Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Мы продолжаем серию репортажей Мумина Шакирова, который две недели назад проехал четыре тысячи километров на поезде "Душанбе-Москва" с трудовыми мигрантами из Таджикистана. В своем предыдущем репортаже он рассказал о том, как нелегко приходится пассажирам и проводникам этого состава пересекать границы соседних государств, которые в советское время были почти незаметны . Наш коллега покинул Туркмению и въехал обратно в Узбекистан, чтобы взять прямой курс на Казахстан и Россию.

Большую часть Казахстана мы проехали ночью. Вагон значительно разгрузился — "мешочники" и "челноки" поредели, да и азиатская жара спала. На станции Атырау, бывший Гурьев, пассажиры поезда "Душанбе-Москва" впервые получили возможность после Узбекистана и Туркмении выйти на перрон и что-то купить на привокзальных рынках. Транзитная виза в Казахстане не требовалась.

В поезде
"Соленые огурчики, жареная курица, яйца, пиво, туалетная бумага, сим-карты "Мегафон", "Билайн!"" — что только не предлагали бойкие торговки на платформе. Народ только и опустошал свои кошельки.

Надо отдать должное, казахские пограничники и таможенники, в отличие от их узбекских коллег, особого рвения не проявляли, пассажиров на деньги не разводили, но суровости им было не занимать. Каменные лица военных больше всего раздражали проводницу Альбину. "Я им открыто сказала: что у вас на лице гипс застыл? — хвасталась своей смелостью наша собеседница. — Чуть-чуть улыбнитесь. Мы же пассажиров везем, а не тюремщиков!". Но человеческий порыв Альбины резко прервала ее коллега Хусния. "Зачем ты в политику лезешь?", — рявкнула она на подругу. Та быстро сообразила и тут же умолкла.
Нынешний кризис разрушил планы многих трудовых мигрантов

Нынешний кризис разрушил планы многих трудовых мигрантов. Если еще год назад тысячи и тысячи гастарбайтеров ехали в Россию вслепую, уверенные, что без работы не останутся, то сегодня картина иная. Едут только те, кому кто-то из родственников или знакомых точно гарантирует рабочее место.

Мать четверых детей Гуля Вахитова совершает уже десятую поездку в Москву. Молодая женщина работает шеф-поваром в европейском ресторане в Орехово-Зуево, но начинала как простая кухарка. "Я была личным поваром у одного бизнесмена, зовут его Игорь Владимирович. Он был очень капризным человеком", — рассказывает о своем прошлом Гуля. — У него была большая библиотека, и там, на полочке, стояли книги по кулинарии, он давал мне их читать и просил готовить по рецептам. Я читала их и запоминала, что с чем готовят. Мне это очень помогло".

Гуля вдова, недавно похоронила мужа. Как и она, он работал в России, но, к удивлению родных и близких, начал пить, заболел и умер. С тех пор Вахитова главный кормилец в семье, заботливая мать и востребованный профессионал, знает, как угодить клиентам ресторана.

"Русский гурман не любит жирного, чересчур жареного. Поменьше масла, побольше воды, лучше смесь жареного и тушеного, салатики, зелень и так далее, — раскрывает кулинарные секреты Гуля. — А таджики и узбеки любят сильно жареное, желательно с корочкой, масла побольше, все тяжелое…".

— Можете оценить работу коллег?

— Я могу посмотреть на новичка, как он держит нож и сказать, годится он в повара или нет.

Но и у Гули были профессиональные проколы. Известно, что в Средней Азии не умеют готовить рыбу, точнее, рыбные блюда не являются коронными. Это вам не плов, не манты и не лагман. И недовольство выразил ее бывший шеф, Игорь Владимирович, у которого она работала личным поваром.

"Однажды купили сома. И нужно было просто лучок обжарить, добавить муки, положить рыбу, чуть-чуть молочка плеснуть и все это потушить", — аппетитно рассказывает моя попутчица. — А когда тушила, может быть, я муки переборщила, получилась густая масса, как каша. Тогда он на меня наорал и сказал, что было не вкусно. Хотя на следующий день он съел и сказал, что вкусно".
"Сколько лет я работаю в ресторане, никогда обидного слова в свой адрес не слышала", — говорит Вахитова

Гуля - ярко выраженная восточная женщина, смуглая шатенка, миндалевидные глаза, в поезде она носит длинное до пят национальное платье, правда, в Москве ходит в джинсах. Живет в отдельной съемной квартире. Удивительно, но Гуля устроилась в ресторан по объявлению, прошла конкурс, показала себя и теперь ее ценят и уважают в коллективе.

"Сколько лет я работаю в ресторане, никогда обидного слова в свой адрес не слышала", — говорит Вахитова. — Все же видят, как я работаю, хотя мне раньше признавались: мы, мол, к вашей нации относились по-другому, но познакомившись с тобой, у нас мнение сразу переменилось. Такое тоже было, и не один раз. Я считаю, все зависит от самого человека".

Впереди нас ждала казахско-российская граница. Первыми обычно в вагоны заходят пограничники, и с ними черные английские кокер-спаниели, натасканные на наркотики. На станции Гонюшкино, где мы стояли более двух часов, общительный прапорщик рассказал мне чудовищную историю о своих питомцах. Якобы, собаки у них живут недолго, так как в пищу им добавляют героин и гашиш. Псы работают на износ, и часто организм у животных не выдерживает такой нагрузки, наступает ломка, и собаки гибнут от передозировки. Кинологам приходится каждые два-три года завозить новых щенков из Англии. Но мы не поверили рассказчику, выяснили у профессионалов, что при обучении кокер-спаниелей используются не настоящие наркотики, а их заменители с очень похожим запахом. Но байки и слухи - это тоже часть мифа о "Восточном наркоэкспрессе" "Душанбе-Москва".

Душанбе-Москва

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG