Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве представят оперу-зингшпиль Моцарта "Заида"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Тамара Ляленкова.

Марк Крутов: Сегодня впервые в России на сцене Останкинского дворца-театра в рамках фестиваля "Шереметьевские сезоны" представят оперу-зингшпиль Вольфганга Амадея Моцарта "Заида". Режиссер-постановщик Роман Виктюк.
О первой российской постановке "Заиды" с певицей Татьяной Ланской беседует Тамара Ляленкова.

Тамара Ляленкова: Программа музыкального фестиваля "Шереметьевские сезоны в Останкине" составляется строго в соответствии с духом дворца-театра XVIII века, и опера "Заида" как нельзя лучше подходит к историческому интерьеру загородного дворца. Опера-зингшпиль – жанр, в котором арии, ансамбли чередуются с разговорными сценами, комического содержания. Я попросила певицу Татьяну Ланскую рассказать о редко исполняемом произведении великого композитора подробнее.

Татьяна Ланская: Зингшпиль не законченный Моцартом, потому что ему поступил более выгодный заказ на "Идоменея", поэтому опера была заброшена, два акта написаны, и Констанция после его смерти обнаружила все эти записи. Поставлено это было спустя сто лет после его смерти первый раз во Франкфурте. В России никогда никто не обращался к этому материалу, хотя в Европе это ставили, два года назад в Зальцбурге. Но это была очень специфическая постановка, они соединили "Заиду" Моцарта с современным еврейским сочинением Адама и поэтому очень так специфично, это все с огромными батареями, с бутылками кетчупа. Но здесь сам дворец настолько праздничный, яркий, красивый, то есть уже декорации есть, нет смысла даже их иметь, потому что все вокруг является декорацией, причем полноценной.

Тамара Ляленкова: Татьяна, расскажите несколько слов о либретто, поскольку премьера в России, чтобы было понятно, о чем.

Татьяна Ланская: История о любви султана и его наложницы Заиды. Как написано у Моцарта, опять-таки, мы же не знаем, как написано действительно у Моцарта, дошли сведения, что она любит некоего Гомаца, который является его рабом, и он раб в связи с тем, что он христианин, где-то захвачен, и они пытаются вместе убежать. Их ловят и на этом опера обрывается. Поэтому никто не знает, чем это закончится. Поэтому все как бы остается на суд зрителя.

Тамара Ляленкова: Режиссер-постановщик "Заиды" Роман Виктюк, как обычно, предпочел оригинальную трактовку.

Татьяна Ланская: Роман Григорьевич немножечко по-другому рассмотрел эту историю. То есть это действительно история любви, но это история любви уже не Заиды к Гомаца, к рабу, а в связи с тем, что она христианка. Во всяком случае, есть такое произведение "Вольтер и Заира", которое очень во многом перекликается и трудно сказать действительно, какое либретто было взято за основу. Это совершенно не является окончательным фактом. У Вольтера Заира находится в плену, она безумно любит Султана, отец находится в плену, то есть он содержится в тюрьме, в ужасных условиях, и он ей говорит: "Как ты можешь? Ты христианка, у тебя есть долг. Если ты будешь с султаном, значит, на твоих руках будет кровь матери, всех братьев твоих, которые положили свою жизнь за веру". И вот там она метущийся образ между любовью и долгом. И вот Роман Григорьевич сказал, что здесь тоже должно остаться. Наверное, действительно в этом есть какое-то зерно правды. Потому что, если смотреть непосредственно на партитуру, но все ансамбли, где Заида участвует вместе с Султаном, поют, они действительно какие-то пламенные, такие яркие. У Гомаца все никакое, такое какое-то амебное, отстраненное, лирическое. То есть в этом случае действительно может быть это и так.

Тамара Ляленкова: То есть вы почувствовали именно эту трактовку в музыкальном отношении?

Татьяна Ланская: Во всяком случае, мы реализуем именно ее.

Тамара Ляленкова: Опера-зингшпиль имеет свои собственные жанровые особенности, и я попросила Татьяну Ланскую рассказать о них подробнее.

Татьяна Ланская: Партии все безумно сложные, огромные арии, но тем она и интересна, что в ней нет сквозного действия, в котором принимаем участие мы, солисты. То есть мы исполняем только арии и ансамбли. Все, что связывает нас, это является рассказчик. Это единственная такая опера у Моцарта, которая связана рассказчиком. Если "Бастьен и Бастьенна" считается тоже зингшпилем, "Директор театра", то там все-таки диалоги, разговорные диалоги. Здесь нет диалогов, здесь есть особый персонаж, некий Зарам, который рассказывает обо всем, что происходит. Причем он то исполняет роль одного человека, то другого, произносит за них тексты. Это пластика, это много движений, это вообще много всего. Это юмор. То есть все юмористическое начало, оно все находится в рассказчике, в этом Зараме, который все изображает. Он нас изображает, а мы выходим и официально исполняем, даже нам сказали использовать все оперные штампы, в плохом смысле слова, чтобы это было демонстративно. Вот этим, наверное, она вообще безумно интересна.

Тамара Ляленкова: Оперу-зингшпиль "Заида" Вольфганга Амадея Моцарта можно послушать сегодня в музее-усадьбе Останкино, если, конечно, удастся раздобыть билет.
XS
SM
MD
LG