Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

1000-летие Литвы


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент радио Свобода в Вильнюсе Ирина Петерс.

Марина Дубовик: Кульминацией рассчитанных на весь год торжеств по поводу тысячелетия Литвы станет 6 июля международное торжество в Вильнюсе и концерты литовских певческих сборов со всего мира. Рассказывает корреспондент РС в Литве Ирина Петерс.

Ирина Петерс: В 2009 году в исторических документах, а это были немецкие и кведлинбургские анналы, название "Литва" упомянуто впервые. Весь нынешний год в Литве под знаком юбилейной даты проходят многочисленные праздничные мероприятия. 6 июля, в день коронации Миндаугаса, единственной в литовской истории коронованной особы, в Вильнюс на главные торжества съедутся монархи Дании, Норвегии, Швеции, представитель папы Бенедикта XVI, президенты Польши, Латвии, Украины, Финляндии, Исландии, премьер-министры некоторых стран. Россию представляет на вильнюсском празднике министр культуры Авдеев. Гости вместе с завершающим свою работу на посту президента страны Валдисом Адамкусом будут участвовать и в нынешних торжествах, проводимых, невзирая на кризис, на широкую ногу. Это, например, дорогостоящее открытие восстановленного великокняжеского дворца в Вильнюсе, многочисленных выставок, галерей, памятников и красочного массового праздника песни, собравшего в Вильнюс литовские хоры со всего мира - несколько десятков тысяч человек. Историк Альфредас Бумблаускас считает эту широту оправданной, а вот мнение поэтессы Зинаиды Гиппиус, в прошлом веке сравнивавшую Литву и другие страны Балтии с пуговицами, кочующими по воле истории с российского на западноевропейский мундир и обратно, устаревшим.

Альфредас Бумблаускас: Ценность европейской цивилизации, которая имела два течения – латинское и византийское… они встречались в Вильнюсе, посредине Вильнюса шла вот эта межа, черта, граница между русской стороной и латинской стороной. Вильнюс возвращает свою роль культурного Метрополиса.

Ирина Петерс: Другой литовский историк, Чеславус Лауренавичус, оглядываясь на тысячелетнюю историю Литвы, нынешним главным ее завоеванием назвал построение национального государства, как антипода империи.

Чеславус Лауренавичус: Национальный принцип – это положительная тенденция, эта перспектива и является основой для народов найти взаимопонимание. Имперский принцип предполагает только альтернативный подход – или одна империя, или другая, в лучшем случае – паритет. Национальный принцип исходит совершенно из другого, это культурная основа, самоопределение. Так развивалась наиболее развитая часть мира, это Западная Европа. В литовском самосознании национальный принцип далеко не утвердился, как основополагающий. В литовских головах очень трудно продвигался этот принцип. Но я надеюсь, что он утвердится, и литовцы поймут, что они живут в Литве, где превалирует литовская культура, литовский язык. Вот тогда, я думаю, будет большой скачок в стабильности, процветанию с соседями.

Ирина Петерс: Нынешние прохладные российско-литовские политические взаимоотношения не мешают историкам вспоминать средневековый совместный позитивный опыт. Еще 500 лет назад (кстати, также юбилей) между княжествами Литовским и Московским был заключен первый договор. С того момента и ведет отчет литовско-российская дипломатия. Историк Гедиминас Илгунас…

Гедиминас Илгунас: Литва тесно связана с Россией. В 1862 году Россия отмечала свое 1000-летие. Мы поставим памятник - в бронзе 128 исторических фигур, за тысячу лет больше всего давших России. Из этих 128-ми - восемь нерусских. Из этих восьми нерусских - пять литовцев, князья Довмонт, Гедимин, Ольгерд, Витовт, Кейстут.

Ирина Петерс: Не первый год известный историк - но уже моды - Александр Васильев озвучивает свою идею возвращения литовцев к монархизму. Людям здесь это ментально свойственно, утверждает он, наездами живущий в своей вильнюсской родовой усадьбе.

Александр Васильев: Люди хотят стабильности. Они не хотят перемен. Они не хотят потрясений. Они бы хотели фигуру, которая была всегда и которая бы зарекомендовала себя, как человек мудрый, связанный больше с престижем страны, нежели с пертурбациями.

Ирина Петерс: Это все красиво. Но те же потомки Гедиминовичей, о которых вы говорили, это же сейчас уже другие люди.

Александр Васильев: Извините, не обязательно брать из этой страны. Представьте себя, королева Бельгии - урожденная итальянка, королева Испании – гречанка, королева Швеции – немка. Генетически могут принадлежать к старейшей, исконно литовской династии. Это должен быть человек, не ангажированный политически.

Ирина Петерс: Как относится к экзотичной идее Александра Васильева литовский историк Антанас Кулакаускас?

Антанас Кулакаускас: Говорить о политическом значении монархии в современных условиях, в наших географическом пространстве не очень серьезно. Символически это возможно, но прошло уже больше 200 лет, как нет монархии. А вот тяга - это проблема демократии не очень зрелой в Литве, из-за этого тяга к какому-то авторитету и даже авторитаризму.

Ирина Петерс: Наверное, за эту тысячелетнюю протяженность самым большим историческим, как бы сейчас сказали, проектом было возникновение Великого княжества Литовского?

Антанас Кулакаускас: Литва создала свою государственность, хотя государственность в Средние века не связывалась с нацией, нации в современном понимании возникли с XVI века. Но, во всяком случае, литовскому народу удалась сохранить свою этническую самобытность. Но нужно трезво оценивать свою историю и историю соседей. В принципе Литва и литовцы не хуже и не лучше других народов.

Ирина Петерс: Кстати, в следующем, 2010 году, будет отмечаться 600-летие Грюнвальдской битвы. Композитор Родион Щедрин уже написал по этому случаю эпическое музыкальное произведение "Литовская сага", которое недавно в Вильнюсе исполнил Лондонский симфонический оркестр под управлением Валерия Гергиева. Начал снимать фильм к этой дате и режиссер Раймундас Банионис, сына Донатаса Баниониса. Картина будет называться "День железа".

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG