Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Будут ли подниматься на российско-американском саммите вопросы прав человека


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Марк Крутов: Будут ли подниматься на российско-американском саммите вопросы прав человека? Многие наблюдатели говорят, что проблемы демократических ценностей могут отойти на второй план для того, чтобы стороны достигли договоренностей в сфере международной безопасности.

Данила Гальперович: Похоже, что тема защиты прав человека будет на саммите президентов Соединенных Штатов и России отнюдь не на первом плане. При этом из расписания Барака Обамы в Москве ясно, что свою точку зрения по вопросам демократии американский президент скрывать отнюдь не будет - он намерен встретиться и с правозащитниками, и с представителями политической оппозиции, и с молодежью. На этих встречах Обама будет говорить о ценности соблюдения прав человека. Профессор Колумбийского университета, известный американский политолог Роберт Лигволд в интервью Радио Свобода делает вывод, что тема общих ценностей из российско-американских дискуссий не уйдет, но будет как бы отложена для решения задач, которые сторонам кажутся первоочередными.

Роберт Лигволд: Я не думаю, что мы можем построить продолжительное и основательное стратегическое партнерство между Соединенными Штатами и Россией, как, например, такое, как есть у США с Францией или с Японией, не затрагивая хотя бы каким-то образом вопрос о наличии у нас общих ценностей. Но по специфическим, отдельным вопросам (то есть, стоит ли отставить в сторону дискуссию о правах человека ради того, чтобы совместно заставить Иран отказаться от развития своей ядерной программы), я думаю, что фактически так и произойдет. И поскольку администрация Барака Обамы пытается добиться первых успехов в таких вопросах, как Иран и его ядерные возможности, она, очевидно, не будет делать главной темой права человека.

Данила Гальперович: Политолог и журналист-международник Сергей Строкань уверен, что в Москве есть немало сил, которые будут рады отсутствию правозащитной темы на официальных встречах, несмотря ни на какую перезагрузку отношений России и США.

Сергей Строкань: Если мы разовьем эту метафору, то мы увидим, что помимо нажатия кнопки существуют те же жесткие диски, тоже программное обеспечение и те же программисты. Я думаю, что этот фактор мы должны, безусловно, учитывать. Поэтому, может быть, политическая воля двух президентов, может быть, мощная политическая воля двух президентов, но не менее сильными могут быть и механизмы торможения. Существует значительная часть российской политической элиты, существуют военные, существуют силовые структуры, в которых еще сильны антиамериканизм, зашоренность и опасения, что от Америки может исходить какая-то угроза.

Данила Гальперович: Очевидно, что даже если антиамериканские круги в Москве не будут иметь возможности упрекнуть Белый дом в давлении на Россию в вопросах прав человека, они все равно найдут область, в которой поведение Вашингтона будет истолковано ими как враждебное.
XS
SM
MD
LG