Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Идею придания особого статуса Императорской династии Романовых обсуждаем с начальником канцелярии Главы Российского Императорского дома Александром Закатовым и поверенным в делах Российского Императорского дома, адвокатом Германом Лукьяновым



Владимир Кара-Мурза: «Представители Российского Императорского дома Романовых объявили о намерении вернуться в Россию», - так пишет сегодня «КоммерсантЪ». Российский Императорский дом представлен сегодня главой дома Великой княгиней Марией Владимировной, ее сыном Великим князем Григорием Михайловичем и ее матерью Великой княгиней Леонидой Георгиевной. Мать и дочь проживают в Мадриде, а Великий князь в Брюсселе. Потомки императора являются гражданами России и гражданства других государств никогда не получали. Императорский дом с 17 года находится в изгнании, его возвращение при этом не означает буквального переезда членов царской семьи в Россию. Адвокат царской семьи Герман Лукьянов пояснил, что «речь идет о восстановлении институции». По его словам, «следует восстановить за Императорским домом особый статус, закрепленный законодательно. Например, подобным статусом обладает Русская православная церковь. Члены дома могли бы реализовывать культурные и благотворительные программы». Идею придания особого статуса императорской династии Романовых мы обсуждаем с главой канцелярии главы Российского Императорского дома Александром Закатовым и поверенным в делах Российского Императорского дома адвокатом Германом Лукьяновым. Какой смысл вы вкладываете в понятие особого статуса Императорского дома Романовых?

Александр Закатов: Дом Романовых является институицей, которая представляет многовековую историю нашей страны, он свыше 300 лет правил Россией, с его деятельностью связаны многие свершения, он дал России таких великих деятелей как Петр Великий, Екатерина Великая, Александр Освободитель, святой царь страстотерпец Николай Второй. После 17 года он долгое время находился в вынужденном изгнании. В 91 года с первого визита Великого князя Владимира Кирилловича начался процесс возвращения династии в общественную жизнь страны. И мы верим, что так же как многих других странах мира, в том числе бывших коммунистических, наша династия историческая вернется в свою страну.
И я хочу подчеркнуть, что в статье «Коммерсанта», в целом очень хорошей и объективной, не совсем верно проставлен именно этот акцент. Речь идет о возвращении императорской семьи на постоянное жительство в Россию. То есть наоборот, возможно часть времени они будут проводить за границей, если потребует их деятельность, но большую часть времени они намерены проживать в своей стране, которую они всегда считали своей родиной и всегда стремились сюда вернуться. Так что под статусом в целом мы подразумеваем признание государством за Российским Императорским домом прав субъектов правоотношений и установления некоторых партнерских взаимоотношений между современным государством, нашим обществом и Российским Императорским домом.

Владимир Кара-Мурза: Как далеко удалось продвинуться в защите интересов дома Романовых в России?

Герман Лукьянов: После падения коммунистического режима в 1991 году был принят закон о реабилитации жертв политических репрессий, и глава Российского Императорского дома великая княгиня Мария Владимировна поручила мне вести дела по защите прав и законных интересов Императорского дома. В 95 году были поставлены перед государством определенные юридические вопросы, а именно регистрация событий смерти членов царской семьи, а также других членов Российского Императорского дома, которые были казнены большевиками после захвата политической и государственной власти в России. Этот процесс начался реально с 95 года, и он проистекает до настоящего момента. За это время была произведена регистрация актов гражданского состояния членов царской семьи, а также других членов Российского Императорского дома и также была произведена регистрация факта смерти в органах ЗАГСа в городе Санкт-Петербурге. После получения этих документов и после анализа архивных документов и сбора доказательств глава Российского Императорского дома Мария Владимировна 1 декабря 2005 года обратилась с заявлением о реабилитации своих августейших родственников, членов царской семьи в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. 2 февраля 2006 года Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение об отказе в реабилитации членов царской семьи. Великая княгиня Мария Владимировна с этим решением не согласилась и обратилась в суд за защитой своих прав и законных интересов. Судебный процесс шел около трех лет, и точку в этом деле поставил президиум Верховного суда Российской Федерации. Он принял царское решение и принял решение о реабилитации членов царской семьи и выдал Великой княгине Марии Владимировне справки об их реабилитации.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», допускает реальность монархического проекта.

Александр Проханов: Россия страна великих экспромтов. Мы живем в период, когда, казалось бы, на дворе царствуют рынки, но в этом таинственном, набитом прагматикой, рационализмом мире взбухает нечто странное, иррациональное. Одна из версий этого непредвиденного - это реставрация в России монархии. Это может случиться, потому что у нас на глазах умирает государство. Среди этой смерти государственных институтов поднимается церковь, а церковь наполнена монархическим проектом. Вот когда реально нынешнее государство совсем сгниет, перестанет существовать, церковь вынесет из своих храмов, за пределы своих церковных оград монархический проект. Какая это будет монархия, трудно сказать, но воспроизведение в сегодняшней России монархии абсолютно возможно.

Александр Закатов: Не могу согласиться по одной простой причине. Дело в том, что никакого экспромта нет, это у коммунистов был экспромт в 17 году, который закончился в 91 году. И тем более, государство не умирает, наоборот, государство Россия возрождается. И церковь не может быть монархическими проектами насыщена. Дело в том, что это установленная организация Господом Богом, и там живет истинная православная вера. И царская власть происходит от воли божьей, а не от каких-то экспромтов и подобных высказываний.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.

Слушатель: Добрый вечер. Бывший президент, ныне премьер-министр Владимир Путин неоднократно говорил, что он гордится своим прошлым и той организацией, из которой он вышел. В нынешнем правительстве много людей, которые из этой организации, я имею в виду бывшее ЧК. Означает ли то, что семья собирается жить в России, что она не признает преемственность нынешней власти по сравнению с чекистами или она собирается мириться с этим фактом, что это прямые преемники?

Владимир Кара-Мурза: Возможно ли примирение палачей и их жертв?

Александр Закатов: Как христиане, мы должны сказать, что примирение и взаимное прощение, и взаимное покаяние в любом случае возможно. Великая княгиня Мария Владимировна всегда говорит, что не нужно постоянно оборачиваться назад. Да, нельзя забывать, чтобы это не повторилось, но хранить все время в сердце ненависть и все время жить только воспоминаниями о плохом, просто нельзя. Люди изменяются, люди каются. Мы знаем, что христианские мученики были сначала гонителями. Апостол Павел сначала преследовал христиан. Я не хочу проводить никаких аналогий, но я говорю в принципе, что люди меняются, наше государство явно эволюционирует, в нем больше не происходит гонений за веру в бога, в нем можно более свободно по сравнению с советским периодом выступать и высказывать свое мнение. Конечно, есть еще проблемы, конечно, много нам предстоит пройти, чтобы восстановить и приумножить то, что было в нашей истории. Мы должны не забывать ни о чем плохом, что было, но идти вперед без ненависти и стараться найти общий язык со всеми. И в этом смысл той идеи, которую воплощает в себе Императорский дом, потому что он не красный, не белый, не правый, не левый, он воплощает в себе исторические ценности нашей страны. Ведь наши монархи тоже не принадлежали ни к какой партии, ни Александр Невский, ни Петр Великий, ни Александр Второй не состояли ни в каких партиях. Конечно, у них тоже были ошибки. После революции было пролито гораздо больше крови, чем можно себе представить в дореволюционной истории. Это действительно все было. Но в настоящее время мы должны искать то, что нас сближает, а не то, что нас разъединяет.

Владимир Кара-Мурза: Писатель-историк Рой Медведев, бывший народный депутат СССР, не верит в возможность реставрации монархии.

Рой Медведев: Возрождение монархии в России в настоящее время невозможно. Ни в одной стране мира кроме Испании в последние десятилетия монархия не восстанавливалась. Это все-таки отживший институт власти. Можно управлять страной по наследству, но не прибегая к установлению монархических правил. Возрождение монархии в том виде, в каком это существовало в средине века или даже в 19 веке в Европе, это невозможно, потому что это устаревший институт. Монархия существует как остаточный институт, как просто традиция в Голландии, в Британии, в Испании. В новых странах восстановление монархии, я считаю, неразумным, нерациональным, невозможным.

Александр Закатов: Немножко странно от историка слышать такое выступление, потому что, как известно, история циклически развивается. В европейских странах развивались монархические идеалы, тогда как раз республика считалась устаревшей, отжившей и прогнившей. Говорить категорически о том, что невозможно восстановление монархии, нельзя. Кроме того, не только в Испании, например, в Камбоджи была восстановлена монархия, в некоторых европейских странах укрепились монархические институты, например, в Лихтенштейне. Сейчас действительно в основном в мире господствует республиканская форма правления, однако совсем не значит это, что монархический идеал умер и что идея государства-семьи, которая более человечна, чем государство-акционерное общество, которое представляет собой республика, навсегда умерла. Мы вполне понимаем, что сейчас не время и правильна оговорка Роя Медведева, что сейчас невозможно восстановить монархии, но это не значит, что восстановление монархии не будет возможно через некоторое время. А для того, чтобы сохранились эти идеалы, существуют те люди, которые разделяют ценности Императорского дома, они стараются действовать, никому ничего не навязывая, но тем не менее, храня то, чем жила наша страна на протяжении тысячи лет. А опыт республики у нас насчитывает 90 лет, и он не совсем удачен. Сначала анархия, потом 74 года коммунистического тоталитарного режима и нынешний переходный период, который при всех его положительных сторонах нельзя признать окончательным.

Герман Лукьянов: Я немного добавлю. Дело в том, что историк, я не знаю, оговорился, но он сказал, что власть возможно передать по наследству. Это и есть принцип монархии, чтобы передавать власть по наследству. При республиканской форме правления власть по наследству не передают, тогда получается, что деспотия будет у нас. Только по наследству - это монархический идеал.

Владимир Кара-Мурза: Он имеет в виду Азербайджан, например.

Александр Закатов: Это все возможно, Северная Корея, Сирия, можно еще назвать несколько примеров. Но самое главное, чтобы была легитимная монархия, не легитимная монархия - это бонапартизм, и к чему приводит бонапартизм, даже при наличии великих людей как Наполеон, мы все знаем. Поэтому на России этот эксперимент проводить мы бы никому не посоветовали.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.

Слушатель: Добрый вечер. Современной российской буржуазии в ее олигархической упаковке, конечно, никакая монархия не нужна, если только как декорация, которая будет служить ширмой для прикрытия олигархической структуры. И еще у меня реплика такая: во-первых, большевики не вырывали власть из рук Романовых - это первое. Второе: большевики посылали Яковлева, чтобы забрать Николая Второго в Москву или Петербург для проведения судебного процесса. И не вина большевиков Ленина и других, что операция не удалась. И конечно, если бы был суд тот самый, который готовили большевики, Николай Второй так просто бы не отделался. Конечно, он был бы осужден, хотя, возможно, и не расстрелян. А то, что он виноват, свидетельствует даже то, что его родственники кровные не простили ему отречения, по существу передачу власти.

Герман Лукьянов: Дело в том, что гражданин употребляет марксистско-ленинскую терминологию и лексику, а именно - современная буржуазия. Да нет у нас сейчас современной буржуазии. И его мысль о том, что большевики не вырывали власть у Романовых, вообще не соответствует действительности. Пусть почитает гражданин 55 томов Владимира Ильича Ленина и все решения партии коммунистической о том, как надо захватывать власть в Российской империи было.

Александр Закатов: Он имеет в виду, что не большевики свергли монархию – это действительно так и никто в этой аудитории такого не утверждал. Большевики захватили власть на волне того безвластия, которое образовалось при временном правительстве. Но дело в том, что уважаемый слушатель несколько недостаточно осведомлен в исторических вопросах. Император Николай Второй и его семья были расстреляны по приговору полномочного органа власти коммунистического режима Уральского областного совета. История с Яковлевым довольно туманная и темная. Но во всяком случае доказано в суде, суд признал, что орган государственной власти большевистского режима принял это решение и осуществил казнь в отношении царской семьи и других членов дома Романовых.
И потом, когда говорят о статусе Императорского дома - это совсем не значит, что речь идет о восстановление монархии. Монархия - это одно, а статус - это совершенно другое. Мы все время повторяем, что если наше государство смогло, оставаясь светским, выработать определенные формулы для взаимоотношения с Русской православной церковью, другими традиционными конфессиями, то так же, оставаясь республиканским, оно может найти соответствующие формулировки юридические для того, чтобы установить взаимоотношения с Императорским домом. Это не значит, что Императорский дом претендует на роль религиозной организации, мы не проводим буквальных аналогий. Мы говорим, что есть некие общие принципы взаимоотношений с традиционными институциями, которые могут быть реализованы и которые могут быть на пользу всем. А что касается восстановления монархии, то она, если и произойдет, то совсем не по воле и в интересах буржуазии, а в интересах народа, потому что это общенациональная идея.

Владимир Кара-Мурза: Философ-публицист Виктор Аксючиц, бывший депутат Верховного Совета РСФСР, приверженец монархической идеи.

Виктор Аксючиц: Я убежден, что монархия это форма правления наиболее привычная для России. Россия всегда была огромной страной многонациональной и многорелигиозной. И обратим внимание, что несмотря на смену государственных режимов, власть всегда в России была сильная центральная и персонифицированная. На мой взгляд, процессы развиваются, хотя и медленно, но вполне органично в этом направлении. Президент сейчас у нас обладает властью, сопоставимой с властью конституционного монарха. Элиты все более осознают необходимость стабилизации государственной системы в введении монархической формы правления. Но постановка об императорском доме, тем не менее, мне кажется, не приближает учреждение конституционной монархии России, а отдаляет. Она отражает групповые интересы довольно узкой группы лиц, не поддерживаемой никем из многочисленного дома Романовых или родственников Романовых.

Александр Закатов: Я мог бы напомнить господину Аксючицу его письма главе Российского Императорского дома, которые писались в то время, когда в поддержке императорской семьи была заинтересована комиссия по екатеринбургским останкам. Правда, императорская семья не встала на позицию этой комиссии и согласовала свою деятельность с Русской православной церковью, поддержала ту позицию, которую проводила русская православная церковь в отношении екатеринбургских останков, после этого, очевидно, возникло чувство обиды и вспомнили о каких-то родственниках, которые якобы чего-то не признают.
Я хочу сказать, что вопрос главенства в Российском Императорском доме определяется исключительно законом и не зависит от признания или непризнания. У нас есть некоторые церковные деятели, которые не признают святейшего патриарха Кирилла, но это не значит что он перестает быть патриархом или что кто-то может сомневаться в его статусе. Есть люди, которые президента не признают или еще кого-то. Не надо действовать такими, не вполне добросовестными методами. Если вы не согласны по существу с тем или иным человеком, говорите, в чем вы не согласны, но не надо выдумывать мифическое отсутствие прав или что-то такое.
Главой дома Романовых в соответствии с законом является Великая княгиня Мария Владимировна. Те лица, которые эту идею поддерживают и разделяют, не могут игнорировать существование императорского дома, который был призван на престол народным волеизъявлением в 1613 году на основании родства с прежней династией Рюриковичей и статус которой определяется династическими законами которые сохраняются всю свою силу, по крайней мере, в той части, в которой не противоречат действующему законодательству Российской Федерации.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса к гостям Владимира. После реабилитации Российского Императорского дома будет ли проведен акт реституции по отношению к царской фамилии? Потому что это послужило бы возвращению собственности и для других граждан России.

Герман Лукьянов: Глава Российского Императорского дома Великая княгиня Мария Владимировна неоднократно в средствах массовой информации заявляла о том, что вопрос о реабилитации ставился не для получения каких-то материальных выгод и имущества, а именно для защиты доброго имени династии Романовых, чести, достоинства погибших лиц, а именно членов августейшей царской семьи. Потому что по приговору Уральского совдепа государь-император Николай Второй был признан виновен в бесчисленных кровавых насилиях над русским народом. После процесса реабилитации вопрос о реституции не ставился и не будет ставиться, потому что Великая княгиня Мария Владимировна считает, что этот вопрос не нужен для настоящего момента, поскольку это приведет к новым конфликтам, конфронтации и гражданской междоусобице.

Александр Закатов: И еще дедушка Великой княгини император в изгнании Кирилл Владимирович, ее отец Великий князь Владимир Кириллович в то время, когда были живы сами владельцы экспроприированного имущества или их прямые и бесспорные наследники, говорили о том, что реституция опасна для гражданского мира. Конечно, есть определенные аргументы, некие высшие соображения справедливости о том, что то, что незаконно отнято, должно быть возвращено и так далее. Но сейчас, тем более по истечению столько лет, невозможно вернуться к этому. Великая княгиня говорила, что она сама никогда ничего не будет просить и требовать от государства, не советует это делать другим.

Владимир Кара-Мурза: Философ Игорь Чубайс, директор центра по изучению России университета Дружбы народов, мечтает о декоммунизации России.

Игорь Чубайс: Проблема не в том, будет Россия монархией или нет, а проблема в том, будет ли Россия Россией. Сегодня в ней пересекаются самые разные ценности, антиценности, в политике властей прослеживаются взаимоисключающие тенденции, нет стратегии. Выход из нашего ценностного идейного кризиса состоит в том, чтобы как можно больше советского исключить из нашей жизни и как можно больше российского в нашу жизнь вернуть. Вот такой ценностью, такой традицией России является, конечно, монархия. Это не значит, что сегодня вернется некий монарх. Поскольку у нас очень мало интегрирующих символов и в то же время наше государство очень разнородно, то для нас очень важно сплачиваемое начало. Живым символом единства нашей истории является Императорский дом.

Александр Закатов: Кое с какими мыслями высказанными можно безусловно согласиться. Но только не хотелось бы, чтобы в нашей деятельности, в деятельности какой бы ни было было абсолютно черно-белое мировосприятие. Потому что то, что произошло после революции, было продиктовано некоторыми объективными причинами, которые сложились после революции - это надо признать, если мы это не признаем, то мы ничего хорошего не сделаем. Конечно, тоталитарная богоборческая коммунистическая диктатура была отвратительным явлением. Но еще император Кирилл Владимирович сказал в одном из своих обращений: не нужно уничтожать никаких учреждений, жизнью вызванных, необходимо только отвернуться от тех из них, которые оскверняют душу человеческую.
Нужно четко понимать, что не все советское надо уничтожить, что-то было хорошее даже в этот период, хотя было много страшного и ужасного, кто как ни императорский дом и те люди, которые разделяли их ценности, это знают, они через все это прошли и, конечно, не только они, и представители всех сословий, разных взглядов, в том числе сами коммунисты многие были репрессированы тогда. Вот это не должно повториться. А какие-то отдельные элементы нашей жизни прежней, в которой мы все жили и выросли, не нужно искоренять - это не противоречит российским традициям. Надо двигаться вперед, сочетая и сохраняя из каждого периода все то, что было хорошее. У нас бывает, к сожалению, когда под овечьей шкурой якобы уважения ко всем периодам пытаются в нашу жизнь протащить зло, протащить как раз неправду. С этим нужно бороться, это надо избегать. А в общем и целом, конечно же, история России была такой, какая она есть, и мы не можем вычеркнуть в том числе 74 года советской власти.
Просто, если говорить о сегодняшнем положении, то мы должны потихонечку изживать коммунистический менталитет, но сохранять доброе. А если говорить о будущем и о восстановлении монархии, когда бы то ни было это произошло, через 10, 50 или 100 лет, но все равно эта восстановленная монархия должна учитывать то, что произошло в жизни нашей страны в немонархический период.

Герман Лукьянов: Я здесь согласен с господином Чубайсом по тому вопросу, что Россия должна быть Россией. Действительно, Россия без России не может существовать, и Россия без своей великой истории, без своего прошлого не будет тем государством и той былой Россией. Как записано в конституции, мы имеем право чтить память предков, передавших нам любовь и уважение к отечеству, веру в добро и справедливость. Именно Российский Императорский дом является носителем этих высоких идеалов и у Российского Императорского дома есть большой исторический опыт, который он может передать на службу современной России, служить России, восстанавливать гражданское общество, защищать те или иные институты и выступать на международной арене.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Ивановича.

Слушатель: Добрый вечер, страна. Вы знаете, что, подписав акт или пакт об отречении от власти, Николай Второй провел черту и к этой черте возвращаться нельзя. Вопрос совершенно в другом вопрос сейчас стоит, что некоторые товарищи, выступающие на Радио Свобода, они хотят просто упрятать ответственность той власти, ту бойню, которую они устроили собственному русскому народу. Категорически нельзя это забывать.

Владимир Кара-Мурза: Наши гости как раз борются против беспамятства.

Александр Закатов: Николай Второй не проводил никакой черты, потому что он отрекся в пользу своего брата и предполагал, что брат примет власть и будет царствовать на основе соглашения с теми политическими силами, которые тогда существовали в России. Действительно, история не знает сослагательного наклонения, что было, то было, монархия была упразднена. Но я повторяю, мы уже об этом говорили, что когда-то в Риме были цари, потом там 500 лет была республика, потом опять возродился монархический институт власти. И можно о других странах то же самое сказать, привести целый ряд примеров, когда после революционного периода, республиканского периода возвращалась на новом качественном уровне монархия. Так что никакой черты не проведено.
А что касается преступлений власти, то не совсем понятно, о чем сказал радиослушатель. Конечно, эти преступления должны быть осуждены, причем с правовой точки зрения, но именно преступления, не охота на ведьм должна быть и не преследование пожилых людей, даже если они действительно участвовали может быть в организации репрессий или чем-то нехорошем, но это надо придать божьему суду. А сами преступления необходимо осудить, чтобы больше никогда не в стране не повторились.

Герман Лукьянов: Я хотел маленькую ремарку сделать о том, что монарх, государь имеет право произвести отречение от власти. Государь-император Николай Второй воспользовался своим правом и отрекся. В этом запрета нет и в этом упрекать человека тоже нельзя ни в коем разе. В отречении нет никакой черты.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Уважаемые господа, я, знаете, чего боюсь, как бы ветер перемен не переметнулся в другую сторону, подул бы. Вот смотрите, реабилитировали царскую семью, но ведь быстрыми темпами идет реабилитация этого людоеда, монстра Сталина. Вы чего, разве не замечаете? И потом без принудительного принуждения наш народ из общества превращается в гегемонов. Как вы думаете, не рано ли это?

Александр Закатов: Если мы говорим о реабилитации царской семьи, то речь идет о правовой реабилитации, о правовом акте, о признании людей жертвами политических репрессий, которые были незаконно казнены государством. Что касается реабилитации Сталина, то это некое общественное движение. Действительно, есть достаточно влиятельные силы, которые занимаются этим. Но все равно, как бы то ни было, факты говорят о том, что Сталин осуществлял геноцид против нашего народа, что именно он организовывал гонения на церковь. Если он и совершал какие-то шаги, которые можно по внешним формам признать возвращением к традициям, то это было сделано из чисто практических соображений, все равно та же церковь находилась под полным контролем, гонения продолжались, людей продолжали расстреливать, преследовать не просто за убеждения, а за малейшее инакомыслие или даже при отсутствии инакомыслия. Это была система устрашения.
Если кому-то хочется жить в такой системе, то грешно, наверное, желать им, но хотя бы на час они перенеслись туда, и я бы на них посмотрел. Как писала Анна Ахматова, у нее есть стихотворение «Защитникам Сталина», она писала:
«Это те, что кричали: "Варраву
Отпусти нам для праздника", те,
Что велели Сократу отраву
Пить в тюремной глухой тесноте.
Им бы этот же вылить напиток
В их невинно клевещущий рот,
Этим милым любителям пыток,
Знатокам в производстве сирот».
Вот наша великая поэтесса так очень четко сформулировала, хотя и жестоко, отношение всех истинных граждан России к Сталину и к его защитникам.

Герман Лукьянов: Хотелось бы отметить, что действия Сталина и действия его администрации были одним тоталитарным советским государством. Ведь был культ личности, и сами господа-коммунисты на своих съездах это жесткое резко осудили, было принято законодательство о реабилитации жертв сталинских репрессий. И даже на уровне современного государства данный вопрос не может быть поднять ни в какой мере. А если существуют какие-то отдельные течения, но это мнения, высказывания. Тем более у нас идеологическое многообразие есть в стране, конституция защищает, многие лица могут высказывать различные точки зрения. Но это частные мнения, они не могут повлиять ни на что. Сейчас современное российское государство встало на другие пути развития, совершено другие, и Сталин, как он был кровавым палачом своего времени, так он и останется.

Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, считает монархию органично присущей России.

Александр Дугин: Русское общество - это общество монархическое и патерналистское по определению. Неважно, как оно называется, демократией, монархией или коммунизмом, оно всегда монархичное. С социологической точки зрения и с психологической точки зрения монархия в России существует. Будет ли признан монархический строй легально и легитимно? Я не думаю, что в ближайшее время это будет так, тем более, что по сути монархия есть, имя монарха знаем – это Владимир Владимирович Путин. Если потребуется Путину для дальнейшей легализации своей автократической власти утвердить в России монархию или привести какого-то условного персонажа, при котором он будет канцлером вечным, может быть это будет так. Хотя я не думаю, что к этому дело идет. Демократия, она не исключает, особенно в русском обществе, возможности полного автократического и монархического правления.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Пока у населения не создастся понимания, что государство является инструментом населения, а не наоборот, у власти постоянно будет толкаться так называемый императорский дом и так называемые представители трудящихся.

Владимир Кара-Мурза: Мы такого противоречия не делаем.

Александр Закатов: Не совсем понятно, что имел виду уважаемый слушатель. Потому что императорский дом всегда говорит, что нужно относиться к народу не как к массе, а как народу как к коллективной личности, которая состоит из личностей. Поэтому государственные интересы не могут попирать интересы личности. Конечно, в каких-то ситуациях интересы государств выше, потому что интересы всех, и если нужно чем-то поступиться личности, то, возможно, и нужно сделать. Но если государство, как это было в тоталитарных режимах коммунистическом или нацистском, подавляет личность сознательно, если построено на подавлении и устрашении человеческой личности, то это неправильно, это коренным образом противоречит монархической идее, как идее государства отеческого.
Господин Дугин, правда, типично с сменовеховскими акцентами, но говорил о патерналистском характере нашего государства и общества. Отчасти с этим можно согласиться, но тогда нужно просто привести в соответствие то, что есть и в душе нашего народа с формой проблемой. Но у него как-то перемешено – демократия, монархия, республика, коммунизм, Путин в качестве монарха. Я думаю, что никогда ни один президент не воспринимает себя как монарх. А если мы будем говорить о восстановлении монархии, то это иная совершенно система, и народ должен сделать сознательный выбор в пользу той или иной системы. И когда он сделает этот выбор, тогда вступят в силу те законы, которые определяют бытие данного государственного строя.

Герман Лукьянов: Хотелось еще немного добавить здесь. Дело в том, что Владимир Владимирович Путин в своей книге «От первого лица» писал о преимуществе монархии, впервые было так высказано. Было сказано, что монархия в Испании очень много полезного сделала. И более того, он сказал, что никто никогда даже в страшном сне не мог представить, что рухнет коммунистический режим. Это его признание было от первого лица. Но вот он рухнул. Что будет завтра - это определит Господь Бог и воля народа. И поэтому сейчас категорически ставить такие шлагбаумы, что этого не будет, этого не надо, здесь нельзя.

Александр Закатов: Это звучит как некие заклинания тех людей, которые понимают, что это вполне реально и боятся этого, и они все время повторяют и думают, что от повторения произойдет какая-то материализация, но этого не будет.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калининградской области от Алима Абдурахмановича.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, монархическая Россия от сегодняшней России, я думаю, ничем не отличается. Я привету пример: сегодня у нас получекистская, полунацистская Россия и монархическая Россия тоже воевала на Кавказе, вырезала, можно сказать, коренное население, карачаевцев, черкесов, адыгеев. В том числе чеченцев, ингушей поработили, одним словом.

Владимир Кара-Мурза: Способна ли монархия объединить многонациональную страну?

Александр Закатов: Для мусульманских народов нашей страны Император всероссийский всегда был белым царем, они верой и правдой служили ему. В тот момент, когда многие русские православные военачальники изменили присяге в 17 году императору и направили ему требование отречения, один-единственный по сути дела военачальник такого уровня, который остался верен присяге был хан Нахичеванский, мусульманин. Говорить о том, что кто-то кого-то вырезал до революции, совершенно неправомерно. Откуда тогда уважаемый слушатель возник, если всех их вырезали. Это, конечно, чушь, это плод советской пропаганды, которая представляла дореволюционную Россию тюрьмой народов. Ни один народ, вошедший в состав Российской империи, не исчез на протяжении всего его существования. При советской власти, да, некоторые народы исчезли, до революции такого не было. Конечно, были перегибы, конечно, были ошибки в национальной политике, конечно, были конфликты, но никогда не было таких конфликтов, которые породил республиканский, сначала коммунистический, а затем постсоветский режим. Может быть это было определенное наследие тоже всех предшествующих ошибок, но, по крайней мере, это не были ошибки Российской империи. В общем и целом национальная политика Российской империи была достаточно проверенной и подлинно имперской, то есть основанной на сотрудничестве, а не на порабощении.
Если мы посмотрим на наших государственных деятелей, то сколько мы увидим там лиц самых разных национальностей. Невозможно себе представить, чтобы в Англии был премьер-министр или канцлер, допустим, индус или во Франции вьетнамец или какой-нибудь алжирец. А в России мы находим и татар, и евреев, и армян, кого угодно при дворе императора на самых высоких должностях. Конкрин, Лорис Меликов, всем известен Петр Иванович Багратион, который отдал свою жизнь за Россию, хан Нахичеванский, о котором я уже сказал, и так далее, можно очень долго продолжать этот список. Так что у нашего уважаемого оппонента несколько превратное представление о национальной политике Российской империи.

Герман Лукьянов: Здесь в средствах массовой информации по первому каналу показывали, где на Крайнем Севере, где пасут оленей, лица национальности сохраняют до сих пор царские денежные знаки, то есть он верят, что эти им деньги еще пригодятся. Вот какая была политика интересная, до сих пор деньги хранят.

Владимир Кара-Мурза: Мы всегда вспоминаем, что при царском режиме можно было мусульманским народам писать арабской вязью.

Александр Закатов: Совершенно верно. Были свои суды шариатские, учитывались национальные особенности, все это было. И не только в отношении мусульманских народов, но и в отношении других и тех, кто исповедует буддизм и самые разные другие местные национальны культы. Были ошибки, конечно, были и негативные явления, но не бывает ни в одном великом процессе все безошибочно.

Владимир Кара-Мурза: Протоирей Михаил Ардов, настоятель храма царя-мученика Николая Второго в Москве, всесторонне изучил проблему

Михаил Ардов: У меня был показательный разговор с покойным монархистом скульптором Вячеславом Клыковым. И вот он мне однажды в разговоре сказал, что вот надо созвать Земский собор и избрать монарха. Я сказал ему, что это невозможно сейчас в современных условиях. На что он сказал, что вот в Смутное время только 10% населения примкнули к Минину и Пожарскому и сделали известное дело. На что я ему сказал: да, это был каждый десятый. Но те 9 человек, которые не пошли вместе с Мининым и Пожарским, были людьми православными и монархистами, других тогда не было в России. Поэтому восстановление монархии было возможно. А сейчас, когда православных наберется 3-5%, а монархистов может быть один или два, это абсолютно несбыточная мечта.

Александр Закатов: Отец Михаил Ардов насколько известно считает неправославными 99,99 православного населения России, потому что сам он принадлежит к одной из альтернативных, так скажем, церковных организаций. Но с ним вряд ли можно согласиться в этом вопросе, потому что, конечно, православные ценности определяют жизнь большинства нашего народа или ценности других традиционных религий, те народы, которые традиционно исповедовали, так же. Может быть они не каждый день ходят в церковь или в мечеть, но тем не менее, они живут этими представлениями. А любое религиозное представление говорит о том, что наиболее правильным и богоустановленным строем является монархия. Потому что человек создан по образу и подобию божьему, а следовательно, человеческое общество должно строиться по образу и подобию царствия небесного. Это достаточно очевидно. Невозможно было бы, чтобы Бог, создавая по своему образу и подобию человека, заповедовал бы ему жить как-то по-иному. Так что во всех религиях присутствует это понятие и монархическое мировоззрение основано на религиозном понимании мира. Безусловно, для атеиста эти аргументы не звучат, но таких людей, которые являются абсолютными атеистами, которые сознательно отвергают бытие Божье, у нас в стране все-таки не так уж и много.
А что касается Земского собора, то конечно, Земский собор в России невозможен, да он и не нужен, потому что, слава богу, у нас есть законная династия, есть глава, династия призвана на престол Земским собором тогда, когда существовали сословия. Но в то время это был действительно голос народа и полномочный голос народа в лице его представителей. Этот собор принял священную клятву, которая действует до скончания века. И опять же с атеистических позиций это все можно назвать чушью, давно отжившим и прогнившим. Но с точки зрения религиозного человека, а между прочим, на этой грамоте стоят подписи и мусульман, так вот с точки зрения религиозного человека, эта клятва сохраняет всю свою силу. Я повторяю, мы сейчас говорим не о восстановлении монархии. Для того, чтобы монархия была восстановлена, должно быть сознательное решение народа, выраженное через референдум и, конечно же, время еще не пришло. Но не надо противопоставлять и подменять понятия. Если Императорский дом вернется в Россию, он начнет здесь работать, начнет показывать результаты и тогда многие даже скептики убедятся, что никому ничего плохого от возвращения династии в общественную жизнь современной России нет, а хорошего много.

Владимир Кара-Мурза: С чего, вы считаете, стоит начать обретение особого статуса императорской династии? Как известно, в Италии до последнего времени был запрещен даже въезд в страну, хотя у нас, слава богу, этого нет.

Александр Закатов: У нас нет, но у нас по факту, если кто-то приехал бы сюда, то сразу бы расстался с жизнью. Но во Франции, в Италии, в Португалии существовали законы об изгнании. Потом эти законы были отменены и тем самым уже признавался статус королевской династии. Причем, может быть парадоксально звучит, но закон об изгнании тоже был признанием статуса. Потому что не пускали в страну граждан именно потому, что они принадлежали к династии, потому что они имели законное право на престол. Сейчас, слава богу, дискриминационные законы отменены, и династии там живут среди своего народа. То же произошло и в большинстве бывших коммунистических стран, в Румынии, в Болгарии, в Албании, в Венгрии, в Сербии, вернулись династии, они живут среди своего народа, они способствуют подъему национального самосознания, они представляют свою страну на международном уровне, а у них большой в этом вопросе потенциал исторический, они являются родственниками, потомками многих уважаемых монархов, которых чтят т в их странах. Например, когда Великая княгиня Мария Владимировна приезжала в Австралию в 2007 году, ее там принимали не только как главу иностранной династии, но и как правнучку королевы Виктории. А Виктория в Австралии почитается как у нас Петр Великий. Там даже коммунисты, республиканцы, все боготворят королеву Викторию.
Так что этот потенциал государство в должной мере не использует, а может очень много получить пользы и в смысле строительства гражданского общества, и укрепления его тоже очень много может сделать Российский Императорский дом. А что касается формы, конечно, должно определить само государство. Это может быть некое соглашение, это может быть какой-то указ. Надо особо подчеркнуть, что для признания статуса императорского дома не требуется изменения законодательства. Некоторые нас пугают, что тогда, дескать, придется менять конституцию, придется вводить какие-то новые законы или отменять законы, ничего подобного. Все это можно сделать в том правовом поле, которое существует в Российской Федерации сейчас.

Владимир Кара-Мурза: Надо завершить для начала реабилитации всей царской семьи. На каком этапе сейчас этот процесс находится?

Герман Лукьянов: В настоящий момент процесс очень хорошо развивается с точки зрения права. На сегодняшний час у нас 18 членов Российского Императорского дома реабилитированы, остался неразрешенным вопрос – это те верные слуги, которые разделили трагическую судьбу государя-императора Николая Второго и членов его семьи, которые содержались в Тобольске и Екатеринбурге, а именно доктор Боткин, повар Харитонов, лакей и комнатная девушка Демидова. В отношении этих лиц до настоящего момента Генпрокуратура не решила этот вопрос, но будем подавать заявление по данному вопросу.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG