Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Основательны ли подозрения оппозиции в бюджетном финансировании школы прокремлевской молодежи "Селигер-2009"?



Владимир Кара-Мурза: В Тверской области открылась летняя школа «Селигер-2009». В канун ее открытия один из лидеров движения «Солидарность» Илья Яшин направил запрос Генпрокурору Юрию Чайке с просьбой проверить законность выделения госсредств на проведение этого молодежного слета. В запросе указано, что «слет на Селигере формально проводится движением «Наши», однако на этот раз его официальным организатором выступит Федеральное агентство по делам молодежи, а само мероприятие будет финансироваться из госбюджета. Финансирование слета «Селигер-2009» действительно будет преимущественно бюджетным. Как сообщили в Росмолодежи, на него выделены средства по статье «Молодежная политика». Финансирование проходит по графе «Прочее» и составляет около 75 миллионов рублей. А главам субъектов Российской Федерации разосланы письма с предложением оплатить транспортные расходы участников». О том, основательны подозрения оппозиции в бюджетном финансировании школы прокремлевской молодежи «Селигер-2009», мы говорим с координатором движения «Оборона», членом бюро политсовета «Солидарности» Олегом Козловским. Из каких источников вы и ваши единомышленники черпаете информацию о происходящем на «Селигере-2009»?

Олег Козловский: Помимо прессы и блогов у нас есть иногда эксклюзивные источники. Время от времени у нас появляются люди, которые не смогли выдержать того прессинга для мозгов, который происходит в этом лагере. Например, в этом году таких людей, конечно, не было, но пару лет назад у нас появилась девушка, которая несколько дней провела в лагере на Селигере, который тогда устраивало движение «Наши». И когда она начала возмущаться тем, что им просто пытаются промывать мозги и не дают выражать собственные идеи, ее оттуда достаточно жестко попросили удалиться. Она шокирована этим всем, потому что она никогда в политической деятельности не участвовала, просто стала искать, кому можно об этом рассказать, и пришла к нам, я имею в виду, тогда еще в «Оборону».

Владимир Кара-Мурза: Борис Якеменко, руководитель Православного корпуса движения «Наши», член Общественной палаты Российской Федерации, стоял у истоков этого движения.

Борис Якеменко: «Наши» занимают, на мой взгляд, одно из ведущих мест в молодежной политической жизни, в состоянии формировать политические вкусы и предпочтения людей. И нет никакого сомнения, что заслуги этого движения очевидны, прежде всего как противостояние «оранжевой революции», так и реализации огромного количества проектов, начиная от Чечни и заканчивая многими социальными проектами. Что касается «Селигера», то в этом году «Селигер» не политическое мероприятие. В нем есть 9 проектов, в рамках которых самая разная молодежь из всех регионов России, причем с самыми разными политическими взглядами и убеждениями, пытаются реализовать себя. То есть в области лидерства, в области толерантности, в области православия и так далее. «Селигер» сегодня – это школа будущего. То есть это школа, в которой 50 тысяч молодых людей могут четко представить себе образ своего будущего, а это важнейший момент. Потому что, к сожалению, многие люди плохо представляют, что с нами будем, а «Селигер» дает такое представление.

Владимир Кара-Мурза: Справедливо ли, по-вашему, распределяются бюджетные средства между российскими молодежными некоммерческими организациями?

Олег Козловский: На мой взгляд, вообще нельзя говорить о том, что организация является общественным движением, если она целиком и полностью финансируется или, во всяком случае, львиная доля ее действий финансируется из государственного бюджета. И по сути такая организация, как движение «Наши», обслуживают политические интересы определенных людей в российской власти. Поэтому здесь говорить о справедливости не приходится. Это некий заказ, который выполняет движение «Наши». Если бы не они, его выполнили его выполнили бы какие-то «Местные», например, или «Молодая гвардия». Естественно никакие организации, кроме допущенных в этот узкий кремлевский пул, не могут и думать о том, чтобы получить доступ к каким-то государственным средствам.

Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, член политсовета движения «Солидарность», бывший лидер молодежного «Яблока», готов бороться за выяснение истины.

Илья Яшин: Я направил заявление в Генеральную прокуратуру с требованием проверить законность и обоснованность выделения бюджетных средств на финансирование молодежного лагеря на Селигере, которое много лет организовывало движение «Наши». Но после того, как лидер Якеменко был назначен главой Федерального агентства по молодежной политике, вдруг выяснилось, что именно агентство проводит это мероприятие и получает на это федеральные деньги. Мне представляется, что Якеменко злоупотребляет своим положением, использует его в корыстных целях для лоббирования собственной организации, для бюджетных выбивания денег. Якеменко сохранил связи с этой организацией, у него родной брат работает в руководстве «Наших». И мало чем будет отличаться нынешний «Селигер» от предыдущих по стилистике и по содержанию. Только в этот раз открыто и нагло на это мероприятие берут деньги из бюджета. В стране кризис финансовый, в стране платят копеечные пенсии, в стране проблемы с рабочими местами, в стране просто мало денег сегодня. В разгар кризиса тратить деньги на слет молодых горлопанов, которые занимаются исключительно тем, что ходят в маечках с портретами вождей, машут флагами и поют славу вождям, просто цинично. У нас что, не на что больше деньги тратить? Если дармоеды хотят позагорать на берегу озера, найти там себе любовь и порассуждать о политике - ради бога. Непонятно, почему это нужно делать за счет налогоплательщиков.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Теймураза Александровича.

Слушатель: Добрый вечер. Вот знаете, мне уже 55 скоро будет, и я был в свое время, когда был Советский Союз, была пионерская организация, был ВЛКСМ. Как к нему ни относиться, сейчас начинаешь анализировать, и все-таки, мне кажется, что и пионерская организация была нормальная, и комсомольская организация была нормальная более-менее. Но то, что Владимир Путин создал себе штурмовиков, так называемых «Наших», так называемую «Молодую гвардию», что они приносят, какую пользу народ от них имеет, даже понятия не имеем. Вот скажите, во сколько обошлось это мероприятие на Селигере за счет нас, народа?

Владимир Кара-Мурза: Пока оно только началось. 75 миллионов рублей уже выделено по статье «Молодежная политика» Росмолодежью. А так оргвзносы с самих участников берут. Какие ваши сведения?

Олег Козловский: Еще 15 миллионов рублей выделено непосредственно движению «Наши» на это мероприятие, грант государственный был выделен. И помимо этого достаточно крупные суммы должны выделять региональные бюджеты, во всяком случае, их к этому очень активно призывает Агентство по делам молодежи. Я знаю, что во многих регионах эта ситуация воспринимается как чудовищный фарс. Потому что у нас в большинстве регионов дефицит бюджета, денег нет, денег нет на социальные выплаты, ремонт дорог и так далее. Тут им говорят, что они должны закупить комплекты палаток, видеокамеры, ноутбуки и гитары для каких-то молодых бездельников, которые должны поехать на Селигер и встречаться там с Путиным и Медведевым. И во многих регионах просто даже сами чиновники не хотят отдавать деньги, которых и так мало, на эти бессмысленные вещи. Я знаю, что, допустим, по крайней мере, некоторое время назад Московская область активно сопротивлялась этому проекту и даже в некоторых областях «нашисты» устраивали пикетирования, требуя отдать им деньги на проезд в Селигер.

Владимир Кара-Мурза: Счет по официальным данным пошел на миллионы долларов. Я помню, когда устраивали в Москве акции в поддержку действующей власти, то только на символику уходило 10 миллионов долларов за получасовое стояние на морозе. Если помножить майку, кепки, флажки, все это помножить на десять долларов и на 60 тысяч активистов.

Олег Козловский: Тут еще надо добавлять то, что пойдет посредникам и самим организаторам. Потому что, естественно, люди, которые это устраивают, проводят такие мероприятия не из идейных соображений, а чтобы накормить себя, свою семью и неплохо при этом жить даже в период кризиса. Поэтому здесь мы всегда обнаруживаем замечательные сметы, бюджеты и непонятно, на что ушедшие деньги.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Кемеровской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Владимир, я вам хотел рассказать, я думаю, что различные формы финансирования существуют. Как в Кузбассе распоряжаются, как я могу распорядиться материнским капиталом. Создано в Кузбассе агентство ипотечного жилищного кредитования, центральный офис находится в Москве, Новочеремушкинская 19. Так вот, слушайте: это агентство находится под крышей «Единой России». Я прихожу, беру у них кредит, где существует мораторий полугодовой, проценты я уже не говорю. Материнский капитал на сегодня составляет 299731 рубль 25 копеек. Так вот, если я через это ипотечное агентство, которое находится под крылом «Единой России», возьму кредит, то на руки я получу не 299, а где-то около 200. Куда эти деньги уходят? И это все выделяется, мне как девушка заявила, это через администрацию города, через областную администрацию, соответственно, и в Москве через не простых людей. Кто им дал право распоряжаться, вроде как они обеспечивают нас, многодетных семей, такими делами.

Владимир Кара-Мурза: Вообще на материнский капитал в Москве можно купить два квадратных метра, он 10 тысяч долларов составляет по новым ценам – это два квадратных метра жилья. Как по-вашему, состоятельная ли нынешняя молодежная политика Кремля?

Олег Козловский: Если судить с точки зрения Кремля, то видимо, она выполнила свою главную задачу, которая ей ставилась, а именно не произошло в России «оранжевой революции», которой так боялись за кремлевскими стенами. Другое дело, что это произошло не из-за противодействия движения «Наши», потому что не было к тому объективных предпосылок. Но сейчас ясно, что сами заказчики этих движений теряют к ним во многом интерес. Допустим, в 2008 году больше половины региональных отделений «нашисты» вынуждены были закрыть, потому что у них не было денег на их содержание. Возможно, что кризис здесь может вдохнуть новую жизнь в их деятельность, потому что власти опять испугались протестов, теперь социальных, и теперь, видимо, будут при помощи молодежи бороться с социальными протестами. Если говорить о том, какую роль вообще должна играть молодежная политика, то как я говорил, кремлевские молодежные движения и не намерены этим заниматься, они намерены обслуживать своих заказчиков, их интересы, тех, кто из бюджета выделает эти 290 миллионов рублей.

Владимир Кара-Мурза: Георгий Бовт, сопредседатель партии «Правое дело», считает логичным использовать правящей партией бюджетного ресурса.

Георгий Бовт: Обычное молодежнле движение правящей партии. У многих партий как правящих, так не правящих есть молодежные движения. С ее точки зрения, наверное, логично в той же мере, как и сама правящая партия пользуется тем же административным ресурсом, в этом плане они одинаковы. Я не берусь оценивать ни позитивно, ни негативно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. В прошлом году в октябре месяце в аэропорту я наблюдал такую картину: группа молодежи, с ними была какая-то тетка. Шарахались эти парни, сопляки, кричали: Путин, Россия. Вопрос: это что за люди были – «нашисты»? И кто их финансирует? Эти сопляки на свои деньги туда не поедут.

Владимир Кара-Мурза: Каков моральный портрет, моральный уровень активистов с озера Селигер?

Олег Козловский: Там, конечно, люди разные, там бывают и студенты, которые совершенно случайно попали на это мероприятие, потому что, когда ставится планка 10 тысяч, 50 тысяч человек привезти на этот лагерь, то естественно такого количества активистов ни у «нашистов», ни у «Молодой гвардии», ни у всех прокремлевских организаций вместе взятых нет. Поэтому туда едут зачастую студенты в поисках возможности отдохнуть, послушать каких-нибудь лекторов или посмотреть на какого-нибудь человека, которого они раньше только по телевизору видели. Поэтому я не буду говорить, что это все какие-то дураки, сумасшедшие или подлецы. Это разные люди.
Но, к сожалению, приезжая туда, они не отдают себе отчет, что их используют для достаточно грязных политических целей те, кто берет деньги на это мероприятие из кармана их и их родителей, их бабушек и дедушек. Непосредственно активисты, которые составляют костяк этого лагеря, это люди, как правило, достаточно циничные, которые прекрасно понимают, что они вовсе не ради своей родины что-то делают, а просто им за это платят. Если завтра власть сменится, завтра они скажут, что они готовы работать на новую власть и что она на самом деле патриотична, а предыдущая была, оказывается, плоха. Здесь не нужно никому во власти питать каких-то иллюзий, что эти люди пойдут за них умирать. Эти люди, которые относятся к общественной деятельности как к работе, где можно заработать.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы знаете, в том году показывали репортаж после нашествия «Наших» в Селигер, там куча мусора неубранного. Я не знаю, куда смотрят зеленые, если они есть в России, ведь это же форменное безобразие, это нарушение экологических норм России. Вот эти путинмольцы «Наши» вообще агрессивная группа, у них есть нотка такая. И у меня такой вопрос: не надо ли в противовес им собирать молодежную организацию оппозиции, но не для того, чтобы подраться, а для того, чтобы показать, что действительно не они одни. И из бюджета берутся деньги, миллионы действительно, когда кризис. Это надо думе рассмотреть этот вопрос.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, следует ли оппозиции вести собственную агитацию в молодежной среде?

Олег Козловский: Агитацию естественно нужно вести, она ведется. Что касается каких-то противостояний, показывать, кого больше, кто есть, кого нет, я думаю, что здесь не нужно очень увлекаться этим, потому что здесь мы рискуем действительно просто спровоцировать агрессию. У нас не стоит задача победить кого-то в драке кулаками, мы хотим убедить людей, тех, кто искренне заблуждается, что они не правы, тех, кто работает за деньги, мы хотим просто показать, что они ничего не добьются. Это не делается просто при помощи собирания толпы и игр каких-то стенка на стенку.

Владимир Кара-Мурза: Радиослушатель упомянул репортаж с Селигера, судя по всему, он посмотрел канал РЕН-ТВ. Насколько достоверна информация, преподносимая обществу о происходящем в молодежных школах «Селигер-2009», в частности?

Олег Козловский: Как я сказал, мы черпаем информацию помимо официальных и неофициальных СМИ еще из блогов. Когда видишь такую стереокартинку, получается объемное изображение, которое более реалистично, которое больше похоже на жизнь. Конечно, то, как освещают все это в официальной прессе, просто практически только может быть, как верхушка айсберга соотносится со всем айсбергом, так это соотносится с реальными событиями. Нам показывают официальное мероприятие, куда-нибудь прилетел Путин или к Путину кто-нибудь приехал, он с ними обсудил какие-то животрепещущие вопросы, назвал их будущей сменой российских политиков. Все они довольны и счастливы. То, что происходит за кадром, нам, естественно, не покажут. Нам не покажут тот мусор, который остается после лагеря, потому что юные «патриоты», они не удосужились за собой убрать, когда уезжали. Нам не покажут пьянство, которое на самом деле происходит не в те дни, когда прессы нет, и так далее. То есть, естественно, здесь не стоит ожидать, что нам будут показывать и рассказывать все, потому что это действительно официально государственное мероприятие. И так же как показывают у нас всю государственную политику, так же будут показывать этот лагерь.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос гостю Владимира. Вся идеология путинского режима описана словами одесской песни: «Жулик будет воровать, а я буду продавать. Мама, я жулика люблю». Вот у меня вопрос: чем гордятся эти «нашисты»? Тем, что путинский режим из России сделал самую коррумпированную страну, самую вымирающую страну или самую спившуюся страну? В чем, собственно, их патриотизм заключается?

Владимир Кара-Мурза: Насколько, по-вашему, разнообразен подбор тех преподавателей, которых присылают на школу на Селигер?

Олег Козловский: В принципе, он достаточно разнообразен. Иногда мы с неприятной неожиданностью для нас обнаруживаем какие-то фамилии. Но очевидно, что туда все-таки присылают тех людей, которые готовы соглашаться с общей идеологической линией этих лагерей, которые не будут говорить каких-то сомнительных с точки зрения «нашистов» идей, которые не будут зарождать или ронять зерна сомнений в неокрепшие умы участников этого лагеря. Иногда там бывают действительно интересные выступающие, особенно представители бизнеса, которые, увы, у нас достаточно неразборчивы в том, куда они ездят, перед кем они выступают. Но это факт, потому что для этих людей важнее иметь хорошие отношение с губернатором, допустим, Тверской области, который курирует эти мероприятия, чем иметь чистую совесть и говорить, что я, во всяком случае, не участвую в растлении малолетних.

Владимир Кара-Мурза: Депутат Сергей Марков, член думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, постоянный лектор на школах прокремлевской молодежи «Селигер», высоко ценит политическую роль движения «Наши».

Сергей Марков: На первом этапе движение «Наши» сыграло огромную роль в том, чтобы прекратились попытки дестабилизации политической системы России по технологиям «оранжевой революции». 15 мая 2005 года в ответ на многочисленные разговоры и реально пошедшие бюджеты на подготовку «оранжевой революции» в России, которая конечно, не удалась бы, но которая значительно подорвала бы политическую и экономическую стабильность в России, вот на это вышли 60 тысяч молодых людей движения «Наши» и всем продемонстрировали, что они готовы вывести в 10 раз больше и противопоставить демонстрациям «оранжевым» демонстрации в поддержку руководства России, Владимира Путина и суверенитета, независимости страны. После того, как это закончилось, задача была решена, наступил новый этап гражданской и политической социализации молодежи. Поэтому сейчас движение разбилось на многочисленные проекты, пять базовых проектов, посвященных предпринимательству, творческой активности, социальным проектам, они как раз и будут реализовываться на этом Селигере.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте, господа. Я 20 лет работал в системе высшего образования и не раз диагностировал студентов наших вузов, диагностировал их ценностные ориентации. И как правило, последнее место занимали религия и патриотизм. Наверное, те, кто ездил, мне так думается, и едет на Селигер, скорее всего преследует три цели – поесть, попить и поразвратничать. Вот в августе 91 года ни один из 18 миллионов коммунистов и энного количеств комсомольцев не лег с автоматом у райкома, горкома или обкома партии. И вот у меня вопрос: если, предположим, осенью начнутся какие-то события, кто-то из тех, кто на Селигер ездит, будет защищать сегодняшнюю власть?

Владимир Кара-Мурза: Насколько политически зрела современная молодежь?

Олег Козловский: Здесь проблемы действительно большие, и здесь эта проблема может быть в равной степени и для прокремлевской молодежи, и для оппозиционной. Потому что, первое, в отсутствии идейных сторонников власть опирается на таких нанятых людей и тех, кто действительно приезжает отдохнуть, скажем так, на берегу красивого озера за казенный счет, оппозиция в отсутствии финансов вынуждена оставаться достаточно малочисленный и пока не представляет из себя ту силу, которая может какие-то изменения в стране осуществить. Что касается того, как может выглядеть ситуация, если вдруг обострятся социальные протесты, я примерно представляю себе, как это может выглядеть, потому что я помню, что происходило в Москве в декабре 2007 после выборов так называемых последних в Госдуму, когда «нашисты» объявили, что они будут всячески противодействовать «оранжевой революции», которая им тогда мерещилась, и что они займут весь город своими митингами.
Я тогда побывал на нескольких местах, где они объявили, что проводят митинги. Например, на Пушкинской площади, одной из главных площадей, где проводятся митинги политические в Москве на протяжении последних десятилетий, я насчитал ровно 14 человек активистов движения «Наши», при этом вся площадь была огорожена, их охраняло примерно вдвое больше милиционеров. То есть вот этот потенциал 60 тысяч якобы активистов, о которых говорил Сергей Марков, это все совершенно дутые вещи. Реально у них этих людей нет. Этих людей можно под какой-то проект привезти в Москву, пообещав обычным студентам, никаким не активистам, что они бесплатно съездят в этот город, их там бесплатно покормят, повозят и они там поживут некоторое время, но ожидать, что эти люди действительно встанут грудью на защиту Путина, Медведева и иже с ними, естественно, не стоит. Тем более, они так мало народу набрали, когда еще была спокойная обстановка, а если действительно будут серьезные социальные протесты, если действительно до молодежи, до студентов докатится какое-то недовольство, кто тогда пойдет с ними?

Владимир Кара-Мурза: Писатель Эдуард Лимонов, сопредседатель движения «Другая Россия», невысокого мнения о движении «Наши».

Эдуард Лимонов: Организация провокаторов, сформированная в помощь охранке – так я их характеризую. Они занимаются провокациями против оппозиции для того, чтобы не вся работа ложилась на правоохранительные органы. По-видимому, власть стремится сохранить хотя бы часть своего лица. Они чрезвычайно примитивные и глупые, ничего не было серьезно проведено, это такое шутовство, цирк на колесах. Загаженный Селигер каждый раз, какой-нибудь Марков, читающий лекции, и подобные типажи. Поделка, она собственно и есть подделка. Никто о чистоте образа «нашистов» не заботился, а сами они настолько низкого качества, что из них ничего больше, чем сороковую ухмылку не выжмешь. Просто низкого качества люди задействованы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Юлии.

Слушательница: Добрый вечер. Я присоединяюсь ко всем праведным репликам праведного гнева по поводу расходования бюджетных средств. И например, я недавно явилась свидетелем следующей ситуации. На вручении аттестатов в одной из московских школ присутствовал представитель «Единой России» и представитель «Молодой гвардии». Единоросс подарил школе какой-то аппарат типа ксерокса или принтера, по крайней мере, так было объявлено, только инструкцию нам показали присутствующим. А представительница «Молодой гвардии» каждому из выпускников выдавала по пакету с подарками. И у меня тоже естественно вопрос был, откуда, на какие средства были куплены эти подарки. И в ее речи, конечно же, звучало, что мы вас всех, пожалуйста, ждем. Это к детям, 11-классникам было обращение. Я как мать троих детей, я что могу сделать как простой гражданин – это оградить своих детей, чтобы они не явились орудием в руках власти, которая использует этих ребят глупых, несмышленых в своих интересах. Но у меня еще другой вопрос: что можно было бы сделать, какой-то может быть иск в суд, что может простой человек сделать, чтобы хоть как-то немножечко остановить?

Владимир Кара-Мурза: По-моему, это элемент политической агитации, которая запрещена в учебных заведениях.

Олег Козловский: Да, в школах запрещена политическая агитация, естественно. И здесь можно посоветовать обратиться в прокуратуру. Я не юрист, но насколько я понимаю, для суда нужно предоставлять точные сведения. Прокуратура должна проверить факты, узнать, на какие средства это было изготовлено, была ли агитация, должна опросить часть их тех, кто там присутствовал. Мы надеемся, что какой-то прецедент будет создан в связи с лагерем на Селигере. Потому что мы тоже обратились в прокуратуру. Ч
то касается того, как «Единая Россия» представляет свои достижения - это уже стало притчей во языцех. В Москве и многих других городах зачастую мы видим на спортивных площадках или на каких-то социальных объектах огромные надписи в духе, что это подарки «Единой России». При ближайшем рассмотрении выясняется, что построено на бюджетные деньги. Да, может быть «Единая Россия» голосовала за это, но просто потому, что «Единая Россия» является большинством во всех региональных законодательных собраниях, но это не значит, что «Единая Россия» есть государство. Поэтому здесь можно посоветовать, наверное, обращаться в прокуратуру, может быть обращаться в общественные организации, в «Солидарность», мы постараемся как-то помочь юридически здесь. Я не могу обещать, что из этого что-то выйдет, но попробовать можно.

Владимир Кара-Мурза: Станислав Терехов, председатель Союза офицеров России, связывает существование движения «Наши» с мнимой угрозой «оранжевой революции».

Станислав Терехов: Они начали собирать свой лагерь в 2005 году. Что было в этом году, мы знаем – цветные революции. Они решили эти контрреволюции нейтрализовать. Это все туфта и балда. Якеменко, я задаю сам себе вопрос, откуда этот человек взялся. Якеменко украинец по фамилии. Националист, видимо, тоже по украинской линии, и вдруг он возглавил эти лагеря, сейчас он уже в российском комитете. Игра такая идет, чтобы потом направить все эти лагеря против того же Путина, который его создал. Мое мнение такое, что все это провокаторы и все эти лагеря селигерские задумываются для очередного этапа провокации. У нас другие задачи. Они одно не делают в этих лагерях военно-патриотическое воспитания. Все у них там есть, кроме военно-патриотического.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.

Слушатель: Здравствуйте. Я немного моложе, чем Теймураз Александрович, но не думаю, что из-за этого произошла такая деградация. Потому что я помню, когда вступал в пионеры, это была такая профанация, я даже не мог заставить себя поцеловать знамя отряда, поскольку оно, как было поставлено лет 20 назад в угол, его с тех пор никто не стирал. Так что я с самого начала очень скептически отношусь. Но тогда хотя бы была такая форма, что в эти организации вступают лучшие. И действительно, надо было хорошо учиться. А скажите, пожалуйста, что за психологический тип составляют люди, вступающие в организации типа «Наших»? Это такой, вы помните, как Филипп Киркоров был возмущен заявлением журналистки, что у него много римейков. Это же такой римейк комсомола, действительно люди должны взрываться, когда попадают в такую организацию.

Владимир Кара-Мурза: Олег Козловский не застал времена расцвета комсомола.

Олег Козловский: Здесь может это не столько римейк, сколько попытка скрестить комсомол с современными условиями, когда нельзя все-таки пока еще людей насильно загнать в организацию, когда еще нужно людям что-то взамен предлагать в обмен на их вступление. Что предлагается? Предлагаются в основном некие материального рода ценности, то есть в лучшем случае людям предлагается помочь карьеру организовать, что, конечно, замечательно, но по сути такая форма была: вы вступаете к нам организацию, у организации хорошие отношения с государством и вас куда-нибудь в государственную структуру или окологосударственную пристроят. Не потому, что вы хороший специалист, а потому что вы связались с правильными людьми.
В других случаях это просто откровенное стремление заработать денег, а может, точнее, украсть. Потому что все эти сметы, которые в молодежных организациях бывают, когда удается на них взглянуть, это просто все становится понятно, зачем туда люди приходят и что они там делают. Когда очень дорогие, дорого выглядящие инсталляции для акций производятся, на этих акциях нет людей - это значит, что акции проводились исключительно для того, чтобы изготовить оборудование для них, а не для того, чтобы привлечь чье-то внимание. То есть эта публика, как я говорил, достаточно циничная, которая просто видит сейчас такой способ легкого заработка.

Владимир Кара-Мурза: Я помню, на какой-то школе Селигер были дорогостоящие баннеры с изображением стилизованным Михаила Касьянова, Бориса Немцова в таких предлагаемых обстоятельствах. Висела наглядная агитация довольно высокого качества.

Олег Козловский: Да, я неоднократно видел акции не такие большие, как говорил Сергей Марков, когда они свозили огромное количество людей, и то, кстати, как правило, количество людей завышено в несколько раз, а акции, которые проводились явно для галочки, для сметы, о которых даже не сообщали государственные журналисты практически. В лучшем случае о них могла написать заметку газета «Известия». Но на этих акциях был всегда очень и очень дорогой инвентарь, ради этого инвентаря эти акции и проводились.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Существенным признаком этих денег является не то, что они большие, а то, что они чужие. Кстати, господин Марков и его коллеги не скрывают, что пользуются этими деньгами. Кто может пользоваться чужими деньгами и какие цели при этом преследуются, говорить не надо – это и комсомол, это и гитлерюнгент. Масса было организаций, которые это делали. По крайней мере, после СССР не рассчиталось за то, что раскулачивание и прочее, это все пользование чужими средствами.

Владимир Кара-Мурза: Насколько прозрачно финансирование прокремлевской молодежи, как по-вашему?

Олег Козловский: Нет, конечно, непрозрачно. Те сметы, о которых я говорил, что просачиваются в интернет, когда какой-нибудь бывший активист, с которым или не рассчитались за работу или он поссорился со своим руководством, он начинает выкладывать в интернет или кому-нибудь показывать или пересылать их внутренние документы. Так, конечно, мы не знаем, на что тратятся эти средства. Может быть есть какая-то отчетность по той части, которая оплачивается официально государством, но по всему остальному такой отчетности нет. Это, кстати, достаточно удобный способ вывода денег в такую серую зону, потому что официальные затраты должны проходить через конкурсы, тендеры, аукционы и так далее, есть соответствующий закон. То как тратит деньги формально общественное движение, формально негосударственное, никакой закон не описывает. И понятно, что здесь можно только надеяться на то, что или те, кто их финансируют, могут надеяться на то, что не все деньги будут потрачены зря, а что-то будет потрачено для вида, для отчетности.

Владимир Кара-Мурза: Еще прискорбно то, что в этом задействована Общественная палата, потому что, как правило, все эти люди бывшие или нынешние члены Общественной палаты Российской Федерации, которая как раз по закону и занимается распределением средств бюджетных между российскими общественными организациями. Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Меня лично не пугает финансирование Селигера из федерального бюджета, из моего кармана не убудет. По-моему, это логично, нормально. Причем тут встанем грудью за Путина, Медведева? Не надо думать примитивно. Так уж случилось, что многим в мире не нравится, что 140 миллионов обладают такими богатствами. Нас будут пытаться расшатывать изнутри с помощью «оранжевых» технологий, поэтому в стране нужен монолит, а не связанный с бизнесом, либеральной идеей, нужны те, кто будет отстаивать право нашего народа на существование. И это качество надо воспитывать в нашей молодежи.

Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, эти ли качества воспитаны у клиентов школы «Селигер-2009»?

Олег Козловский:
Мне кажется, что здесь не нужно тешить себя какими-то иллюзиями, что оттуда выйдут патриоты, что оттуда выйдут люди, которые завтра пойдут защищать суверенитет или что они собираются на словах защищать. Когда говорят про то, что весь мир спит и видит, как бы Россию развалить, разорить, уничтожить и так далее, здесь, мне кажется, такая закомплексованность появляется. Почему-то нам кажется, что все нас не любят. Вообще говоря, большинство людей даже особо, я имею в виду за пределами России, особенно не задумываются, какой они хотят видеть Россию, хотят ли они ее развалить или хотят укрепить. Я не знаю, часто ли радиослушатель задумывается, что нам делать с Индией, например. А Индия в мировом плане гораздо более важная держава, потому что там больше миллиарда человек, там гораздо более мощная экономика и более быстрорастущая.

Владимир Кара-Мурза: Какой, по-вашему, пример молодежи подали участники вечеринки на крейсере «Аврора» в честь годовщины журнала «Русский пионер»?

Олег Козловский: Они, видимо, показали, что они понимают под суверенитетом, что суверенитет существует отдельно у представителей знати российской, будь то чиновники или олигархи или люди из шоу-бизнеса, которые с ними близки, и существует отдельный мир у всего остального народа. Представители знати могут пользоваться крейсером «Аврора», который принадлежит Министерству обороны, насколько я знаю, могут устраивать свадьбы в государственных, отреставрированных за государственные деньги дворцах и так далее. А остальной народ должен их защищать от коварных врагов, которые устраивают «оранжевые революции».

Владимир Кара-Мурза: Иван Большаков, заместитель председателя московского отделения партии «Яблоко», не видит сенсации в государственном статусе движения «Наши».

Иван Большаков: Движение «Наши» – это организация, которая существует за государственный счет, на деньги налогоплательщиков. Главная ее цель – это идеологическая промывка мозгов молодежи. Если до выборов 2007-2008 года основной задачей этого движения были провокации против оппозиции и недопущение «оранжевого» сценария в России, то сейчас, когда никакой «оранжевой революции» в России не произошло и быть не может, после того, как закончились выборы и Путин отчасти отошел на второй план, в условиях кризиса у государства нет средств, меньше, поэтому про движение «Наши» фактически уже ничего не слышим. Тот лагерь, который проводится на Селигере, он стал возможен не потому, что движение «Наши» является влиятельной организацией, а лишь только потому, что господин Якеменко возглавляет государственную службу и с помощью административного ресурса эта организация остается на плаву.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.

Слушатель: Господа, добрый вечер. Если можно, два вопроса. Существует ли практическая какая-то возможность возбудить судебное дело по этому вопросу? И второе, уже к молодому нашему гостю: можно ли хоть какие-нибудь оценки привести, какая часть молодежи склонна к такому виду разврата? То есть она вообще антипатична, симпатична или просто равнодушна к этому?

Владимир Кара-Мурза: Про возбуждение уголовного дела, мы с этого начали - это тема нашего эфира, что один из лидеров движения «Солидарность» Илья Яшин направил запрос Генпрокурору Юрию Чайке. О настроениях молодежи мы говорим весь вечер с координатором движения «Оборона», членом движения «Солидарность» Олегом Козловским.

Олег Козловский: Я думаю, что большая часть молодежи достаточно безразлично относится к тому, что происходит на Селигере. И даже те 10 или сколько они объявят, что они собрали на Селигере- это капля в море по сравнению с общим числом молодых людей в нашей стране. Я об этом говорю с сожалением, потому что, на мой взгляд, все-таки об этом должны знать и об этом молодые люди должны задумываться, в том числе потому, что это их деньги, это деньги их родителей. Я думаю, что есть, конечно, достаточно широкий круг молодых людей, которые готовы так, ради халявы или ради каких-то непонятно насколько реальных материальных благ поехать на Селигер хоть под флагами «нашистов», хоть под флагами фашистов, какая разница, в конце концов. Главное, что весело, как им, по крайней мере, обещают, что это безопасно и что об этом трубят буквально на каждой улице, где установлены рекламные щиты вот этого лагеря или Года молодежи, в рамках которого проводится этот лагерь. Но есть, конечно, и молодые люди, которые все-таки имеют собственное мнение, которые независимы и которые понимают, что нельзя позволять себе вот так за несколько ночей в палатке с казенной похлебкой продавать, извините за высокий пафос, совесть и в каком-то смысле свое будущее.

Владимир Кара-Мурза: Ожидаете ли вы какой-то контрпропаганды со стороны движения «Наши»? Потому что все мы помним, когда корреспондентка «Коммерсанта» Юлия Таратута посмела своей публикацией задеть честь этого движения, то целую организовали акцию, на туалетной бумаге печатали газету «Коммерсант», «нашисты» раздавали на улицах Москвы. Отомстили так журналистам, которые разоблачали суть этого движения.

Олег Козловский: Они, насколько я заметил, сейчас предпочитают судиться. Потому что суды, как правило, принимают решение в их пользу. Как-то вступать в полемику открытую, как правило, что представители «Наших», что представители «Единой России», как мы знаем, не любят. Хотя бы потому, что это будет означать, что им придется отвечать на вопросы неудобные, что они не смогут контролировать, кто что сказал. В суде они может быть попытаются кого-то, сейчас, допустим, судятся с Борисом Немцовым, который сказал, что «нашисты» причастны к нападению на него в Сочи накануне выборов. Возможно, они будут так же пытаться с кем-то судиться и по поводу этого скандала. Здесь прицепиться на самом деле не к чему, потому что факт остается фактом – это все финансируется за сет государственного бюджета, есть закон федеральный.

Владимир Кара-Мурза: Надеетесь ли вы в ходе работы этой школы молодежи «Селигер-2009» получить дополнительные подтверждения вашего запроса в Генпрокуратуру по поводу проверки законности выделения госсредств на проведение этого мероприятия?

Олег Козловский: Конечно, мы будем следить за тем, в какой степени это действительно является независимым, как утверждает господин Якеменко, от движения «Наши» мероприятием, а в какой степени продолжается все та же практика, которая была последние годы на Селигере, что, сообщая и обучая молодежь вроде бы неполитическим вещам, между строк им все время вдалбливают какие-то вещи, связанные с защитой действующего строя, действующей власти и их агитируют вступать в прокремлевские организации. Если действительно будет такая агитация действовать, значит действительно нарушение, это новые поводы для преследования этих нарушителей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG