Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
По инициативе Международного комитета в защиту российских политзаключенных в Хамовническом суде ведется общественный мониторинг судебного процесса над бывшими совладельцами ЮКОСа Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым.

Судебные заседания посетило и прокомментировало несколько десятков видных общественных и политических деятелей. О том, как ведется мониторинг, и о его первых итогах в интервью Радио Свобода рассказал исполнительный директор общероссийского движения "За права человека" Лев Пономарев:

- Суть в том, что процесс не должен был начинаться, потому что обвинение не было конкретным. Нам кажется очень важным представить прессе результаты этого мониторинга в сжатом виде. Мы хотим привлечь внимание западных деятелей к тому, что в России идет мониторинг. Мы хотели бы, чтобы он шел с участием известных западных общественных деятелей, политиков, чтобы они, если бывают в Москве, посещали этот процесс и высказывались на эту тему.

- И каковы же первые итоги мониторинга?

- Если в двух словах, то процесс должен быть немедленно прекращен. Он не носит законный характер, противоречит российскому и международному законодательству. Не надо ждать окончания процесса и надеяться на положительный вердикт судьи. Чаще всего встречается такая оценка, что это абсурдный процесс.

- Несколько исков по делу ЮКОСа поданы в международные арбитражные суды. Смогут ли они повлиять на исход дела?
Кремлевское руководство влияло на начало этого процесса, оно влияет сейчас на ход этого процесса и может повлиять на его дальнейшее развитие и на прекращение

- Думаю, да. Всем очевидно, что это дело не юридическое, а политическое. Кремлевское руководство влияло на начало этого процесса, оно влияет сейчас на ход этого процесса и может повлиять на его дальнейшее развитие и на прекращение. Общественное давление на власть должно быть достаточно сильным, чтобы этот процесс был прекращен.

- Известно, что мониторинг ведут и немецкие политики. С чем связан повышенный интерес со стороны зарубежных политиков?

- С первым процессом Западу было не все ясно. Они не понимали, что Россия в 1990-е годы проходила переломный момент, что бизнес работал не по законам, а по правилам, которые устанавливало правительство, что все бизнесмены либо должны быть за решеткой, как Ходорковский, либо все - на свободе. Одним словом, на Западе не понимали, что законодательство по отношению к Ходорковскому применялось избирательным образом. Поэтому первый процесс не вызывал такого большого протеста на Западе, как второй. А второй процесс просто абсурден. Все понимают, что его не должно быть. Но, кроме того, все понимают, что ЮКОС ограблен. В то время, когда первый процесс начался, полного ограбления не было. Все понимают, что оба процесса начались для того, чтобы ограбить, отнять собственность у акционеров ЮКОСа, и все знают, к кому эта собственность перешла. Это понимание возникло постепенно после первого процесса. Поэтому ко второму процессу больше внимания.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG