Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Coca-Cola долговечнее Путина


Владимир Путин впервые описан в одном ряду с другими мировыми брендами

Владимир Путин впервые описан в одном ряду с другими мировыми брендами

В московском издательстве "КоЛибри" вышла книга 27-летнего прозаика из Санкт-Петербурга Олега Сивуна под названием "Бренд". Дебютный "поп-арт роман", первоначально опубликованный в журнале "Новый мир", стал лауреатом Новой Пушкинской премии этого года. Автор сравнивает 26 брендов, среди которых - “Coca-Cola”, “Америка” и “Путин”.

26 глав, 26 знаменитых торговых и медиа-брендов - от Coca-Cola и Dolce & Gabbana, "Макдоналдса" и ИКЕА до Америки как бренда. Человек - это то, что он ест, носит, смотрит, чем пользуется. Эта идея в современной американской и европейской литературе разрабатывалась и Коуплендом, и Эрландом Лу, и Бегбедером. В книге "Бренд", которую, конечно, трудно считать романом, мало новых идей, но есть нечто замечательное и на самом деле оригинальное: русское содержание и русское чувство современности.

Вот, например, как описывается в книге бренд "Журнал "Эсквайр":

"Ноябрь. В начале месяца я купил журнал "Эсквайр". Я больше всего боюсь умереть в простой русской больнице. Я не хочу стать святым после смерти. Мне кажется, что всех умерших в русских больницах можно назвать мучениками, они достойны канонизации в гораздо большей степени, чем Николай Второй и вся его семья".

Поп-арт роман "Бренд" открывается главой об отце поп-арта Энди Уорхоле. Олег Сивун так ответил на вопрос Радио Свобода, любит ли он прозу Уорхола: "Да, она очень интересна именно своей интонацией, и в некотором роде интонация была мной оттуда позаимствована. Энди Уорхол - как арт-объект, он большой, он не занимался чем-то одним в искусстве. Это одна из самых универсальных художественных фигур XX века. Он во многом недооценен, как мне кажется, при всей его популярности. К нему все немножко относятся так: а, конъюнктурщик, или что-то в этом роде. Но, на мой взгляд, это очень тонкое и мощное художественное явление XX века".
Я приняла решение об издании этой книги буквально за 15 минут. Она понравилась мне своей искренностью и неэпатажностью, скажем так. То есть, эпатажность, конечно, присутствует в силу возраста. Но там отличный русский язык, никакого мусора

Издатель Ольга Морозова так оценила новый роман: "Мне он понравился. Я приняла решение об издании этой книги буквально за 15 минут. Она понравилась мне своей искренностью и неэпатажностью, скажем так. То есть, эпатажность, конечно, присутствует в силу возраста. Но там отличный русский язык, никакого мусора. Она в каком-то смысле совершенно нигилистская, пофигистическая, если так можно выразиться, и она содержит совершенно замечательную 16-ю главу, которая называется "Путин". Прочитав именно эту главу, я и приняла решение об издании этой книги".

В своем романе Олег Сивун объясняет свой интерес к фигуре Владимира Путина: "Моя жизнь никак не связана с Путиным, но я никак не могу отделаться от его образа. Все, что он говорит, мне не кажется серьезным. Все, что он делает, мне не кажется важным. Мне плевать на его жизнь, на его дела и на его смерть, но он интересен мне как поп-идол. О нем сочиняют и поют песни, Путин на футболках и на матрешках, Путин не сходит с экрана телевизора. Он - то, чем можно заполнить любую пустоту. Если политик становится поп-фигурой, то это хороший политик. Если политик стал художественным образом, тогда его работа не так бесполезна. Но если сравнить Путина с Coca Cola, то Coca Cola мне нравится больше, хотя бы потому, что она вкуснее. А еще мне кажется, что Coca Cola переживет Путина. Бренд Путин был взят потому, что была некая необходимость политического бренда. Потому что в некотором роде книжка, если коротко сказать, обо всем. Все бренды - из разных областей. И бренд Путина - это бренд политической власти, некий символ, но преломляется он несколько специфическим образом. Я думаю, что в реальности он, конечно же, во многом бренд. Во всяком случае, в 2000-х он таковым стал".

- Вы утверждаете, что, в общем, равнодушны к нему?

- Я думаю, равнодушие - это очень сильная эмоция, как ни странно. Равнодушие может быть окрашено самыми различными цветами и коннотациями. Равнодушие, мне кажется, это наиболее здоровое отношение к любым политическим устремлениям и фигурам.

Еще одна цитата из романа "Бренд": "Я очень редко думаю о Путине, примерно столько же, сколько и о Скарлетт Йохансон, но
"И что важнее для истории, гибель моего кота или смерть России - это еще вопрос. Страна, которая столько раз меняла свое название, мало чего стоит. У моего кота одно имя на протяжении всей жизни"
Скарлетт Йохансон нравится мне больше. Поэтому, если мне предложат на выбор познакомиться со Скарлетт Йохансон или с Путиным, я выберу Скарлетт Йохансон. Но, наверное, полно людей, которым больше нравится Путин. В общем, Скарлетт Йохансон и Путин нравятся мне в разной степени, а власть их надо мной примерно одинаковая. Я, наверное, в вопросах власти разбираюсь так же плохо, как и в политике. Поэтому мне всегда были непонятны все эти легенды о государях, об их избранности. Мне кажется, людям просто нужны идолы, поэтому и придумали всемирную историю. Мы готовы воевать и погибать не от своего имени, а от имени государства и правителя только ради того, чтобы быть причастными к истории. Мне же гораздо интереснее история кошек, от древнейших времен до наших дней, но она, к сожалению, еще не написана. Для меня смерть моего кота важнее смерти Путина. Даже если исчезнет Россия, я, наверное, ничего не почувствую, а если умрет мой кот, то я расстроюсь. И что важнее для истории, гибель моего кота или смерть России - это еще вопрос. Страна, которая столько раз меняла свое название, мало чего стоит. У моего кота одно имя на протяжении всей жизни".

Издатель Ольга Морозова полагает: "В романе такая пронзительная присутствует нота одиночества, блуждания в брендах... Там и ИКЕА, там и "Нокиа", и Dolce & Gabbana, и так далее: модные технические бренды, компьютерные бренды. Идея такая: начинается как бы с того, что мне все равно, что это бренд, что это марка, и потом показывается, как человек запутывается в этих сетях. Совершенно очаровательная глава "Макдоналдс": я не люблю "Макдоналдс", это отвратительная еда. Я смотрю на себя в зеркало, когда я ем в "Макдоналдс", меня от этого тошнит, но, тем не менее, я люблю еду в "Макдоналдс".

- Чем отличается для автора бренд «Путин» от бренда "Макдоналдс"?


- Если говорить пафосно, ничем. Он в одинаковой тональности описывает все эти бренды. Ни один бренд не выигрывает при чтении перед другим. То есть, он как бы знак равенства ставит: что становится с людьми, что становится с брендами и что происходит с нами. Люди моего возраста прочитали книгу с большим удовольствием. Может быть, в чем-то он и вторичен покажется за счет Уорхола и так далее, но он первичен в своей искренности, это сразу подкупает.

Житель Петербурга Олег Сивун оказался в Москве впервые только сейчас и так описывает свои ощущения от этого города: "Местами она мне понравилась, Москва, она очень милая местами. Но есть такие властные территории, когда ты попадаешь либо на большие улицы, типа Садовой или Тверской, или ближе к Кремлю, ты ощущаешь эту ауру власти. Она мне не очень близка, поэтому в какой-то диссонанс сразу входишь с этим делом".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG