Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Amnesty International подвергла критике ситуацию с правами человека на Северном Кавказе


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.

Александр Гостев: Международная правозащитная организация Amnesty International подвергла критике ситуацию с правами человека на Северном Кавказе. В подготовленном Amnesty International докладе отмечается, что российские власти применяют противозаконные методы в борьбе с действующими в регионе боевиками, грубо нарушая нормы международного права.

Вероника Боде: В докладе приводятся примеры нарушения прав человека, которые продолжают безнаказанно совершаться в Чечне, Ингушетии, Дагестане и Кабардино-Балкарии. В основу легли свидетельства об убийствах, превышении силы, смерти и пытках в заключении, произвольных и тайных задержаниях, похищениях, угрозах в адрес правозащитников и независимых журналистов, преследовании родственников предполагаемых боевиков и принудительных выселениях людей. Говорит сотрудник Amnesty International Саймон Косгроув.

Саймон Косгроув: Российские власти объявили об отмене контртеррористической операции в Чечне и объявили о том, что ситуация в Чечне стабилизировалась. Мы считаем, что это не совсем так. Мы, конечно, считаем, что усилия российских властей законны, если говорить, например, об обуздании насилия со стороны вооруженных группировок и восстановлении стабильности, но методы, которые используются, должны соответствовать международным стандартам в области прав человека. Этого мы не видим. Какие нарушения нас больше всего беспокоят? Это, например, насильственное исчезновение людей, задержание, пытки и другие виды жестокого обращения и даже убийства во время задержания под стражей. Из Чечни, например мы получаем много сообщений о том, что родственники предполагаемых боевиков преследуются: поджог домов и так далее, и так далее. Так что говорить о стабилизации в Чечне еще рано. Если речь идет о других республиках, особенно Ингушетии, Дагестана и так далее, мы считаем, что, как наш доклад называется "Верховный суд. Бесправие", это очень важно, чтобы был Верховный суд, право, верховенство закона.

Вероника Боде: Говорил Саймон Косгроув, сотрудник Amnesty International. А вот, как обстоят дела с нарушением прав человека на Северном Кавказе по наблюдениям журналиста Ивана Сухова, обозревателя газеты "Время новостей", который часто бывает в регионе и пишет о нем.

Иван Сухов: В целом, конечно, трудно сопоставить нынешний уровень нарушений прав человека в Северокавказском регионе с тем, что творилось там во время большой войны в Чечне. Определенно произошло значительное снижение количества нарушений прав человека, похищений, исчезновений, внесудебных расправ. С тех пор, как в Чеченской республике основная часть силовой работы была передана чеченским силовым структурам, это, в общем, естественно, в чеченских силовых структурах работают местные люди, которые лучше знают ситуацию и способны более грамотно организовать агентурную работу на местах, чем прикомандированные федералы, но после того, как это снижение произошло, дальше существенного улучшения не происходит. Есть некий уровень террора, который существует и трудно предположить, что он как-то будет сокращаться. К сожалению, отдельные эпизоды с публичной сдачей авторитетных полевых командиров или родственников этих полевых командиров, вот мы сейчас видели публичную, так сказать, сдачу и публичное обращение сына Супьяна Абдуллаева, эти истории вызывают массу вопросов. Не исключено, что все эти сдачи и все эти признания своей вины происходят под давлением. Сложилась практика вынуждения полевых командиров, лидеров вооруженного подполья к сдаче путем давления на их родственников. Ничего в этой практике поделать, скорее всего, будет нельзя, потому что ее осуществляют местные силовые структуры, которые в большинстве случаев по сути дела не подконтрольны и не поднадзорны федеральному центру. В целом трудно говорить вообще о такой материи, как право человека в современных реалиях Северного Кавказа. Как-то еще более-менее можно считать, что западные республики Северного Кавказа - Адыгея, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия - могут рассматриваться как площадки, где такие понятия применимы, потому что они все-таки более-менее сохраняются еще в таком, общеправовом политическом поле Российской Федерации. А на территориях, которые находятся к востоку от Северной Осетии, то есть в Чечне, Ингушетии и в Дагестане, сложилась такая, очень специфическая местная правовая и политическая реальность, которая балансирует часто где-то между какими-то совсем архаизированными представлениями о жизни, между горными адептами, между шариатским правом, между какими-то обычаями делового оборота, которые сложились между живущими там людьми и чиновниками. Но вся эта ткань мало общего имеет с тем, что прописано в российских законах. Поэтому трудно требовать соблюдения прав человека в таких условиях.

Вероника Боде: Это был журналист Иван Сухов. А вот как обстоят дела с нарушением прав человека на Северном Кавказе по наблюдениям Александра Черкасова, члена правления общества "Мемориал".

Александр Черкасов: Да, на Кавказе продолжается вооруженное противостояние, продолжаются нарушения прав человека. Хотя происходящее там уже трудно назвать войной, все равно насилие продолжается и с той, и с другой стороны. Основными зонами, откуда поступают такие сообщения, остаются Чечня, Ингушетия и Дагестан. Может быть, впервые за долгое время мы наблюдаем не сохранение того уже уровня насилия и не медленное снижение, но рост, может быть медленный, но устойчивый рост. Если же говорить о ситуации в разных республиках, она отличается. Что ее объединяет? Объединяет государственная практика контртеррора, которая уже давно, почти 10 лет, основана на массированном и незаконном насилии, порой доходящем до государственного террора, а с другой стороны, объединяет противостоящее единое северокавказское подполье, единое идеологически и единой по способу пополнения. Потому что именно так называемые контртеррористические операции, именно насилие со стороны органов власти толкает людей в подполье. В Чечне, казалось бы, в 2007 году резко, на порядок снизился уровень насилия. Дальше мы наблюдаем снова рост. Людей похищают, допрашивают. Слава богу, в большинстве случаев освобождают. Применяются методы коллективной ответственности, коллективного наказания. В прошлом году началась серия поджогов домов родственников боевиков. Эти преступления не расследуются. Я боюсь, что в этом году Чечня по уровню насилия сильно превысит прошлый год. В целом же мы видим, что после нескольких лет относительной стабилизации того кошмара, который творился на Кавказе, в последние месяцы уровень насилия растет, и нарушения прав человека становятся более массовыми.

Вероника Боде: А вот внимание правозащитных организаций, в том числе международных к этому региону, помогает хоть что-то изменить?

Александр Черкасов: Внимание правозащитных организаций порой помогает. Например, в начале этого года стали систематическими похищения жителей села Даргово, в основном молодых людей, которых куда-то увозили, допрашивали, потом они возвращались избитыми и запуганными. Запросы, посланные в прокуратуру Чечни, и элементарные следственные действия, предпринятые чеченской прокуратурой, привели к тому, что эти похищения прекратились. Порой внимание правозащитников к судьбе отдельного человека может его спасти.

Вероника Боде: Таковы наблюдения Александра Черкасова, члена правления общества "Мемориал".
По мнению авторов доклада, сотрудников Amnesty International , только привлечение к ответственности всех тех, кто виновен в нарушениях прав человека, позволит урегулировать ситуацию на Северном Кавказе.
XS
SM
MD
LG