Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Восточный экспресс": Узбекистан


Граница с Узбекистаном - одно из самых трудных испытаний на пути из Душанбе в Москву

Граница с Узбекистаном - одно из самых трудных испытаний на пути из Душанбе в Москву

Мы продолжаем серию репортажей Мумина Шакирова, который проехал за четыре дня четыре тысячи километров на поезде "Душанбе-Москва" с трудовыми мигрантами из Таджикистана. В своем первом репортаже он рассказал о том, как нашел себе попутчиков среди гастарбайтеров. Теперь - сам поезд; место остановки - таджикско-узбекская граница.

Еще пару лет назад на поезд "Душанбе-Москва" невозможно было достать билеты. Люди стояли в очереди всю ночь, чтобы к утру добраться до заветного окошка и буквально выцарапать себе место в плацкарте за 200 долларов. Милиции приходилось порой дубинками сдерживать молодых людей, штурмующих билетные кассы. Самолет в Москву в ту пору обходился в два раза дороже, и железнодорожные составы в Россию уходили переполненными. "В поезд набивалось по семьсот-восемьсот, а то и по тысяче пассажиров", - вспоминает те сумасшедшие дни билетный кассир Саодат Бобокулова. "У нас долго не ездили поезда, и скопление народа было очень большим. Со всех точек республики люди собирались здесь, чтобы уехать в Москву; мы не успевали отправлять пассажиров".

Нынешним летом в фойе душанбинского вокзала не было ни давки, ни столпотворения. Таможенники и пограничники работали неторопливо, но багаж и документы проверяли тщательно. Наш состав, заполненный наполовину, тронулся почти в три часа утра. Все мои герои - школьный учитель Джамшед, повариха Гульбахор, строитель Умед и бывший тренер по дзюдо Мухаммед Али - сидели на своих местах, и каждый думал о чем-то своем.

Были бы деньги
"Первые два дня наши пассажиры выглядят грустными и печальными, только ближе к Казахстану они несколько оживают", - предупредила нас проводница Хусния Закирияева, когда мы с оператором Александром Кулыгиным стали распаковать нашу киноаппаратуру. "Другое дело, когда они возвращаются домой: лица радостные и довольные, болтают без умолку".

Хусния в чем-то оказалась права: первые двое суток в поезде "Душанбе-Москва" не до веселья. От таджикской столицы до узбекской границы всего каких-то 70 километров, и состав через пару часов прибывает на станцию Кудукли. Тут начинается самое интересное. В тамбуре появляются узбекские пограничники, таможенники и милиционеры. Говорить, что они потрошат все вагоны и шерстят багаж - это ничего не сказать. Ищут "оружие и наркотики" - что, собственно, есть только повод лишний раз придраться к пассажирам и развести их на деньги.

"Зацепка всегда найдется, и тебя могут легко высадить с поезда", - возмущается проводница Лариса Шарипова. "К примеру, обнаруживается механическая ошибка в документе, не совпадает буква в паспорте и в билете. Или возьмем бланк проездного документа: если в уголке с него немного сошла пленочка, то все! Брак! Уже можно пассажира высадить с поезда. Так обидно становится. Но нельзя же из-за таких мелочей выбрасывать людей из поезда, когда за билет заплачены безумные деньги".

На то, чтобы проверить весь поезд на узбекской границе, отведено два часа. Согласно правилам, никто из пассажиров и проводников не имеет права покидать свои места, - то есть, ни покурить, ни купить воды в ресторане, ни сходить в туалет. Плюс еще визовый режим между странами. Ни один таджикский гражданин не может добровольно покинуть вагон и спуститься на перрон на протяжении почти двух суток. Об этих унизительных правилах на Узбекской железной дороге в Душанбе знают все, но молчат.

Воды бы глоток
Чтобы понять такое рвение узбекских силовиков, нужно учитывать не только тот факт, что поезд "Душанбе-Москва" частенько называют "Восточным наркоэкспрессом", но и непростые отношения между странами. " Ислам Каримов считает, что Эмомали Рахмон именно ему обязан тем, что пришел к власти в 1992 году", - раскрывает закулисные политические интриги журналист и историк Нурали Давлатов. "Самый первый договор Таджикистан подписал с Узбекистаном, а потом в мае Рахмон в Кремле подписал с Москвой два договора: один - о дружбе и сотрудничестве, а второй – военный, и российские войска остались в Таджикистане".

Одно неосторожное слово - или, упаси бог, замечание в адрес людей в погонах - и ты попадаешь под пресс узбекских спецслужб. Бывали случаи, о которых мне рассказывали железнодорожники: когда кто-нибудь пытался отстоять свое право быть человеком, а не бесправным пассажиром, его заводили в отдельное купе и обыскивали на предмет обнаружения наркотиков. Естественно, прибегали к услугам проктолога. Правдолюба ставили на колени и, проведя все процедуры, отправляли обратно. Такие унижения запоминаются на всю жизнь. И жаловаться некому, только Аллаху.

"Таджикские власти должны вмешаться в эту ситуацию", - убежден Нурали Давлатов. "Душанбе должен добиться того, чтобы наши поезда считались территорией Таджикистана. Если состав просто следует через Узбекистан, то его не должны проверять; более того, он не должен останавливаться в соседней республике. Если эта проблема не решается между Ташкентом и Душанбе, то она должна решаться на международном уровне".

Таджикистан остается крупнейшей перевалочной базой наркотиков из Афганистана в Россию. Почти каждый пассажир поезда "Душанбе-Москва" для любых силовиков – это потенциальный контрабандист.

О наркотиках люди говорят неохотно, и даже наша общительная проводница Хусния оказалась скупа на информацию. "Я не сталкивалась и не хочу сталкиваться с этим", - раздраженным тоном произнесла она. "Начиная с депо, мы дежурим в вагоне днем и ночью поочередно. В день отъезда приходят таможенники, они досконально осматривают весь поезд, лезут даже под вагон. У нас не было пока наркотиков… И не дай Бог. Что-то слышали, кто-то что-то провез..."

Поезд "Душанбе-Москва" - это не просто железнодорожный состав, который перевозит людей, но и бизнес-площадка. Нашествие армии "мешочников" и "челноков" началось еще в Узбекистане. Они садились почти на каждой промежуточной станции и буквально за пару часов оккупировали весь состав. В проходах и тамбурах было не разойтись. В иное время в отсеки вагона запихивались по 10-15 человек - с сумками, коробками, с сетками и пакетами.

Мухаммед Али
Об интервью и съемках на узбекской железной дороге не может быть и речи. Но, чтобы как-то разрядить ситуацию, мои герои-попутчики, махнув на милицию и пограничников, устроили в своем вагоне настоящий концерт. Душой компании стал бывший тренер по дзюдо, 57-летний Мухаммед Али. Правда, когда танцы и пение закончились, он мне признался, что настроение у него паршивое: таджикские таможенники на вокзале при посадке отобрали у него драгоценный груз - два мешка с "насваем", с сухим табаком, который азиаты обычно кладут под язык.

"Когда проверили груз на вокзале, пошел острый запах табака и люди стали кашлять. Мне было ужасно неудобно", - с сожалением произнес Мухаммед Али. "Хотелось продать "насвай" в Москве и отбить железнодорожные билеты. Но, видно, не судьба".

Маршрут поезда "Душанбе-Москва" необычен. Он петляет змейкой по среднеазиатским странам. Покидая Таджикистан, он полдня колесит по Узбекистану, затем целый день по Туркмении, а вечером возвращается обратно в Узбекистан. И дальше уже идет по прямой, в Казахстан и Россию. Но об этом - в следующем репортаже.

Душанбе-Москва

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG