Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Швеция сменила Чехию на посту председателя Евросоюза


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Андрей Шарый, Ефим Фиштейн.

Александр Гостев: Об итогах работы Чехии, как страны-председателя ЕС, о перспективах, опять же, шведского руководства Евросоюзом с международным обозревателем Радио Свобода Ефимом Фиштейном только что поговорил мой коллега Андрей Шарый.

Андрей Шарый: Многие обозреватели со смешанными оценками встречают переход очередной председательства в Европейском союзе от Чехии к Швеции. Что говорят независимые обозреватели в Чехии? Насколько успешным был чешский евродебют?

Ефим Фиштейн: Чешские обозреватели, несомненно, отмечают противоречивые высказывания иностранных своих коллег. Тем не менее, общее мнение, если его свести к лапидарному высказыванию, общее мнение сводится к тому, что чешское председательство было несколько более успешным, чем заключительная оценка этого председательства. Я объясню, почему. На долю чешского председательства выпали довольно нелегкие и нестандартные для Европейского союза испытания. С самого начала российско-украинская газовая война, тут же практически война в секторе Газа - и то, и другое пришлось каким-то образом решать чешскому председательству. Сделано это было в целом неплохо. Все считают, что и российско-украинское урегулирование, и урегулирование вокруг газа в целом чехам удалось. Другое дело, что они сами пришли с довольно сильной заявкой о том, что они Европе покажут. В результате показали отсутствие единства, давление внутриполитических проблем и споров над внешнеполитическими, что не украсило председательство в целом.

Андрей Шарый: Если говорить о перспективе развития Европейского союза, можно ли говорить, что за эти полгода Европейский союз стал хотя бы чуть-чуть другим?

Ефим Фиштейн: Я думаю, что вряд ли это можно сказать о любом председательстве. Я не знаю, смогут ли наши слушатели, да и, скажем, брюссельские бюрократы вспомнить, чем было отмечено председательство, скажем, Словении, аналогичной посткоммунистической страны, чем было отмечено председательство других стран, даже такой, как Франция, такой крупной. Может быть, вспомнят Средиземноморский союз, не имеющий особого смысла для ЕС, но вряд ли вспомнят что-то другое, может быть российско-грузинскую войну, но там роль президента Франции была неоднозначной. Не думаю, что полугодичное председательство вообще воспринимается, как стремление отдельных стран как бы внести радикальный вклад в развитие Евросоюза. Это решение текущих задач, это организация ткущих саммит с различными странами и в этом смысле надо сказать, что в среднем за полгода, приходящиеся на председательство одной страны, чехи сделали больше, чем, скажем, даже такая крупная страна, как Франция. Они провели с десяток саммитов, даже многие считают, что это перебор, и Швеция, например, как она уже сейчас заявила, будет ограничивать количество саммитов. Это трудоемкая, достаточно неблагодарная работа, потому что результаты не видны или, во всяком случае, не сразу проявляются. Возьмите хотя бы саммит Европейский союз - Россия в Хабаровске. Очень существенный вроде бы саммит, до сих пор проводился два раза в год с Россией. Но если спросить о результатах, то вряд ли кто-то вспомнит хоть какой-то один результат, разве что решение проводить их менее часто, раз в год, а не два раза в год. Это можно отнести к целому ряду других саммитов. Евросоюзу - Южная Корея. Кто сейчас вспомнит, о чем эти саммиты были. Задачи, которые нужно ставить перед собой, должны быть более реалистическими.

Андрей Шарый: Мне приходит такой неполитологический термин "дежурный". То есть скорее сейчас Швеция будет дежурным по Европейскому союзу, а не председателем его, если мы говорим о том, что решаются вопросы, связанные с организацией такой текущей работы.

Ефим Фиштейн: Такой серьезный вопрос, как ратификация Лиссабонского договора, в течение чешского председательства не стоял, потому что было очевидно, что ратификация не может быть завершена в эти полгода. Но вот шведы чисто теоретически могли бы завершить свое председательство на бравурной ноте и заключить, завершить ратификацию Лиссабонского договора. Если референдум в Ирландии пройдет успешно в пользу этого договора, если все-таки в Германии успеют выполнить решение Конституционного суда в Карлсруэ, если чешские и польские президенты подпишут уже принятый парламентами документ, то можно сказать, что в концу шведского председательства можно считать, что Лиссабонский договор будет принят в качестве основополагающего документа ЕС. Но хитрые шведы сознательно не поставили такой задачи, не анонсировали ее заранее, понимая, что может случиться что угодно. Достаточно в любом из этих звеньях, которые я назвал, чтобы не произошло смыкание и получится так, что ратификация продлится и в следующем году. А задачи, которые стоят, являются задачами очень долгосрочными, которые решительно не будут решены в полгода. Например, это борьба с экономическим кризисом и это борьба с изменениями климата, с глобальным потеплением. Ясно, что тут радикальных поворотов быть не может.
XS
SM
MD
LG