Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гондурас: опыт императора Диоктелиана для президента Селайи, или как реагировать на необычный переворот


Ирина Лагунина: События в Гондурасе стали для администрации Барака Обамы не менее сложным испытанием, чем Северная Корея или Иран, но на свой лад. 28 июня президент Гондураса Мануэль Селайя был отстранен от власти и выдворен из страны. Вашингтон без колебаний осудил эти действия и потребовал восстановления конституционного порядка. Однако каким должен быть этот порядок, пока неясно. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Около двух лет назад президент Селайя, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, декламировал стихи Пабло Неруды, в которых упоминается национальный герой Гондураса генерал Франсиско Морасан.

Мануэль Селайя: Темной ночью Морасан на страже.
Это сегодня, вчера или завтра? Ты сама это
знаешь.
Стройна Америка, перехваченная поясом в
центре,
В оперении изумрудной зелени,
территория, единство, стройная богиня,
рожденная в пене волн.
И появляется тигр с занесенной над тобой секирой,
Они идут, чтобы вырвать твое сердце,
Они идут, благоуханная маленькая Америка,
Чтобы распять тебя, разорить тебя,
Сорвать сверкающий герб с твоего знамени.
Они уничтожат твоих сыновей,
И черви разнесут по тебе чуму,
Захватчики ворвутся в твое жилище,
И выбросят тебя как перезревший плод.
Другие же разграбят твои порты.
Это сегодня, вчера или завтра? Ты сама это
знаешь.
Братья, встает заря, и Морасан на страже.

Владимир Абаринов: Именно это с ним на прошлой неделе и произошло: вооруженные люди явились среди ночи в его президентское жилище и изгнали его из страны, предварительно заставив подписать заявление об отставке. В Коста-Рике, куда прибыл изгнанный президент, он пообещал обязательно вернуться.

Мануэль Селайя: Я остаюсь президентом, которого избрал гондурасский народ, более того - я собираюсь вернуться как президент и исполнять свои обязанности. Сегодня я был изгнан принудительно. Я ожидаю, что смельчаки, которые находятся здесь, будут сопровождать меня.

Владимир Абаринов: Из столицы Гондураса Тегусигальпы ему ответил временный президент Роберто Мичелетти, до этого занимавший пост главы парламента.

Роберто Мичелетти: Такова последовательность событий, которую мы доводим до сведения мирового сообщества с тем, чтобы оно узнало, что мы не подвергли физическому воздействию абсолютно никакое выборное лицо. Мы тоже избраны народом. Мы уважаем, как должны уважать все граждане, конституцию республики и ее законы.

Владимир Абаринов: Уже в понедельник президент Обама прокомментировал события в Гондурасе.

Барак Обама: Все мы с глубокой озабоченностью воспринимаем происходящее там. Президент Селайя избран демократическим путем. Его срок пребывания в должности еще не истек. Мы считаем, что переворот был незаконным и что президет Селайя остается президентом Гондураса, демократически избранным президентом. Эту позицию разделяют с нами все страны региона. Полагаю, это стало бы ужасным прецедентом, возвращающим нас в эпоху, орудием политических перемен которой были военные перевороты, а не демократические выборы. За последние 20 лет регион добился огромного прогресса в формировании демократических традиций в Центральной и Латинской Америке. Мы не хотим возвращения в мрачное прошлое. Соединенные Штаты не всегда, как это должно, стояли на стороне этих неоперившихся демократий. Но за последние годы, думаю, и республиканцы и демократы пришли к выводу, что мы всегда должны поддерживать демократию, даже если ее результатом становится приход к власти лидеров, несимпатизирующих Соединенным Штатам. И мы хотим продолжать эту традицию.

Владимир Абаринов: В тот же день в Нью-Йорке прошло чрезвычайное заседание Генеральной Ассамблеи ООН. От имени правительства США на заседании выступила заместитель американского посла в ООН Розмари Дикарло.

Розмари Дикарло: Мы отказываемся признавать какое бы то ни было правительство Гондураса, кроме легитимного правительства президента Селайи. Президент Обама призвал вчера все политические и общественные силы Гондураса уважать демократические нормы и власть закона и решать все разногласия мирно, посредством диалога, свободного от внешних влияний.

Владимир Абаринов: Государственный секретарь США Хиллари Клинтон сочла проблему достаточно важной, чтобы встретиться с журналистами несмотря на недомогание, связанное с недавним переломом руки.

Хиллари Клинтон: Соединенные Штаты вместе с партнерами по Организации Американских Государств выработали твердый консенсус. Мы осуждаем задержание и выдворение президента Селайи и призываем к полному восстановлению демократического порядка в Гондурасе. Наш первостепенный приоритет – восстановление демократического и конституционного порядка в этой стране.

Владимир Абаринов: Однако из вопросов, заданных Хиллари Клинтон, выяснилось, что проблема отнюдь не так проста, как кажется. 27 января будущего года Мануэль Селайя должен покинуть пост президента – второго срока конституция страны не предусматривает. Селайя назначил на 5 июля референдум, в ходе которого избиратели должны были ответить: согласны ли они в день всеобщих выборов 29 ноября решить вопрос о созыве Конституционной ассамблеи, которая внесет изменения в конституцию, в том числе положение о втором президентском сроке. Но президент, согласно действующей конституции, не имеет полномочий назначать референдум. Две другие ветви власти, парламент и Верховный Суд, осудили действия президента. Командование вооруженных сил отказалось обеспечивать общественный порядок в день референдума. Тогда Мануэль Селайя принял отставку министра обороны генерала Анхеля Орельяны и уволил начальника генерального штаба генерала Ромео Васкеса. Верховный суд потребовал восстановить последнего в должности. В столице появились армейские патрули, взявшие под контроль ключевые объекты. Такова суть гражданского конфликта, результатом которого стало изгнание президента. Оно было, конечно, принудительным, однако обошлось без малейшего кровопролития. Вернемся на брифинг Хиллари Клинтон.

- Вы использовали слова «задержание и выдворение». Считаете ли вы, что в Гондурасе имел место военный переворот? Или вы еще изучаете вопрос, и у вас пока нет юридического определения. Если выяснится, что произошел военный переворот, необходимо будет прекратить оказание финансовой помощи Гондурасу, как этого требует американский закон.

Хиллари Клинтон: Мы полагаем, что события развились в переворот. Президент, как вы знаете, выдворен. Его замещает другое лицо. Однако мы считаем, что ситуация развивается быстро, требует постоянного внимания, какое мы, разумеется, и проявляем вместе с нашими партнерами и на двухсторонней основе, и в рамках такого многостороннего механизма, как Организация Американских Государств. <…> Мы пока воздерживаемся от каких бы то ни было формальных юридических характеристик, но, думаю, реальность состоит в том, что президент изгнан, и нам предстоит большая работа по оказанию помощи гондурасцам в их возвращении на путь демократии, которым они шли в течение ряда лет.

- Означает ли это возвращение к власти Селайи? В будете настаивать на этом?..

Хиллари Клинтон: Мы работаем с нашими партнерами. Организация Американских Государств проведет завтра чрезвычайную сессию. Мы не выдвигаем никаких требований, не настаиваем ни на чем, поскольку мы работаем с другими ради достижения главных целей, и эти цели пользуются широкой поддержкой.

Владимир Абаринов: Выражение «законно избранный» не удовлетворило журналистов. Ведь и президент США Ричард Никсон был избран законно, однако вынужден был покинуть свой пост, когда две другие ветви власти устроили ему импичмент. Не случайно сразу после вопросов о Гондурасе Хиллари Клинтон спросили, признают ли США законно избранным президентом Ирана Махмуда Ахмадинеджада. Госсекретарь не ответила ничего определенного и попрощалась с журналистами. На вопросы продолжал отвечать официальный представитель Госдепартамента Иан Келли.

- Непонятно, чего, собственно, вы добиваетесь. Вы призываете к восстановлению демократического и конституционного порядка. Но вы не призываете к возвращению президента, которого называете законно избранным.

Иан Келли: Призываем.

- Секретарь Клинтон только что сказала, что она не знает, к чему призывают США. Вы работаете над этим с союзниками.

Иан Келли: Мы подписали очень строгое заявление Постоянного совета Организации Американских Государств, которое требует восстановления у власти законного президента.

- Это единственный способ восстановить конституционный порядок? Единственная возможность восстановить демократическое правление – это вернуть к власти президента?

Иан Келли: Я думаю, это наиболее важный аспект на котором мы сейчас сконцентрированы – его возвращение к власти.

Владимир Абаринов: Журналисты так и не смогли добиться от Иана Келли однозначной оценки случившегося.

- Секретарь Клинтон сказала, что «события развились в переворот». Это очень любопытная фраза. Ей, похоже, не хватает ясности. Сверилось ли американское правительство с испанским текстом конституции Гондураса? Может ли оно сказать: «Вот это законно, а это – нет»? Вы же понимаете, «развились в переворот» - это все равно что «быть немножко беременной». Незаконно ли то, что они сделали – согласно гондурасской конституции?

Иан Келли: Полагаю, что незаконно. Но я не специалист по международному праву.

Владимир Абаринов: Во вторник Мануэль Селайя прибыл в Нью-Йорк, где выступил с речью на Генеральной Ассамблее ООН, а потом созвал пресс-конференцию, в ходе которой пообещал в ближайшие дни вернуться в Гондурас в качестве президента. Его ответы на конкретные вопросы были несколько туманными и двусмысленными.

- Должны мы из сказанного вами сделать вывод, что вы не сделали ничего, что спровоцировало нынешнюю ситуацию и что, когда вы вернетесь, вы вернетесь и к идее референдума?

Мануэль Селайя: Я прибыл сюда, на Генеральную Ассамблею, чтобы обличить несправедливость. Если вследствие этого я должен буду принести жертву, я принесу ее. Я принесу жертву, дабы осудить этот произвол и манипуляции над нашим обществом.

Владимир Абаринов: Вероятно, эти слова можно понять как отказ от идеи референдума. Кроме того, президент ясно выразил желание вернуться к частной жизни по истечении срока президентских полномочий.

- Г-н президент, не могли бы вы сказать нам определенно: вы сложите полномочия президента Гондураса 27 января? Какую роль вы себе отводите после этой даты? Будете ли вы участвовать в управлении страной?

Мануэль Селайя: Я – фермер. Мне доставляет наслаждение сажать растения и сеять семена, которые принесут множество плодов и зерен и накормят людей. Вот что я люблю. Я вырос в сельской местности – туда и вернусь. Я чувствую себя в деревне так же удобно, как и в кресле президента. Для меня ничего не меняется. Я надеваю соломенную шляпу, сапоги и продолжаю говорить так же открыто и прямо, без обиняков. Я не пользуюсь иносказаниями и околичностями, когда говорю с народом. Я вернусь к частной жизни, уйду из политики. Вернусь к моей семье и моим друзьям.

Владимир Абаринов: Возможно, новое руководство страны и позволило бы Селайе мирно сажать капусту, подобно римскому императору Диоктелиану, добровольно отказавшемуся от власти. Но требование вернуть ему пост на оставшееся время оно находит неприемлемым. Генеральный прокурор Гондураса Луис Руби строго предупредил его о последствиях.

Луис Руби: Как только он появится на территории страны, он будет немедленно арестован и передан в распоряжение генерального прокурора, а затем предстанет перед судом республики.

Владимир Абаринов: По последним сведениям, Организация Американских Государств и новое правительство Гондураса работают над компромиссным решением.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG