Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит на руинах


Аквила. Участники "большой восьмерки". 8 июля 2009 г.

Аквила. Участники "большой восьмерки". 8 июля 2009 г.

Итальянский город Аквила, переживший мощное землетрясение в апреле этого года, в среду стал центром мировой политики – здесь собрались участники трехдневного саммита G8. Особенностью первого дня форума является проведение мероприятий только в формате "восьмерки". В четверг и пятницу к лидерам G8 присоединятся их коллеги из Африки, Южной Америки и Азии. На саммит в Аквилу приехали 40 делегаций, в том числе представители 29 стран и 11 международных организаций.

Для президента России Дмитрия Медведева – это вторая встреча лидеров G8, в которой он принимает участие как глава российского государства.

Владимир Кара-Мурза: В Италии открылся саммит «большой восьмерки». На саммит съехались главы всех стран-членов G-8 – Великобритании, Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, России и США. На первом рабочем заседании, куда лидеры «восьмерки» направились после завтрака и совместного фотографирования, они обсудили вопросы финансовой и энергетической безопасности, а также глобальных вызовов, в том числе борьбу с терроризмом, преодоление бедности, климатические изменения. Ход работы саммита «большой восьмерки» мы обсуждаем с бывшим первым заместителем министра иностранных дел Российской Федерации Федором Шеловым-Коведяевым. Напомните о том, каковы главные задачи этого форума «большой восьмерки»?

Федор Шелов-Коведяев: Вообще эти встречи начались еще в 70 годы вследствие тогдашнего - я думаю, что поколение наше и те,
Сейчас, я должен сказать, Россия фактически является полноправным участником этих встреч. То есть с нами последний год, чуть меньше года, на самых разных уровнях обсуждают фактически все вопросы
кто старше, помнят - кризиса энергетического, который случился в начале 70 годов, который был острым и который очень больно ударил по лидирующим экономикам того времени, и по Северной Америке, и по ведущим европейским странам. И впервые поставил вопрос о необходимости выработки каких-то совместных подходов для борьбы с такими серьезными вызовами, которые бросает либеральный рынок, либеральная рыночная экономика тем или иным обществам. Сначала формат был более камерный, встречались, если мне не изменяет память, в первый раз пять стран, потом была «шестерка» и потом возникла та «семерка», которая существовала до горбачевских времен, когда стали приглашать тогда еще Советский Союз в качестве наблюдателя, в качестве того участника, с которым консультировались по вопросам, по которым считали необходимым консультироваться представители семьи, и постепенно это выросло в формат восьми. Сейчас, я должен сказать, Россия фактически является полноправным участником этих встреч. То есть с нами последний год, чуть меньше года, на самых разных уровнях обсуждают фактически все вопросы, включая и финансовые глубокие обсуждения, и экономические и так далее.

Владимир Кара-Мурза: На этом саммите «большой восьмерки» есть новый дебютант – это президент США. Насколько органично вписался наш президент Дмитрий Медведев, насколько органично он заменил своего предшественника?

Федор Шелов-Коведяев: Мне кажется, он хорошо освоился в международной среде. И вот то, что мы сегодня видели по телеканалам, он ведет себя, это безусловное достоинство, он показывает новый стиль поведения, то есть ведет достаточно раскованно, он комфортно реагирует на другие шутки, легко шутит сам - это показатель очень серьезный. Потому что в этой большой семье - не только европейской, но и мировой - принято вести себя именно как члены одной семьи.

Владимир Кара-Мурза:
Алексей Подберезкин, бывший депутат Государственной думы, проректор МГИМО по науке, считает президента России опытным дипломатом.

Алексей Подберезкин: Я уверен абсолютно, что Дмитрий Анатольевич освоился в этом качестве еще в прошлом году. Потому что ему пришлось пройти летом прошлого года как президенту страны через тяжелый период грузинского конфликта и начавшийся экономический кризис, который имел очень много международных аспектов. А кроме того, самое главное, еще до того, как он стал президентом, у него был очень большой опыт международной деятельности. Он отвечал за год России в Китае и Китая в России и поэтому встречался с руководством Китая неоднократно. Он встречался и был в рабочем контакте с руководством Германии неоднократно, в общем со всеми другими политиками. Поэтому это не тот человек, который пришел в президентское кресло, не имея международного и политического опыта. Другое дело, что в качестве президента ему приходилось достаточно тяжело, потому что он попал сразу в очень сложную ситуацию. И надо сказать, он достойно из нее вышел, и это тоже придало ему чувство уверенности. Поэтому как президент, который по конституции отвечает за внешнюю политику, он делает свою работу и делает ее хорошо.

Федор Шелов-Коведяев: Я бы к этому единственное добавил, что мне бы хотелось слышать от президента Медведева немножко другую тональность. Потому что когда он начинает говорить об очень серьезных, об очень важных, об очень чувствительных для России вещах, мне кажется, он использует лексику и интонации, которые скорее препятствуют доброму восприятию тех важных вещей, о которых он говорит. То есть об этом тоже надо было бы говорить более раскованно, не быть таким иногда зажатым, иногда напряженным, то есть как будто вы ожидаете, что на вас сейчас нападут, вам начнут агрессивно возражать и так далее. Если он научится этому, то я думаю, что это было бы очень полезно для него, для всего общества и для национальных интересов России.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», сожалеет о проблемах, доставшихся в наследство Дмитрию Медведеву.
Эти проблемы, сложности, коллизии во многом начались при Путине. Путин их начинал, Путин их вел, Путин их реализовывал и теперь он просто обязан находиться рядом с Медведевым при разрешении этих проблем

Александр Проханов: У Медведева особая роль, конечно, ему досталась страна с огромным количеством внутренних и внешних проблем. Более того, он практически не был связан с возникновением и с расхлебыванием этих проблем. Они встали перед ним стеной после того, как он стал президентом моментально, одномоментно. Ему достаточно трудно освоить всю эту громаду внутренней и внешней политики России без поддержки своего предшественника, ибо эти проблемы, сложности, коллизии во многом начались при Путине. Путин их начинал, Путин их вел, Путин их реализовывал и теперь он просто обязан находиться рядом с Медведевым при разрешении этих проблем. Поэтому сегодняшнее поведение Медведева, оно все еще, на мой взгляд, достаточно представительское. При оперативных ситуациях ему не обойтись без премьер-министра. Я думаю, что так будет еще не один год, может быть, до конца его правления.

Федор Шелов-Коведяев: Я бы возразил Александру Проханову, потому что, мне кажется, тот, кто сомневается в том, что у нас дееспособный президент, который в состоянии сам адекватно реагировать на происходящее без посторонней помощи, на самом деле действует против интересов России. Потому что когда вы ставите под сомнение первую фигуру в обществе, в стране, у которого колоссальные полномочия, вы действуете на самом деле против национальных интересов России, как я себе представляю. И в этом смысле я должен сказать, что не надо принижать и опыт Медведева. Да, конечно, он человек очень молодой, да и Путин далеко не старый, и Путин не так давно оказался в кухне высшей власти. В этом смысле Медведев оказался на этой же самой кухне практически одновременно с Путиным. И он не новый человек в коридорах власти, он очень хорошо представляет, что там происходит, как там происходит, отчего, почему, какие интересы действуют и так далее. То есть он на самом деле в этом внутреннем пространстве человек очень опытный. И мне кажется, что он мог бы и во многих случаях справляется совершенно блестяще, самостоятельно, и не надо ему здесь подставлять ничьи костыли.



Полная стенограмма программы "Грани времени" с Владимиром Кара-Мурзой появится на сайте в ближайшие часы.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG