Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги переговоров Барака Обамы с Дмитрием Медведевым


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Ефим Фиштейн, Ирина Лагунина, Брайан Уитмор.

Андрей Шароградский: Мы обсуждаем итоги первого дня визита Барака Обамы в Москву. Это рабочий визит главы американского государства. Сегодня он провел переговоры с Дмитрием Медведевм, по итогам которых были подписаны несколько важных документов. И все-таки очень важно и то, что Барак Обама собирается встречаться не только с Дмитрием Медведевым, на завтрашнее утро запланирована его встреча с премьер-министром России Владимиром Путиным, что, по мнению многих экспертов, говорит о том, что Обама отдает себе отчет в том, кто реально сейчас правит Россией.
Я обращаюсь к Ефиму Фиштейну. Ефим, вопрос по поводу встречи Барака Обамы с Владимиром Путиным прозвучал и в ходе сегодняшней пресс-конференции. На ваш взгляд, можно ли исключать полностью, что, скажем, договорившись с Дмитрием Медведевым о чем-то, заявив о "перезагрузке" российско-американских отношений, Барак Обама не сможет договориться с Владимиром Путиным и это приведет к тому, что, скажем, какие-то договоренности, заключенные уже, не будут выполняться.

Ефим Фиштейн: Договариваться, собственно, уже не о чем. Все соглашения и договоренности уже фактически подписаны, их остается только ратифицировать в парламентах двух стран. С Путиным, скорее, состоится деловой разговор, но это, прежде всего, знакомства. Обама подчеркнул на пресс-конференции, что он с Путиным не встречался до сих пор. Во-вторых, это дань тандемократии, той ситуации, которая сложилась в России. Обама на пресс-конференции исключительно обтекаемое и эластично до гутаперчевости изложил свою позицию. Он сказал, что, как президент, он может иметь дело только с президентом, но он не будет обходить стороной премьер-министра, учитывая его влияние на ход событий, на реализацию соглашений и так далее. Я не буду цитировать в данном случае цитаты, мы, собственно говоря, слышали в первой части нашей программы. Но было из этого ясно, что Обама прекрасно осознает особенности российской политической ситуации. Поэтому, мне кажется, какие-то разногласия серьезные в тональности практически исключены. Путин не станет подставлять своего преемника, им же выбранного и продвинутого, а Обама не станет рисковать достигнутыми соглашениями. Ведь здесь важна общая тональность встречи, которая пока развивается исключительно как бы положительно и фактически соответствует тому неопределенному заданию, которое заложено в слове "перезагрузка". Мы не вполне понимаем, о чем идет речь, но мы понимаем, что это нечто высокопозитивное и должно вести к хорошим результатам. Вот итоги этого визита должны стать наполнением, если хотите, этого знакового слова "перезагрузка" - хороший результат. Поэтому ни одна, ни другая стороны ни в лице Путина, ни в лице Обамы не позволят себе сделать что-либо, что этого результата бы не позволяло достигнуть.

Андрей Шароградский: Но ведь предстоят еще встречи с представители гражданского общества, когда могут прозвучать критические замечания в адрес Кремля. Это может разозлить Кремль. Такую ситуацию вы не исключаете?

Ефим Фиштейн: Обама с исключительным вниманием выслушает все критические замечания и в своем заключительном слове, если оно будет передаваться по российским СМИ, несомненно, расскажет, что он все это глубоко принимает к сердцу, что он разделяет демократические убеждения и так далее. Придумать для его спичрайтеров можно очень много. Мне кажется, что в данном случае не будет одного - он не станет переносить эту критику на своих партнеров по переговорам, ни на Медведева, ни на Путина.

Андрей Шароградский: Ирина, вы согласны?

Ирина Лагунина: Нет, я не совсем согласна с Ефимом. Дело в том, что сегодня слова критики уже прозвучали и, откровенно говоря, настолько жестко, насколько я их действительно не ожидала. У меня тоже были представления о том, что все будет довольно сглажено и довольно мило и что это первая рабочая встреча серьезная в двустороннем формате, специальный визит. Поэтому стороны попытаются облить это как можно более сладкими выражениями. Но, однако, по Грузии сегодня прозвучали довольно жесткие слова Барака Обамы. Я напомню, что он подчеркнул, что в своих переговорах с Медведевым он сказал ему, что суверенитет страны должен уважаться, и фактически предостерег Медведева от нового вооруженного конфликта. Так что мне показалось, что Барак Обама этим визитом своим показал, что он способен и на довольно жесткий тон в этих отношениях, как, впрочем, он и предупреждал, что если удастся договориться - хорошо, если не удастся - то стороны останутся при своих интересах.

Андрей Шароградский: Я должен отметить, в том, что говорил только что Ефим Фиштейн, главный редактор Русской службы Радио Свобода, прозвучало очень важное слово - "тональность переговоров". Вообще, на эту самую тональность, этот эмоциональный фон, на котором идут переговоры, довольно часто не обращают внимания эксперты. И все-таки многие наблюдатели, многие политики и политологи считают это очень важным.
А сейчас мой собеседник, обозреватель Радио Свобода Брайан Уитмор. Брайан, скажите, в самих Соединенных Штатах ожидают от Барака Обамы компромиссов в отношениях с Москвой ради их налаживания.

Брайан Уитмор: Было такое ожидание, и была такая критика от правового крыла нашей политики, особенно от республиканской партии, что он вел себя слишком мягко с Россией и слишком готов был в компромиссу. Но как я понимаю ситуацию, президент Обама играет очень долгосрочную стратегию, чтобы первым строить нормальные рабочие отношения с Россией, а потом, может, более влиять на ситуацию с правами человека, демократии и так далее.

Андрей Шароградский: Как вы считаете, он придает большое значение проблема прав человека, исходя из того, что ему нужно решать очень важные проблемы, связанные с безопасностью Соединенных Штатов, в частности, отношения с Ираном, иранской ядерной программой? И в этом смысле, может быть, есть какое-то даже понимание, что на такие проблемы можно закрывать глаза, если, например, удастся добиться сотрудничества с Москвой в отношениях с Ираном.

Брайан Уитмор: Я думаю, что нет. Смотрите на историю. Президент Рейган тоже занимался такими глобальными, большими вопросами безопасности, но одновременно он так же занимался проблемами демократии и прав человека. Если смотреть завтра, как я понимаю, Барак Обама будет встречаться с Гарри Каспаровым, с Борисом Немцовым, он будет присутствовать на форуме гражданского общества. Поэтому это целый день завтра почти. У него завтрак с Путиным утром, а после этого целый день почти он занимается только вопросами демократии и прав человека. Поэтому я не вижу, что он закрывает глаза на проблемы. Я думаю, что одно не исключает другого в этой ситуации. Это возможность заниматься делами, вопросами безопасности и так далее и одновременно заниматься проблемами прав человека и демократии.

Андрей Шароградский: Но, так или иначе, даже, несмотря на завтрашние встречи с представителями гражданского общества, если Барак Обама наладит отношения с нынешним российским режимом, который критикуется сейчас очень активно, критикуется правозащитниками, вышли несколько докладов правозащитных организаций, таких как "Хьюман Райтс Уотч", "Эмнисти Интернэшнл", везде говорится о довольно грубых нарушениях прав человека в России, вспоминаются, в частности, кстати, и выборы нынешнего президента России Дмитрия Медведева, который, как говорится в одном из докладов, больше походили на передачу власти преемнику. Вот в такой ситуации, если Барак Обама приедет обратно в Вашингтон с сильно улучшившимися отношениями между Россией и Соединенными Штатами, можно ли ожидать резкой критики со стороны республиканцев в его адрес?

Брайан Уитмор: Я думаю, что нет, потому что он показывал, что его волнуют вопросы демократии, его волнуют вопросы прав человека. Он рисковал, кстати, встречей, потому что я уверен, что Кремль недоволен этой встречей, как Кремль был недоволен встречей Рональда Рейгана с Андреем Сахаровым в свое время.

Андрей Шароградский: Да. И, конечно же, Барак Обама упомянул и о Михаиле Ходорковском в интервью "Новой газете".

Брайан Уитмор: Да. Он сказал несколько хороших слов о президенте Медведеве и несколько не таких хороших слов про премьер-министра Путина. Как я понимаю, что Обама пытается сделать, это устроить хорошие отношений, рабочие отношения в работе с Россией. Россия очень ценит это. Россия очень хочет быть равной с Америкой на международной сцене. И это даст Америке влияние в будущем. Поэтому это очень, как я сказал с самого начала, это очень долгосрочная стратегия. Я не ожидаю острой критики, если он возвратится в Америку с лучшими решениями с Россией, потому что он показывал, что демократия - это важно для него, права человека - это важно для него. Поэтому я не вижу там проблемы.

Андрей Шароградский: Да, конечно же, будет очень интересно последить за тем, как будут происходить завтрашние встречи Барака Обамы, его выступления в школе экономики. Я благодарю Брайана Уитмора, обозревателя Радио Свобода, специалиста по России.
А я обращаюсь к Ирине Лагуниной. Ирина, Брайан Уитмор только что упомянул о долгосрочной стратегии Обамы. Как вы считаете, действительно ли есть эта стратегия и насколько она эффективной может быть?

Ирина Лагунина: Вы знаете, у меня такое сложилось ощущение, что стратегия есть и она опирается на то, что Белый дом и администрация США прекрасно понимают, что для России прямые отношения с Соединенными Штатами и отношения как бы на равных - это замечательный пропагандистский ход внутри. Это единственная возможность для режима в Кремле играть определенную роль на международной арене. Это единственная возможность показать себя великой державой на самом деле, перед своим народом в том числе. Поэтому здесь такая взаимная зависимость существует между Обамой и Медведевым в данном случае. Именно поэтому, если вы заметили, такие несколько косточек лакомых были брошены сегодня в России, это, например, возможность провести ядерный саммит, саммит по ядерной безопасности в России, что было сказано, кстати, Бараком Обамой, а не Медведевым, что договорились, это Барак Обама предлагает Медведеву провести на территории России, в Москве или в Санкт-Петербурге, не знаю, где это будет организовано. И вторая - это конференция по Ближнему Востоку, по ближневосточному урегулированию, тоже на территории России и тоже эта мысль прозвучала из уст Барака Обамы. То есть уже теперь не только российское руководство пытается представить страну, как великую державу, но и Барак Обама включился в кампанию по поддержке статуса великой державы, понимая, насколько щекотливый этот вопрос для российского сознания, для сознания российского обывателя и несколько долго именно этой проблемой играли пропагандистские органы нынешнего российского руководства.

Андрей Шароградский: Ефим, вы согласны?

Ефим Фиштейн: Согласен ли я с тем, что у Барака Обамы есть стратегия, в этом нет никаких сомнений. Его политика выстроена таким образом, чтобы к концу первого президентского срока он подошел с каким-то позитивом в своем багаже и не имел заметных срывов, не имел негатива в этом багаже. В этом смысле Барак Обама, несомненно, делает все для того, чтобы именно так и получилось, чтобы он мог в Белом доме остаться и на второй президентский срок. Эта сама по себе стратегия достаточно достойная уважения.
Я не вполне согласен с тем, что повторение основных позиций Соединенных Штатов, скажем, по таким вопросам, как Грузия, имеет значение критики в адрес хозяев этой встречи. Барак Обама умудрился, глядя в глаза Медведеву, но на самом-то деле не глядя в глаза, а, глядя в зал, фактически повторить, что Соединенные Штаты выступают за территориальную целостность Грузии, но в этом никто и не сомневался. Проблема в том, что он ведь говорил с людьми, которые эту войну развязали и довели, с их точки зрения, до успешного конца. Это он умудрился таким образом закруглить, что утопил в шоколаде или в сиропе всю проблематику, достаточно трагическую для региона. Точно так же, мне кажется, обернется дело и с правозащитниками. Нет сомнения в том, что жест этот сам по себе достойный, но он традиционный жест. Этот жест, который делали американские президенты и до него. И мне кажется, что встреча с Сахаровым была гораздо более сложной проблемой, чем сегодняшняя встреча с рядом оппозиционных деятелей, кстати, не объединенных общей идеологией, а объединенных только тем, что они в оппозиции. Он скажет какую-то сумму правильных слов о демократии и правах человека. Это уже хорошо, потому что важно, чтобы вообще эти слова звучали. Но нельзя в этом видеть серьезную критику в адрес властей. Критика - это не то, что сейчас входит в число первоочередных задач Обамы. Вполне возможно, что во второй президентский срок, когда уже нечего будет терять, и не на что будет рассчитывать, он станет более однозначным. Сейчас пока, мне кажется, этого ждать нет оснований.

Андрей Шароградский: Я благодарю своих коллег Ирину Лагунину и Ефима Фиштейна. Мы обсуждали первый день визита Барака Обамы в российскую столицу. Напомню, это рабочий визит главы американского государства. Он продлится завтра, после чего и Барак Обама, и Дмитрий Медведев примут участие в саммите "большой восьмерки" в Италии.
XS
SM
MD
LG