Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кирилл Кобрин: "СССР был союзником гитлеровской Германии"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Кирилл Кобрин.

Андрей Шароградский: Принятая на Парламентской ассамблеей ОБСЕ резолюция под названием "Воссоединение разделенной Европы" вызвала резко негативную реакцию российских властей. Прокомментировать этот документ я попросил своего коллегу, соредактора рубрики "Историческая комиссия" Кирилла Кобрина.
В документе, который принят сегодня на Парламентской ассамблее ОБСЕ, говорится о том, что нацистский режим и сталинский режим несут равную ответственность как за развязывание Второй мировой войны, так и за нарушение прав и свобод человека в Германии и в Советском Союзе. Насколько, по-вашему, это уместно объединять в одном документе?

Кирилл Кобрин: Во-первых, очень сложно сказать, какой документ на самом деле приняла Парламентская ассамблея, потому что в сообщении агентства "Ассошиэйтед Пресс" говорится о роли гитлеровской Германии и Советского Союза в развязывании Второй мировой войны. Другое дело, это историческая роль нацизма и сталинизма в истории Европы ХХ века. Это, как заметил один из делегатов этой Парламентской ассамблеи, два разных исторических факта, они между собой тесно переплетены, но тем не менее это разные вещи.
Давайте попытаемся разобраться. Прежде всего, что касается начала Второй мировой войны, как известно, 23 августа 1939 года был подписан печально известный пакт Молотова-Риббентропа, согласно секретным протоколам к которому гитлеровская Германия и сталинский Советский Союз делили область влияния или территории влияния в Восточной Европе. Вот согласно этому секретному протоколу (а потом еще одно было через несколько дней подписано соглашение, которое уже занималось демаркацией как бы будущей границы) граница после 1 сентября 1939 года и пролегла: Польша была поделена между гитлеровской Германией и Советским Союзом, Советский Союз захватил прибалтийские республики, Советский Союз захватил Бессарабию (Молдавию нынешнюю) и Советский Союз попытался захватить или отрезать часть территории у Финляндии, что не получилось (отрезать некоторую территорию удалось, но победить в этой войне на самом деле Советскому Союзу не удалось). Так что все шло именно согласно этому протоколу. Через неделю после подписания протокола гитлеровская Германия начала войну против Польши, началась Вторая мировая война. Это последовательность фактов, которую мы можем интерпретировать в том смысле, что и Советский Союз, и гитлеровская Германия одинаково несут ответственность, с профессиональной исторической точки зрения, за начало Второй мировой войны.
С другой стороны, можно сказать, что на Польшу напала именно гитлеровская Германия - Советский Союз захватил часть польских территорий через 17 дней после начала этой операции, и, таким образом, войну развязала гитлеровская Германия и ее союзники. Это проблема историческая. Можно спорить, можно называть так или иначе, но очевидно для всех, кто более-менее объективно пытается смотреть на события с 1 сентября 1939 года по 22 июня 1941 года: Советский Союз был союзником гитлеровской Германии. Из этого можно сделать разные выводы, исторические и политические.
В данном случае, когда мы говорим о вот этой резолюции, речь идет о столкновении двух политических позиций. Первая политическая позиция заключается в том (ее придерживается российское руководство), что так как Советский Союз стал потом жертвой нападения гитлеровской Германии и, в конце концов, победил, факт участия в войне против гитлеровской Германии, факт чудовищных потерь, факт героизма советского народа, который никто не оспаривает, и сам факт победы над гитлеровской Германией полностью снимает то, что было до 22 июня 1941 года. Такое бывает - некоторые страны в разных войнах, которые велись коалициями, сначала вступали в войну на стороне одной коалиции, а потом переходили на другую сторону. Такое, действительно, в истории многократно бывало и тут нечего говорить.
Другая точка зрения, которой в основном придерживаются страны бывшего социалистического лагеря, страны Восточной Европы, заключается в том, что Советский Союз несет прежде всего моральную ответственность за начало Второй мировой войны, несет политическую ответственность, внес значительный военный вклад, что невозможно совершенно опровергать, в германские успехи, потому что, как известно, Советский Союз поставлял топливо, продовольствие и так далее. Поэтому - и дальше идет политический вывод - Советский Союз виноват, следующий политический вывод - нынешняя Россия, которая считает себя продолжателем Советского Союза, тоже несет ответственность...

Андрей Шароградский: Таким образом, можно требовать компенсации.

Кирилл Кобрин: Совершенно верно. Так что, в конце концов, помимо вопроса морального и вопроса политического, конечно, здесь возникает вопрос и экономический. Это один исторический факт.

Андрей Шароградский: Давайте поговорим еще о другом. 23 августа предлагается отмечать, как международный день памяти жертв нацизма и сталинизма.

Кирилл Кобрин: Следует, опять-таки, оговориться: о жертвах в каких странах? Всех жертвах? Но почему тогда 23 августа? Потому что, как известно, жертвы нацистской Германии, жертвы сталинского режима были...

Андрей Шароградский: Да, не только жертвы Второй мировой войны.

Кирилл Кобрин: Совершенно верно. Это жертвы и внутри этих стран, и не только внутри этих стран. Что по этому поводу, например, скажут потомки, если они выжили, конечно, чехословацких евреев, которых начали преследовать уже после вступления немецких войск в Чехословакию, уничтожения этого государства? Это все было до 23 августа 1939 года. Так что, конечно, исторически эта дата некорректна.
С моральной точки зрения, безусловно, следует раз и навсегда сказать, что и нацизм, и коммунизм (не сталинизм, как одна из разновидностей коммунизма, а именно коммунизм) являются двумя тоталитарными идеологиями, которые нанесли чудовищный урон человечеству в ХХ веке. Вот если бы эта резолюция была сформулирована именно таким образом, тогда множество вопросов не возникало бы, потому что даже нынешнее российское руководство не стало бы заступаться за коммунистов. Но здесь есть политическое противоречие, потому что коммунисты - перестроившиеся и даже не перестроившиеся - являются важной частью современного политического ландшафта в Европе. И, естественно, что принимать такую резолюцию практически невозможно, она не имеет шансов. Поэтому остановились на вот таком паллиативе. Паллиатив, как часто бывает, вызвал вот такие разногласия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG