Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бюджет лишит людей работы?


Люди, потерявшие работу в Пикалево, вышли на акции протеста

Люди, потерявшие работу в Пикалево, вышли на акции протеста

Очередной выпуск программы "Грани времени" с Владимиром Кара-Мурзой был посвящен проблеме безработицы. Ситуацию комментировал известный российский эксперт в области трудовых отношений Павел Кудюкин.

Станет ли рост безработицы неизбежным следствием 100-кратного сокращения доходной части российского бюджета? Бывший замминистра труда в правительстве Ельцина – Гайдара Павел Кудюкин знает ответ на этот вопрос.

Владимир Кара-Мурза: Сегодня стало известно о том, что в апреле профицит российского бюджета упал более чем в сто раз по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Превышение доходов над расходами в апреле составило менее 16 миллиардов рублей, а еще в марте нынешнего года профицит превышал 226 миллиардов. При этом в России до конца года число безработных официально составит 7,8 миллиона человек. С таким прогнозом выступила накануне Федеральная служба по труду и занятости совместно со Всемирным банком. По данным ведомства, к уволенным сотрудникам присоединятся выпускники вузов. Если сбудутся самые пессимистические сценарии по выходу из кризиса, рост числа безработных может перевалить за 12% экономически активного населения России. О том, станет ли рост безработицы неизбежным следствием сокращения доходной части российского бюджета, мы беседуем с бывшим заместителем министра труда в правительстве Ельцина - Гайдара Павлом Кудюкиным. Разъясните нашим радиослушателям, насколько катастрофично это падение профицита российского бюджета?

Павел Кудюкин: Строго говоря, катастрофы здесь нет. Скорее можно удивляться или радоваться, что у нас пока сохраняется
Строго говоря, катастрофы здесь нет. Скорее можно удивляться или радоваться, что у нас пока сохраняется профицит
профицит. Я напоминаю, что после апрельских правок бюджета на 2009 год он вообще-то впервые за довольно долгие годы был сверстан с дефицитом, который предполагается покрывать из наших резервных фондов, накопленных за годы «жирных коров». Связь бюджетных вопросов с занятностью, конечно, не прямолинейная. Потому что занятость, ее сокращение и рост безработицы скорее реакция на общий экономический кризис. Спад в промышленности, который, по одним оценкам, приближается к 10%, а по некоторым, более пессимистичным, и более чем к 10, и уж точно будет больше 10% по итогам года, по прогнозу и, видимо, продолжится и в следующем году тоже. И несколько меньше падение валового внутреннего продукта, общего объема того, что производит наше общество. Валовой продукт формируется не только промышленностью, а всеми отраслями экономики.

Но естественно, что ситуация с бюджетом тоже отчасти является следствием общей экономической ситуации. С другой стороны, оказывает обратное воздействие на нее, потому что у нас достаточно велик удельный вес работающих в бюджетных отраслях людей, получающих зарплату из бюджета. И конечно, бюджетные вопросы, социальные выплаты опять-таки привязаны к бюджету. И хотя наше политическое руководство заявляет, что как раз социальные вопросы не пострадают, несмотря на экономический кризис, на все сложности, будет сохранена вся система и даже отчасти усилена существующих социальных выплат, не должны упасть зарплаты в бюджетном секторе. И пока бюджетный сектор является одной из немногих отраслей, где реальные зарплаты - по официальным данным, по крайней мере - пока еще не упали.

Владимир Кара-Мурза: Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития, пессимистически смотрит на происходящее.
То есть говорить, что мы находимся на дне или около него, пока, к сожалению, рано

Евгений Гонтмахер: Что касается бюджетного дефицита, то те параметры, на которые в этом году равняется правительство, да, они, судя по всему, выполнены не будут, потому что падение промышленного производства, ВВП больше, чем ожидало большинство экспертов даже в начале 2009 года. Боюсь, что вот это падение, правда, очень медленное и постепенное, будет продолжаться не только до конца этого года, но и в начале следующего года. То есть говорить, что мы находимся на дне или около него, пока, к сожалению, рано. Поэтому вторая половина года в этом плане будет критической с точки зрения поведения правительства, с точки зрения поведения нашего государства. Если еще несколько месяцев политика такого рода будет продолжаться, то, боюсь, что ситуация может стать необратимой.

Владимир Кара-Мурза: Мы помним, что в октябре-ноябре правительство скрывало и даже запрещало на госканалах употреблять слово «кризис». Насколько трезво сейчас государственные власти смотрят на происходящее, насколько реальны приводимые цифры?

Павел Кудюкин: Проблема в том, что власти признают кризис, но комментируют весьма противоречиво. С одной стороны, говорят: вот, наконец достигли дна, вот-вот начнется новый рост и улучшение. С другой: будет еще вторая волна, не надо расслабляться. На самом деле власть равно, как и эксперты, равно как и простые граждане, не знает, что будет. Просто кризис - тем более он достаточно непривычный, это первый кризис такого размаха и такой глубины после Второй мировой войны, то есть, считайте, более чем за полвека уже - действительно оказался неожиданным для большого числа экономистов. Относительно всех тех, кто его предсказывал, встает вопрос, может быть это тот самый случай, если все время предсказывать кризис, когда он наступит, можно честно сказать: о, мы же говорили. Так что проблема здесь даже не в том, что говорят про кризис, а в том, что политика антикризисная несистемна.

Действительно, идут различные мероприятия, которые часто противоречат друг другу, которые в недостаточной мере учитывают особенности российской экономики, в том числе ее неповоротливость, слабость стимулов к тому, чтобы реагировать на позитивные рыночные стимулы. Известный пример, что в основном вливания идут в крупные корпорации государственных средств, направленных на оживление конъюнктуры, на спасение от возможных банкротств и так далее. Альтернативой была бы классическая модель поддерживать платежеспособный спрос населения. Но в условиях нашей экономики совершенно не факт, что это вливание денег на потребительский рынок приведет к какому-то оживлению экономики, а не просто подхлестнет инфляцию, которая у нас вообще парадоксально высока для ситуации кризиса.

Владимир Кара-Мурза: Бывший депутат Государственной думы Константин Боровой, председатель Партии экономической свободы, также не склонен к оптимизму.

Константин Боровой: Ситуация довольно сложная, совершенно очевидно, что российское правительство не было готово к кризису. И самое страшное – это обязательства, льготы, которые успели создать за вот этот период благополучия, что сделало трудным выживание экономики России при цене на нефть ниже 65 долларов за баррель. Очень может быть, что уже в августе мы столкнемся с ценой на нефть 40-50 долларов за баррель. К этому экономика России, конечно, не готова - это приведет к социальным потрясениям.


Полная стенограмма программы "Грани времени" с Владимиром Кара-Мурзой появится на сайте в ближайшие часы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG