они будут нести величайшую ответственность, если там опять внезапно разгорится костер войны.

Максим Ярошевский: Россия именно заблокировала продление мандата миссии организации. В чем и интересы Российской Федерации?

Виктор Баранец: Российская Федерация всегда стремилась - и это ее законное право - так же, как и Грузия, чтобы функции, которые выполняют наблюдатели, в максимальной степени отвечали ее стратегическим интересам. В данном случае ни для кого не секрет, что грузинская сторона, как и мировое сообщество, они напрочь отрицают дислокацию, скажем, двух наших бригад на территории Абхазии и Южной Осетии. Это изначально, в общем-то, волновало Грузию. России, в общем-то, не очень хотелось бы, чтобы зоркое око наблюдателей шастало вдоль заборов этих бригад, а тем более посещало территорию этих войск. Тут Россию можно понять. С другой стороны, конечно, грузины ведь тоже диктовали свои условия, они в принципе считали, что ОБСЕ или военные наблюдатели ООН вообще должны наблюдать за территорией Южной Осетии и Абхазией, как за целостной территорией Грузии. Тут изначально были принципиальнейшие расхождения между позициями, будем говорить, Тбилиси, Москвы, ООН и ОБСЕ.

Максим Ярошевский: Кто может, по вашему мнению, заменить военных наблюдателей в этих регионах?

Виктор Баранец: Должен сказать, что военных наблюдателей никем нельзя заменить, кроме, как только миротворческими войсками. Выход из этой конфликтной ситуации возможен только один, я не знаю, насколько он реалистичен: если Грузия и Россия хотят действительно мира, то сразу изначально нужно договориться, что не будет никаких априорных условий. То есть Саакашвили постоянно требует, чтобы сразу, первым же пунктом, Южная Осетия и Абхазия - это неотъемлемая часть Грузии. Москва на это не идет. Здесь фактически грузинский тупик, я бы так назвал. Опыт показывает, что как только там появляются подразделения НАТО, значит, этот судья будет подсуживать только одной стороне. Я думаю, что поиск компромисса будет идти как раз именно в этой плоскости, это будет мучительный, долгий компромисс, но оставить миротворческое подразделение там надо, иначе эти бряцания оружием с той и с другой стороны и проведение учений, и так далее, это дает повод для многих и многих спекуляций.
XS
SM
MD
LG