Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Восточный экспресс". Казахстан


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.

Евгения Назарец: На этой неделе в информационных программах "Время свободы" - серия репортажей Мумина Шакирова "Восточный экспресс". Корреспондент Радио Свобода совершил путешествие по Центральной Азии и России на поезде "Душанбе-Москва". Мумин и его попутчики, трудовые мигранты из Таджикистана, за четыре дня преодолели более четырех тысяч километров, испытав на себе все сложности этого маршрута, который проходил через Узбекистан, Туркмению, Казахстан и завершился на Казанском вокзале в Москве. Репортаж четвертый - "Казахстан".

Мумин Шакиров: Большую часть Казахстана мы проехали ночью. Вагон значительно разгрузился - "мешочники" и "челноки" поредели, да и азиатская жара спала. На станции Атырау, бывший Гурьев, пассажиры поезда "Душанбе-Москва" впервые после Узбекистана и Туркмении получили возможность выйти на перрон и что-то купить на привокзальных рынках. Транзитная виза в Казахстане не требовалась.

- Горячая курица! Курица горячая!

- Карточки кому? "Мегафон", "Билайн".

- Кофе, "доширак", хлеб есть.

Мумин Шакиров: Надо отдать должное - казахские пограничники и таможенники, в отличие от их узбекских коллег особого рвения не проявляли, пассажиров на деньги не разводили, но суровости им было не занимать. Это больше всего раздражало проводницу Альбину...

Альбина: В Казахстане я открыто сказала: у вас на лице что, гипс? Никто не улыбнется даже, не моргнет. Чуть-чуть улыбнитесь, мы, говорю, пассажиров везем, не тюремщиков. Нормально все. Они такие строгие!

Мумин Шакиров: Нынешний кризис разрушил планы многих трудовых мигрантов. Если еще год назад тысячи и тысячи гастарбайтеров ехали в Россию вслепую, уверенные, что без работы не останутся, то сегодня картина иная. Едут только те, кому кто-то из родственников или знакомых точно гарантирует рабочее место. Это не преминула заметить проводница Хусния...

Хусния: Когда они едут на работу, они сами такие нервозные, в таком напряжении, они не расслаблены. Когда они едут домой, они такие довольные, у них лица радостные, они больше про свою жизнь рассказывают, где в России он работал, что было и как мама звонила, как хотят его женить...

Мумин Шакиров: Моя следующая героиня - мать четверых детей, 35-летняя Гуля Вахитова. Она не первый раз едет в Москву, работает шеф-поваром в европейском ресторане в подмосковном Орехово-Зуево, но начинала как простая кухарка.

Гуля Вахитова: Я работала у одного человека, его звали Игорь Владимирович, я была личным поваром. У него был кабинет-библиотека и там полочка поварской кухни, мне очень это помогло. Он мне говорил: заходи, читай, что хочешь, и готовь по меню. Я читала, запоминала. Мне это очень помогло.

Мумин Шакиров: Гуля - вдова, недавно похоронила мужа. Он, как и она, работал в России, но, к удивлению родных и близких, начал пить, заболел и умер. С тех пор Вахитова - главный кормилец в семье и профессионал в своем деле, знает, как угодить клиентам ресторана.

Гуля Вахитова: Русский гурман не любит жирного, жареного, должно быть поменьше масла, оно должно быть помягче и как бы смесь жареного и тушеного. А гурманы таджики и узбеки любят пожирнее и жаренное с корочкой.

Мумин Шакиров: Вы можете оценить работу коллег?

Гуля Вахитова: Я могу посмотреть на коллегу, как он держит нож, и сказать - годится он или нет.

Мумин Шакиров: Но и у Гули были профессиональные проколы. Известно, что в Средней Азии не умеют готовить рыбу, точнее, рыбные блюда не являются коронными. Это вам не плов, не манты и не лагман. И однажды недовольство выразил ее бывший шеф, Игорь Владимирович.

Гуля Вахитова: Купили мы сома, и нужно было просто сначала лучок обжарить, потом муку, потом рыбки, чуть-чуть туда молочка и потушить. А когда так тушишь, я, может быть, муки переборщила – соус получился густой, как каша. Тогда он на меня накричал, что сделано было невкусно. Хотя на завтрашний день он поел и сказал, что это вкусно.

Мумин Шакиров: Гуля - ярко выраженная восточная женщина: шатенка, миндалевидные глаза. В поезде она носит длинное до пят национальное платье, правда, в Москве, ходит в джинсах. Живет в отдельной съемной квартире. Удивительно, но Гуля устроилась в ресторан по объявлению, прошла конкурс, и теперь ее ценят и уважают в коллективе.

Гуля Вахитова: Я считаю, что зависит от человека самого, как покажет себя. Столько лет там работать, столько лет они меня видят, они ни разу даже не сказали чего-нибудь такого... Хотя говорили: мы к вашей нации относились по-другому, но, познакомившись с тобой, мнение переменили. Такое тоже было. Все от человека самого зависит.

Мумин Шакиров: Впереди нас ждала казахско-российская граница. Первыми обычно в вагоны заходят пограничники и с ними черные английские кокер-спаниели, натасканные на наркотики. На станции Гонюшкино, где мы стояли более двух часов, общительный прапорщик рассказал мне чудовищную историю о своих питомцах. Якобы собаки у них живут недолго, так как в пищу им добавляют героин и гашиш. Псы работают на износ, и часто организм не выдерживает такой нагрузки, наступает ломка, и животные гибнут от передозировки. Кинологам приходится каждые два-три года завозить новых щенков из Англии. Но мы в это не поверили, выяснили у профессионалов, что при обучении кокер-спаниелей используются не настоящие наркотики, а их заменители с очень похожим запахом. Но байки и слухи - это тоже часть мифа о "Восточном наркоэкспрессе" "Душанбе-Москва".
XS
SM
MD
LG