Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эффективность "большой восьмерки" под сомнением


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие обозреватели Радио Свобода Кирилл Кобрин и Ефим Фиштейн.

Андрей Шароградский: Центральная тема обсуждения в этом часе - саммит "большой восьмерки" в Аквиле. Уже приняты некоторые решения, в частности, страны-участницы согласились в рамках борьбы с глобальным потеплением в середине ХХI века сократить выброс углекислого газа в атмосферу на 80%. Вот что заявил по этому поводу премьер-министр Великобритании Гордон Браун...

Гордон Браун: Мы согласовали сокращение углеродных выбросов в атмосферу для развитых стран на 80% к 2050 году. Мы также решили, что все страны вместе должны добиться сокращения на 50 процентов, и впервые мы заявили, что глобальный средний рост температуры не должен превысить два градуса по Цельсию. Такие долгосрочные обязательства берут на себя страны "группы восьми".

Андрей Шароградский: Это был премьер-министр Великобритании Гордон Браун, который также предложил создать всемирный фонд в 100 миллиардов долларов для борьбы с глобальным потеплением. Однако, у многих экспертов есть сомнения, что этой суммы будет достаточно. Кроме того, на саммите в Аквиле лидеры "большой восьмерки" и представители пяти ведущих быстроразвивающих стран договорились воздержаться от девальвации своих валют во имя стабилизации международной финансовой системы. Сейчас еще одно заявление - премьер-министра Сильвио Берлускони, который в этом году принимает саммит "большой восьмерки".

Сильвио Берлускони: Мы решили, что крайне важно продолжать оказывать всемерную государственную поддержку банковской системе, производству, а также людям, потерявшим работу.

Андрей Шароградский: Большинство наблюдателей сейчас отмечают, что вообще формат "большой восьмерки" не отвечает требованиям времени. Мой коллега Кирилл Кобрин обсудил эту тему с обозревателем Радио Свобода Ефимом Фиштейном.

Кирилл Кобрин: Вот этот новый формат, который все больше и больше входит в силу, то есть "большая восьмерка" плюс страны с появляющимися или развивающимися экономиками (это как перевести emergent economics), лидеры которых приезжаю, встречаются, высказывают свое мнение и оказывают, безусловно, объективно очень большое влияние и на решения, и на общее отношение, кстати, к деятельности "большой восьмерки", вот эта глобализация не приводит ли она к уменьшению европейского компонента в деятельности "восьмерки"?

Ефим Фиштейн: Не может не приводить к уменьшению европейского компонента. Европейская печать отмечает, что формат "большой восьмерки" является анахронизмом в наше время, поскольку эти страны не являются лидерами мировой экономики давно, не говоря уже о политике. В частности, указывают, конечно же, на сомнительную роль Италии в этой группе. Италия, кстати, критикуется и как организатор. Но в целом она критикуется и как страна, которая не дотягивает до той планки, которая должна считаться естественной для лидирующих экономик мира. В группу "большой двадцатки" входят сегодня развивающиеся страны, которые давно превосходят по объему своих экономик Италию, да и многие другие европейские страны, даже Францию. Я имею в виду прежде всего страны БРИК, ну, и другие страны, входящие в "большую двадцатку". Вообще говорить о формате этой встречи сложно. Встреча начинается с участия семи лидеров плюс Россия, как известно, и продолжается в формате 16 стран, то есть приезжают лидеры еще восьми государств. И все они в общей сложности ожидают сентябрьской встречи "большой двадцатки" в Питтсбурге в Соединенных Штатах. То есть формат переменчив, изменчив и сейчас можно говорить скорее о процессе преобразования, чем о завершенном формате. Его ставят под сомнение, его эффективность прежде всего ставят под сомнение. Это не значит, что эффективность "большой двадцатки" будет намного больше, потому что многие указывают на то, что чем больше форум, чем больше число участников, тем меньше дееспособность таких организаций.

Кирилл Кобрин: Но согласитесь, что это как посчитать. Конечно, по общему объему гигантские страны, такие как Китай или Россия, могут быть больше, чем Италия. Но, с другой стороны, если мы говорим о тех благах экономических, социальных и политических, которые имеют европейские демократии, ну, в пересчете, условно говоря, на душу населения, то никакие ни Китай, ни Россия и рядом не могут находиться. Может быть, здесь аберрация подхода самого?

Ефим Фиштейн: Но ведь речь идет именно о лидерах мировой экономики, не об уровне жизни на душу населения. Уровень жизни можно просчитывать по разным показателям. Мы знаем, что существуют и другие индексы, по которым, скажем, на первом месте находится Коста-Рика, а не Италия.

Кирилл Кобрин: Люксембург и Катар.

Ефим Фиштейн: Но забудем об этом. Сейчас речь идет об эффективности этих объединений, и эффективность эта ставится всеми под сомнение. О чем идет речь? Нынешний форум "большой восьмерки" занимается тремя аспектами - выход из кризиса, борьба с климатическими изменениями и борьба с бедностью. Выход из кризиса - здесь не найдена общая позиция, вообще, даже ключ к решению экономического кризиса мирового не найден. В проекте резолюции, который уже вчера был представлен, будет, несомненно, принят, поскольку это единственный существующий проект, говорится о том, что каждая страна будет избирать собственную модель выхода из мирового экономического кризиса. Это связано с тем, что европейские страны недовольны американским подходом, где в пакете предусмотрено крупнейшее за всю историю Соединенных Штатов финансовое вливание в экономику страны. Европейские страны считают, и это устами Ангелы Меркель высказано было и на этом форуме, что этот путь грозит ростом инфляции, а следовательно, и гигантской задолженностью, которая может в результате переломить хребет европейским экономикам. Барак Обама и американские экономисты вокруг него считают, что можно будет справиться с этой угрозой и оставляют, как они говорят, двери открытыми для дальнейших вливаний.
Борьба с климатическими изменениями - здесь много абсурда, и многие указывают на бессмысленность принятия таких далеко идущих планов. В частности, в проекте резолюции говорится о том, что страны "большой восьмерки" обязуются снизить выбросы углекислого газа и других парниковых газов в атмосферу до 2050 года на 80%. Другим же, развивающимся экономикам они рекомендуют 50-процентную планку. Во-первых, перспектива, горизонт 2050 года - абсурдный горизонт. Для того, чтобы понять бессмысленность таких установок, достаточно взглянуть на 50 лет назад и подумать, о чем мы думали в 1959 году прошлого столетия.
И в области борьбы с бедностью многие указывают на то, что учет голосов развивающихся стран сейчас вряд ли заставит уже развитые страны, богатейшие страны выделять больше денег для нужд беднейших государств мира. Например, голос Южной Африки, которая входит в "большую двадцатку", вряд ли заставит Италию увеличить размеры своей экономической помощи. Это то, что пишут европейские газеты.
XS
SM
MD
LG