Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Случай губернатора Сэнфорда: адюльтер и политика.






Александр Генис: Адюльтер – непременная часть политической жизни Америки. Именно так: не семейной, а политической. С мучительной регулярностью страну потрясают скандалы, связанные с разоблачениями внебрачных похождений крупных политиков. Любовь, конечно, побеждает все, и обе партии равно уязвимы перед соблазном. В последнее время, однако, республиканцы, всегда настаивавшие на традиционных семейных ценностях, понесли особенно тяжелый урон. На протяжении буквально одной недели – два крупных скандала.
Первый связан с супружеской изменой сенатора от Невады Джон Энсайна, претендовавшего на пост одного из лидеров партии. И сразу после этого раскрылась правда об адюльтере губернатора из Южной Каролины Марка Сэнфорда. В прошлом году Маккейн думал было выбрать его в свои вице-президенты, но остановился на Саре Пэйлин. Сэнфорду это пошло даже на пользу. Избавленный от унижения проигрыша, он стремительно рос в глазах товарищей по партии, пока не стал одним из реальных претендентов на пост президента от республиканцев в выборах 2012 года. И вот все кончилось тем, что губернатор, глотая слезы перед камерой, признался жене, четырем сыновьям и штату Южная Каролина в своей измене.
Почему же адюльтер так часто вмешивается в политику? Этот вопрос рассматривает в своем историческом репортаже наш вашингтонский корреспондент Владимир Абаринов.


Владимир Абаринов: Почему американские политики так часто оказываются неверны своим супругам? Когда об этом во время последней президентской кампании спросили кандидата республиканцев сенатора Джона Маккейна, он процитировал поучение Иисуса из Нагорной проповеди.


Джон Маккейн: Я не могу комментировать эту тему. Я помню библейское наставление: “Не судите, да не судимы будете”. Я хочу быть хорошим президентом и пытаюсь прожить жизнь достойно. Но я не идеальный человек. Поэтому я не сужу.


Владимир Абаринов: Маккейну самому, и не раз, приходилось сталкиваться с обвинениями в супружеской неверности. Если во время последней кампании ему легко удалось отразить удар, то восемь лет назад, в 2000 году, у него просто не было времени на ответ, и это стало одной из причин, по которым он проиграл первичные выборы Джорджу Бушу-младшему.

На тот же вопрос – почему политики изменяют женам – отвечает Барак Обама.


Барак Обама: Понятия не имею. Я считаю, пусть в этом разбираются психологи. Что касается меня, то я хочу, чтобы общество знало, что нет никакой разницы между тем, каков я на самом деле, и моим лицом, которое видит весь мир.



Владимир Абаринов: Можно подумать, что американских политиков поразил какой-то вирус жажды плотских удовольствий, настолько часто они стали признаваться во внебрачных связях. На самом деле это было всегда, просто в прежние времена пресса не считала возможным муссировать такие темы.

Диктор: О Гровере Кливленде, который стал в 1884 году 22-м президентом США, говорили, что у него есть внебрачный сын. Кливленд никогда публично не отрицал и не подтверждал свое отцовство, однако оказывал материальную помощь матери ребенка. Аналогичные слухи циркулировали о 29-м президенте Гардинге. Общих детей у Флоренс и Уоррена Гардингов не было, но президент, возможно, был отцом внебрачной дочери Элизабет-Энн. Мать Элизабет-Энн, обворожительная дама по имени Нэн Бриттон, издала в 1927 году книгу “Дочь президента”, мгновенно ставшую бестселлером. В опусе описана, в частности, сцена интимной близости героев в Белом Доме. Элизабет-Энн была впоследствии удочерена отчимом. Ее мать, тем не менее, утверждала, что президент Гардинг взял на себя обязательство материальной поддержки дочери. Однако после внезапной и отчасти загадочной смерти Гардинга его семья не признала никаких обязательств. Нэн Бриттон даже затеяла судебную тяжбу с издателем книги, которая опровергала ее утверждения; но на суде не смогла доказать отцовство Гардинга. Нэн Бриттон умерла в 1991 году, не дожив 4 лет до столетнего юбилея. Ее дочь, в замужестве получившая фамилию Блесинг, скончалась четыре года назад в возрасте 86 лет. Она избегала любой публичности, неизменно отказывала в интервью и никогда не стремилась подтвердить свое родство с Уорреном Гардингом.

Владимир Абаринов: Во время выборов соперники и впрямь пускались во все тяжкие, чтобы выбить друг друга из седла. Джона Адамса обвиняли в том, что он направил к берегам Англии целый военный корабль, дабы доставить ему дам для плотских утех. Его сына Джона Квинси Адамса называли сутенером – будто бы в бытность послом США в Петербурге он содействовал императору Александру I в обольщении своей горничной, молоденькой американки.

Диктор: В действительности никакого обольщения не было. Горничная и няня сына Адамса по имени Марта Годфри услышала от кого-то сплетню об амурных похождениях императора и пересказала ее в письме домой. На петербургском почтампте письмо вскрыли и доставили Александру. Тот забавы ради показал письмо жене, и обоим захотелось посмотреть на автора. Императрица Елизавета попросила свою сестру принцессу Амелию Баденскую пригласить в Зимний дворец сына посланника вместе с няней. Во время этого посещения в квартиру принцессы Амелии вошли император с императрицей и несколько минут говорили с Мартой. Таковы факты, но в 1828 году они никого не интересовали – все понимали, что для победы на выборах все средства хороши, тем более что и Адамс обвинял своего соперника в грехах еще почище. Ни тому, ни другому даже не пришло в голову снимать свою кандидатуру из-за этих обвинений.

Владимир Абаринов: Президент Джон Кеннеди однажды потерял свою личную телефонную книжку во время визита в Аризону. Книжку нашли и доставили с нарочным в нью-йоркский отель, где остановился президент. Но Кеннеди сменил номер, а посыльный этого не знал и доставил пакет по прежнему адресу, где поселился советский министр иностранных дел Андрей Громыко. Джон Кеннеди был в панике: книжка содержала его полный донжуанский список. Однако обошлось: Громыко не обратил внимания на пакет, номер открыли в его отсутствие и передали книжку владельцу.

Первый случай, когда разоблачения такого сорта имели серьезные политические последствия, произошел в 1987 году. Кандидат демократов на президентских выборах сенатор Гэри Харт провел ночь с известной моделью, и об этом узнали репортеры. После того как Харт отказался ответить на вопрос корреспондента “Вашингтон Пост”: “Изменяли ли вы жене?”, газета назвала еще несколько имен подруг кандидата, и сенатор сошел с дистанции.

Об угрозе импичмента, с которой столкнулся в аналогичных обстоятельствах Билл Клинтон, напоминать излишне. Но стоит отметить, что во время последней избирательной кампании эта история испортила немало крови не только Хиллари Клинтон, но и ее и Билла дочери Челси. Она ответила на выпад достойно.


Челси Клинтон: Это частное дело моей семьи, которое вас не касается. Я полагаю, у вашей семьи тоже есть вещи, которые вы не хотите выставлять на всеобщее обозрение и тоже считаете, что до них никому не должно быть дела.


Владимир Абаринов: О политиках, попавшихся на адюльтере, можно сказать хрестоматийной сентенцией Льва Толстого: все они счастливы одинаково, а несчастны каждый по-своему. В 2004 году губернатор Нью-Джерси Джеймс Макгриви вынужден был признаться, что поддерживал интимную связь с мужчиной.


Джеймс Макгриви: К своему стыду, по взаимному согласию я состоял в сексуальных отношениях с другим мужчиной и тем самым нарушил обет супружеской верности. Это было неправильно, глупо и непростительно. И за это я прошу у своей жены прощения и милосердия.


Владимир Абаринов: Дело было не только в том, что Макгриви изменял жене – это, в конце концов, никого не касается, а в том, что он назначил любовника своим советником и положил ему немалое жалованье. Макгриви ушел в отставку, а спустя четыре года его брак был расторгнут.

В прошлом году ушел в отставку губернатор штата Нью-Йорк Элиот Спицер. Он пользовался услугами эскорт-сервиса, который был лишь вывеской подпольного публичного дома, а проституция запрещена в США почти повсеместно.


Йорк Элиот Спицер: Я приношу извинения, прежде всего, своей семье. Я приношу извинения обществу, которое ожидало от меня иного. Я не сумел соответствовать стандартам, соответствия которым ждали от меня. Теперь я должен вернуть себе доверие семьи. Я не буду отвечать на вопросы. Большое спасибо.


Владимир Абаринов: Наконец, из-за романа с одной из своих подчиненных был вынужден покинуть пост президента Всемирного банка Пол Вулфовиц. И сам Вулфовиц, и его дама по имени Шаха Риза не состоят в браке, и в этом отношении к ним не может быть никаких претензий. Вулфовица обвинили в том, что он был слишком щедр со своей пассией – за казенный счет.


Пол Вулфовиц: Два года назад, когда я только пришел в Банк, я поднял вопрос о потенциальном конфликте интересов и попросил освободить меня от его решения. Я обратился с этим вопросом в Комитет по этике, и после продолжительных переговоров с председателем Комитет рекомендовал повысить по службе госпожу Шаху Ризу и перевести ее на другую работу.

Я попытался добросовестно выполнить эту рекомендацию, руководствуясь собственным ее пониманием, с тем, чтобы взять на себя ответственность за решение вопроса, который, как мне представлялось, мог нанести ущерб нашей организации. Оглядываясь назад, я жалею о том, что не прислушался к внутренней интуиции и не воздержался от участия в переговорах. Я совершил ошибку и сожалею об этом.


Владимир Абаринов: Как видим, в каждом из этих случаев дело вовсе не супружеской измене, а в дополнительных обстоятельствах. В то же время было бы нелепо отрицать, что американское общество смотрит на эти вопросы более строго, чем европейцы.

Случай губернатора Южной Каролины Марка Сэнфорда по-своему удивительный. Он вдруг пропал на целую неделю. На вопросы журналистов жена отвечала, что он где-то отдыхает, а где, она не знает, а сотрудники аппарата говорили, что он проводит отпуск в Аппалачах. И вдруг корреспондентка южнокаролинской газеты увидела его в международном аэропорту Атланты – губернатор прилетел из Буэнос-Айреса. Журналистке он рассказал, что поехал в Аргентину развеяться и провел неделю в полном одиночестве, за рулем машины, катаясь по шоссе вдоль атлантического побережья. Но знатоки аргентинской топографии тотчас заявили, что от Буэнос-Айреса вдоль побережья идет лишь одно шоссе, протяженностью всего два километра, и кататься по нему взад и вперед целую неделю способен только человек с нездоровой психикой. Тогда Марк Сэнфорд созвал пресс-конференцию.


Марк Сэнфорд: Я был неверен моей жене. У меня возникли отношения с близким, очень близким другом из Аргентины. Они начались вполне невинно, как, думаю, обычно и бывает. Мы переписывались по электронной почте, советовались по разным житейским вопросам. Но в прошлом году это переросло в нечто большее. В конце концов, я навредил ей, всем вам, своей жене и своим детям. И все, что я могу сказать, это – приношу извинения.



Владимир Абаринов:
Марк Сэнфорд заявил, что уходит с поста председателя Ассоциации губернаторов-республиканцев, но на вопрос, подает ли он в отставку с поста губернатора, ничего не ответил. Одно время его прочили в кандидаты Республиканской партии на пост президента на следующих выборах. На этих планах теперь поставлен крест.

Обычно в таких случаях жена проштрафившегося политика стоит рядом с ним и молчаливо принимает извинения. Но на этот раз супруга губернатора Дженни Сэнфорд отсутствовала. Сразу же после пресс-конференции она опубликовала заявление о том, что за две недели до поездки мужа в Аргентину она попросила его покинуть их общий дом и теперь начинает бракоразводный процесс. Марк и Дженни Сэнфорд женаты 20 лет. У них четверо детей.

Так может быть, американцы все-таки слишком требовательны к своим политикам? Может быть. Но, в конечном счете, они судят своих лидеров по делам и готовы отпустить им мелкие грешки, как отпустили тому же Биллу Клинтону или Руди Джулиани. Лидер на то и лидер, чтобы держать удар.
XS
SM
MD
LG