Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Преследования юных неформалов в Санкт-Петербурге


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.

Александр Гостев: В Петербурге молодежная правозащитная группа города выступила с обращением к прокурору Петербурга Сергею Зайцеву и главе ГУВД по Петербургу Владиславу Пиотровскому с просьбой разъяснить, какие имеются основания полагать, что деятельность неформальных объединений, основанных на музыкальных пристрастиях их участников или на политической философии, может являться экстремистской.

Татьяна Вольтская: Поводом для обращения Молодежной правозащитной группы к прокурору и главе ГУВД города, а также к прокурору и главе УВД Приморского района Петербурга послужил тот факт, что в отделе уголовного розыска криминальной милиции УВД Приморского района поставлены на учет 88 молодых людей, причисляющих себя к неформальным объединениям. Это и скинхеды, и футбольные фанаты, и панки, и эмо, и черные металлисты, и киноманы, и анархисты, и многие другие. Работа ведется по линиям отдела участковых уполномоченных милиции, и отдела по делам несовершеннолетних. При этом с молодежью, поставленной на учет в качестве членов неформальных объединений, сотрудники милиции, районной администрации и образовательных учреждений проводят профилактическую работу по предупреждению совершения правонарушений, в том числе экстремистского характера. Все это опубликовано на сайте прокуратуры Петербурга, где также сообщается, что "выявление членов неформальных объединений, деятельность которых может носить экстремистский характер, ведется в УВД Приморского района на постоянной основе". Именно эти сведения, найденные в интернете, заинтересовали координатора Молодежной правозащитной группы Петербурга Максима Иванцова.

Максим Иванцов: Новость меня вообще сильно удивила, поэтому мы решили написать обращение. Но вообще с такой ситуацией мы сталкивались раньше. Нас, конечно, очень сильно удивило, когда почему-то эмо, киноманов и альтернативщиков стали подозревать в экстремизме. А так до этого, в принципе, мы сталкивались, в оппозиционных организациях достаточно часто людей переписывают, ставят в базу по борьбе с экстремизмом, что, в принципе, наверное, понять можно. Другое дело, что принять это нельзя. Но когда начинают киноманов и альтернативщиков подозревать в экстремизме, это уже, конечно, что-то совсем странное. Может, люди даже законы об экстремизме не читали и не знают, что такое экстремистская деятельность. Все-таки она больше связана именно с какими-то действиями против государства.

Татьяна Вольтская: По словам Максима Иванцова, в городе давно уже идет операция "Неформал", а сейчас работа с различными неформальными группами сильно активизировалась. Сам Максим, еще два года назад, работая в школе, столкнулся с предписаниями РОНО давать списки неформальных учеников в милицию, а также с тем, что учителя, особенно пожилые, совершенно не ориентировались в молодежных объединениях. Видимо, это обстоятельство решили исправить в комитете по молодежной политике, под руководством которого центр профилактики безнадзорности и наркозависимости несовершеннолетних "Контакт" выпустил специальное пособие по распознаванию неформалов и работе с ними. Говорит пресс-секретарь комитета Наталия Мироненко.

Наталия Мироненко: Являлось оно такой частью большой программы просветительской для педагогов различных учреждений. Как раз основная цель тех курсов, которые проводились в рамках этой программы, носила такой характер знакомства с различными молодежными неформальными объединениями, совершенно разной направленности и разного толка, в том числе и с теми объединениями, деятельность который имеет такой агрессивный характер.

Татьяна Вольтская: Максим Иванцов не считает, что пособие, на которое потрачено около 300 тысяч рублей бюджетных денег, достигло своей цели.

Максим Иванцов: Сейчас в питерских школах обучение сводится все к тому, что неформалы все такие плохие. У нас учителя далеко немолодые, когда им говорят, что по деталям одежды так-то, так-то можно определять, они такого наопределяют. Вообще непонятно, быть неформальным, почему это плохо.

Татьяна Вольтская: То, что неформальных ребят ставят на учет в милицию, очень удивило Наталию Мироненко.

Наталия Мироненко: Я не слышала о том, что есть такая практика. Для меня это просто откровение. Мне кажется, это просто какая-то ошибка или, может быть, желание просто разобраться в ситуации.

Татьяна Вольтская: Разбираться в ситуации при помощи тотальной слежки и вмешательства в частную жизнь Максим Иванцов считает антиконституционным. С ним согласен правозащитник Юлий Рыбаков.

Юлий Рыбаков: Извечная русская привычка: хватать и не пущать. Сначала в "кутузку", потом разберемся. Конечно, надо держать на учете и преследовать всех тех, кто не похож на самого себя, хотя, скорее, преимущественно это они. Та же сама "Молодая гвардия". Но никто ведь всерьез не собирается ограничивать тех, кто этой власти служит. Не нужна независимая молодежь. Бог его знает, сегодня они играют в толкинистов, а завтра решат, что Саурон сидит в Кремле. Опасно.

Татьяна Вольтская: Юлий Рыбаков считает, что все это немного похоже на преследование стиляг в советские времена. В обращении Молодежной правозащитной группы содержится вопрос - является ли законной деятельность милиции по выявлению и постановке на учет молодых людей вследствие их объединения на основании музыкальных пристрастий и философско-политических воззрений.

XS
SM
MD
LG