Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фильм «Зона конфликта» - почему грузинские кинематографисты говорят об Абхазии в Москве


Ирина Лагунина: Приз за лучший фильм в конкурсной программе «Перспективы» 31 Московского кинофестиваля получила работа молодого грузинского режиссера Вано Бурдули "Зона конфликта". Вообще на фестивале были широко представлены грузинские фильмы. В специальной программе "От "Клятвы" до "Покаяния"" зрители увидели 14 классических кинокартин, созданных с 1946 по 1984 год. Фильм «Зона конфликта» основан на реальных событиях, происходивших не так давно в Грузии и Абхазии. Почему грузинские кинематографисты решили показать его именно в Москве, которую почти вся политическая элита Грузии обвиняет в аннексии Абхазии и Южной Осетии? С этим и другими вопросами к создателям киноленты обратился мой коллега Олег Кусов.

Олег Кусов: Фильм "Зона конфликта" на первый взгляд имеет косвенное отношение к грузино-абхазской войне начала 90-х годов прошлого века. Он о поездке снайпера Спартака и тбилисского парня Гоглико на границу с Азербайджаном за снарядами по приказу генерала. Но всё вокруг пронизано тяжёлой атмосферой тех лет. Говорит продюсер фильма Арчил Геловани.

Арчил Геловани: Фильм основан на реальных событиях, которые произошли с вторым продюсером этого фильма. То есть в принципе идея шла от него. В начале 90-х он подвергся влиянию политическому, которое было в то время у нас в стране и вообще происходило тогда в Грузии, и он попал в зону конфликта в Абхазию. Плюс там есть еще несколько историй, но они все действительно произошли. Ему было тогда 19 лет, один из руководителей военных действий под Сухуми попросил привезти снаряды для боевых установок, которые тогда закончились. Ему нужно было поехать в Тбилиси, подписать в Министерстве обороны у определенного генерала бумагу на выдачу денег, и он должен был поехать на границу Грузии и Азербайджана, чтобы купить эти снаряды. И вот такая история об этом путешествии.

Олег Кусов: Но Арчил не хочет называть зоной конфликта только то место, где идут боевые действия. Зона конфликта – это сегодня понятие более широкое для жителей Кавказа.

Арчил Геловани: Это скорее всего фильм о людях, проблеме, которая возникла тогда и в принципе сейчас возникает в разных территориях земного шара. Фильм о потерянном поколении ребят. И мое поколение старше, когда Советский Союз развалился, у всех было замечательное настроение, мы легко подвергались эмоциям, идеям. Это самое начало 90-х. Потом это переросло в абсолютно другую призму, но тогда было настроение именно такое. Потом развернулась гражданская война, как бы все постсоветское кавказское пространство было большой одной зоной конфликта. Я говорю про Нагорный Карабах, про Южную Осетию, безусловно, Абхазию. Но для меня, я не могу сказать, что зона конфликта именно то место, где происходили военные действия. Зона конфликта, безусловно, была и в центре города Тбилиси, была в каждом из нас. Потому что та ситуация, в которую вы попали, то мнение, которое складывалось у нас, оно же складывалось в каждом из нас внутри. И этот конфликт того, что ты вроде бы воюешь со своим другом, с близким человеком, с которым ты долгие годы жил вместе – это сложно, это переживание, которое живет в каждом из нас. Я думаю, что до сих пор эта проблема, зона конфликта и тот прицел, под которым мы ходим, он внутри нас. Проблема не решена, мы, к сожалению, не учимся на своих ошибках.

Олег Кусов: На 31 Московском кинофестивале много говорилось, что фильм "Зона конфликта" снят в грузинской кинотрадиции. При этом критики вспоминали, что среди советских национальных студий "Грузия-фильм" долгие годы держало первенство по популярности в стране. Известный грузинский кинорежиссёр, лауреат Государственной премии Эльдар Шенгелая в беседе со мной тоже отметил удачное следование создателей ленты "Зона конфликта" традиции национального кинематографа.

Эльдар Шенгелая: Мало картин в Грузии делают, поэтому разговор идет не о какой-то тенденции и так далее, просто о нескольких картинах. В отличие от такого типа картин, этой действительно настоящая грузинская картина. Трагедия, но этой трагедии бесконечно сопутствует юмор. Нелепость, полная нелепость и бездарность, на которой режиссер посмеивается, рядом с этим смерть человека. Это глубоко трагическая картина, несомненно. Кроме этого, это картина, которая всю нелепость и, я бы сказал, идиотизм просто этой ситуации, этого конфликта раскрывает. Я бы ответил отметил обязательно работу режиссера молодого, это его первый фильм, это его дебют Вано Бурдули. Он учился, потом он учился в Москве. Я думаю, что это очень зрелая картина. Можно подумать, что это сделал человек, который снимал картины. Рука режиссера очень четкая, ясная, понятная по мысли, по форме и так далее.
Олег Кусов: Принято считать, что грузинские киноленты всегда отличались иронией, лиризмом, печальным юмором, сочетанием смеха со слезами. Но прежде всё это достигалось на повседневном жизненном материале. Создатели фильма "Зона конфликта" придерживались этой традиции, рассказывая о временах в Грузии, по выражению режиссёра-постановщика картины Вано Бурдули, "когда всё вокруг пылало". Каким образом здесь можно было найти место иронии и лиризму?

Вано Бурдули: Я не считаю, что фильм о войне, потому что он не о войне, там всего лишь два эпизода, связанных с войной. «Зона конфликта» - это фильм о ситуации в 90 годах, о человеческих отношениях. Там есть и юмор, и все остальное. В это время, в этом поколении людей война присутствовала просто. Если раньше снимали фильмы, где все происходило в мирное время, они были более мирными, более спокойными. Поскольку в 90 годы было несколько разных войн на территории Грузии, поэтому приходится эту тему трогать. На самом деле она не военная, о человеческих отношениях, о друге, о людях, которые попали невольно в плохую ситуацию. Разгорались войны, конфликты каждые полгода то в самом Тбилиси, то на западе, то на востоке, то в Армении, в Азербайджане, все пылало.

Олег Кусов: И ещё на одну особенность работы молодых грузинских кинематографистов обратил внимание мэтр Эльдар Шенгелая.

Эльдар Шенгелая: В картине действуют хорошие люди, добрые, которые попали в ад. Им пришлось взять в руки оружие, но они не созданы для этого абсолютно. Они созданы для нормальной человеческой жизни. А история принесла всякие авантюры вокруг всего этого, с моей точки зрения, принесла людям несчастье. Я думаю, что это не только эпизод, который там рассказан в этой картине, но это все, что началось в 90 годах, до сегодняшнего дня продолжается. Это все одно и то же, крутится карусель, гибнут люди ни в чем неповинные. Это страшная трагедия. В то же время в картине существует какой-то оптимизм. Этот юмор дает заряд оптимизма, потому что люди не теряют в аду эти качества, шутки, события с точки зрения юмора и так далее.

Олег Кусов: Продюсер кинокартины "Зона конфликта" Арчил Геловани во время её показа в киноконцертном зале "Октябрь" внимательно следил за реакцией самого взыскательного, на его взгляд, жюри – московского зрителя. За день до этого картину имели возможность посмотреть и обсудить кинокритики.

Арчил Геловани: Сложно, конечно, о своей картине всегда говорить. Но, на мой взгляд, пресс-конференция это показала, отзывы были хорошие. То есть зрителю, а именно профессиональному зрителю на тот момент картина понравилась. И сказали, что это абсолютно грузинская картина. Были плохие отзывы, были замечания, правильные замечания. У разных людей свое мнение. С некоторыми вопросами и доводами мы соглашаемся, сознаем свои ошибки. Что касается просмотров, естественно, был простой зритель, а он самый беспощадный зритель. На мой взгляд, премьера прошла достаточно хорошо.

Олег Кусов: Фильмом заинтересовался один из всероссийских телеканалов, рассказал кинорежиссёр Эльдар Шенгелая.

Эльдар Шенгелая: Заявка уже от НТВ. Есть интерес России. В Грузии картина прошла очень хорошо, несмотря на нестабильное положение, демонстрации, несмотря на это, кинотеатр был в течение двух недель забит просто.

Олег Кусов: Картина "Зона конфликта" снята на материале грузино-абхазского конфликта. В грузинском обществе уже окончательно утвердилось мнение, что все межнациональные беды страны связаны прежде всего с Россией. И в тоже время создатели фильма привезли его на кинофестиваль в Москву. Есть ли в их творческой работе политическая подоплёка? Этот вопрос я задал продюсеру фильма Арчилу Геловани.

Арчил Геловани: Я приехал на Московский фестиваль и понимал, какая ситуация между нашими странами. Для меня это ужасно больно. Потому что я в принципе грузин, который вырос в Москве, сейчас живу в Тбилиси. Это очень сложно. Но приехав сюда, я увидел, что у нас в конкурсе две грузинские картины, в показе «Московская эйфория» картина грузинского режиссера Георгия Овашвили. Огромная панорама грузинского кино, «От клятвы до покаяния» которая называется, где представлены 14 грузинских фильмов. После этого я еще раз убеждаюсь, что у нас между нашими странами проблемы в культуре нет, не было и быть не может. Для меня это огромная радость и облегчение. Я это вижу и получаю огромное удовольствие. Что касается показателя облегчить, безусловно, это хочется сделать. Я не знаю, насколько мы хотели именно этим фильмом, я могу сказать, что фильм показывает ту цену, которую платят политики скорее всего, когда отправляют молодых ребят, солдат на войну. Вот эта цена показана – это цена человеческой жизни, это испорченные отношения. И мы в сотый раз наступаем на грабли и цена, конечно, ужасная – человеческие жизни. Даже одна человеческая жизнь – это огромное горе. В фильме, безусловно, мы показывали потерянное поколение, мы показывали, что все-таки есть любовь, есть взаимопонимание, нет виноватых и нет людей, которые правы. Есть такое выражение – на войне есть свои законы. Есть, безусловно, если ты военный и солдат. Но для меня простого человека война – это уже беззаконие, если ты, конечно, не защищаешь собственный дом, свою семью. Но все равно война – это трагедия для любого человека, для всего человечества.

Олег Кусов: Говорил продюсер грузинского фильма "Зона конфликта" Арчил Геловани.
Кинорежиссёр лауреат Государственной премии Эльдар Шенгелая высоко оценил работу своих молодых коллег.

Эльдар Шенгелая: Новая форма все-таки входит и в Грузии позже, чем в России вошла. Я хочу отметить продюсеров, они сыграли очень большую роль. И очень хороший оператор, известный оператор, он снимал и в Грузии, и в России, Беридзе. Теперь самое главное: там два прекрасных актера – это Игороква Зураб и Михаил Месхи. Наверное, зрители помнят великого футболиста Михаила Месхи, это его внук. Эта пара ведет всю картину. Там есть и другие актеры второго плана, но они ведут картину и ведут прекрасно, просто очень хорошо играют.

Олег Кусов: Фильм "Зона конфликта" на 31 Московском кинофестивале была показана в конкурсной программе "Перспективы". Картина дала повод критикам говорить о возрождении грузинского фильма и о его новых перспективах.
XS
SM
MD
LG