Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Реакция США на переворот в Гондурасе


Марк Крутов: Свержение президента Гондураса вызвало резкие протесты со стороны Венесуэлы и Кубы, а также осуждение со стороны президента США Барака Обамы. Хотя Белый дом назвал переворот в Гондурасе антидемократическим, в политических кругах Америки по этому поводу нет единого мнения.

Ян Рунов, Нью-Йорк: Президент Обама, которого часто обвиняют в замедленной реакции на важные события в мире, на этот раз без промедлений осудил свержение президента в Гондурасе.

Барак Обама: Всех нас очень беспокоит то, что там происходит. Президент Селайя был избран демократическим путем. Его президентский срок еще не окончен. Мы считаем переворот незаконным. Селайя остается президентом Гондураса. Это будет очень нехороший прецедент, если мы вернемся назад к временам, когда не демократические выборы, а военные перевороты служили инструментом политических перемен.

Ян Рунов: Директор независимой организации "Совет по делам полушария", исследующей отношения между странами Северной, Центральной и Южной Америки, Ларри Бернс разделяет точку зрения президента Обамы.

Ларри Бернс: Конституционные принципы должны соблюдаться. Особенно в таком районе мира, как Центральная Америка, где раньше многими странами правила военная диктатура. Мы не хотим возврата к тем временам. Любые политические изменения в Гондурасе должны проходить в рамках Конституции. А мы стали свидетелями фактического государственного переворота. Посмотрите, кто стоит во главе переворота в Гондурасе: Верховный суд, который погряз в коррупции. Подозрительно и то, что ни один из депутатов Законодательного собрания не проголосовал в поддержку президента страны. Селайя далеко не идеал, но дело в принципе: смещение должно было быть в рамках политической и юридической процедуры, в соответствии с нормами Конституции. Всё это было нарушено.

Ян Рунов: Видите ли вы параллели с давними событиями в Чили, когда был смещён президент Альенде и во главе страны встал генерал Пиночет?

Ларри Бернс: Я как раз был в Чили в тот момент, когда никто не пришёл на помощь законной власти Альенде: ни страны региона, ни США, ни Западная Европа. На этот раз я был приятно удивлён, что даже консервативные правительства стран региона, в частности, правительство Гватемалы, осудили переворот в Гондурасе.

Ян Рунов: Совершенно иной точки зрения придерживается научный сотрудник исследовательского фонда "Наследие" Рэй Уолсер.

Рэй Уолсер: Дискуссия возникла не столько из-за того, что избранного президента сместили Верховный суд и парламент, сколько из-за того, как это было сделано. С нарушением общепринятых демократических норм. Вместо того чтобы обвинить президента в нарушении Конституции, законодатели и суд решили просто выгнать его из страны. К тому же к президентскому дворцу были стянуты войска, что создало неверное впечатление о военном перевороте. Поэтому президенты многих стран осудили подобные действия. Но известно также, что за президентом Селайей числятся нарушения Конституции и стоят его попытки узаконить эти нарушения путём референдума. Избранный народом парламент, а также Верховный суд не разрешили президенту проводить референдум, в результате которого Селайя мог изменить Конституцию, чтобы быть избранным на новый срок. Не имея поддержки в своей стране, Селайя обратился за помощью к президенту Венесуэлы Чавесу. В аэропорт столицы Гондураса коробки с бюллетенями референдума прибыли из Венесуэлы. Селайя постоянно выходил за рамки своих полномочий и за рамки статей Конституции. Его действия становились всё опаснее для страны. Надо было принимать срочные меры, дабы не дать ему стать диктатором наподобие Чавеса или Кастро. Так и было сделано единогласным решением парламента при поддержке Верховного суда. Белому дому следовало бы занять более реалистичную позицию: конституционные права есть не только у президента страны, но и у Законодательного собрания, и у суда. Почему мы поддерживаем одну ветвь власти и отказываем в поддержке двум другим? Почему мы оказываемся в одной компании с Чавесом и Кастро, подавляющими элементарные демократические свободы в своих странах? Предлагая гондурасцам наш рецепт решения проблем, мы берём на себя ответственность за конфронтацию, которая может возникнуть с возвращением Селайи. В связи с событиями в Гондурасе вспоминают военный переворот в Чили времён Альенде. Я не вижу никакой аналогии. Прежде всего, потому, что в Гондурасе не армия инициатор смещения президента. Исполняющим обязанности президента объявлен председатель парламента. К власти не пришла военная хунта, не приостановлено действие Конституции. В Гондурасе, я бы сказал, произошёл конституционный переворот, но не военный переворот.

Ян Рунов: 30 июня Мануэль Селайя выступил в Нью-Йорке на Генеральной ассамблее ООН, где была принята резолюция, осуждающая переворот и призывающая к восстановлению демократически избранного и единственно законного президента. Селайя намерен 2 июля вернуться в Гондурас.
XS
SM
MD
LG