Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Аквиле продолжается саммит "большой восьмерки"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие журналист Джованни Бенси.

Дмитрий Волчек: В итальянском городе Аквила сегодня продолжался саммит "большой восьмерки", точнее, уже не "восьмерки" - число участников саммита растет. На линии прямого эфира итальянский журналист Джованни Бенси.
Джованни, как прошел сегодняшний день? Что обсуждали участники саммита?

Джованни Бенси: На второй день заседания саммита "большой восьмерки" в итальянском или под итальянским городом Аквила (город, разрушенный землетрясением, как известно) продолжалось обсуждение самых неотложных проблем современного мира. Рабочий день начался в расширенном формате - "восьмерка" плюс "пятерка", то есть к лидерам Италии, Франции, США, Великобритании, России, Канады, Японии, Германии присоединились также руководители ряда "пороговых", как их называют, государств, находящихся в начальной фазе промышленного развития. Это Бразилия, Индия, Китай, Мексика, ЮАР, к которым присоединился Египет. Только председателя Китая Ху Цзиньтао не было - он был вынужден вернуться в Пекин из-за известных межэтнических беспорядков.

Дмитрий Волчек: Наверное, это был самый скромный саммит за последние годы? Его участники показывают публике, что ни на секунду не забывают об экономическом кризисе. Были ли достигнуты какие-то договоренности в экономической, финансовой сфере сегодня?

Джованни Бенси: Практически нет. На встречах в четверг обсуждались вопросы, связанные с новыми источниками экономического роста, которые бы позволили мировой экономики вырваться из глобального кризиса. В этом плане большую роль играют экологические вопросы, бережное отношение к ресурсам. Говорилось о снижении выбросов в атмосферу двуокиси углерода. Но введение таких экологических правил отвергается некоторыми странами, такими как, например, Китай, который считает себя не связанным решениями, которые примет "восьмерка". Ограничения экологического характера, утверждает Китай, мешают быстрому экономическому развитию страны. Речь шла также о нахождении новых правил и этических норм с целью реформирования международных финансовых институтов, то есть о прекращении того дерегулирования, которое обусловило собой глобальный финансовый кризис.

Дмитрий Волчек: О том, что экологические договоренности саммита "большой восьмерки" означают, в частности, для России я говорил с руководителем энергетических программ российской организации "Гринпис" Владимиром Чупровым.
Лидеры "большой восьмерки" ставят целью не допустить потепления атмосферы более чем на два градуса Цельсия в течение ближайших 40 лет, а к середине XXI века сократить выброс углекислого газа в атмосферу на 80%. Звучит впечатляюще. Владимир, можно ли сказать, что в этой сфере началась какая-то новая эпоха? Ну, видимо, в основном за счет того, что Барак Обама предложил новый подход.

Владимир Чупров: И да, и нет. Действительно, лидеры стран "большой восьмерки", самых развитых стран, куда относится, кстати, и Российская Федерация, начали осознавать важность проблемы. Это очень большой прорыв в сознании высшей политической элиты мира. К счастью, Россия согласилась с тезисом, что превышение на два градуса ведет к катастрофическим последствиям, в том числе в России (до сих пор, кстати, очень много скептиков, в том числе на официальном уровне), и то, что Россия должна сократить на 80% эти выбросы.

Дмитрий Волчек: Предположим, Россия в точности решит соблюдать это решение. Что это будет означать на практике, вот эта декарбонизация экономики?

Владимир Чупров: На практике для России это будет означать, что доля нефти, газа, угля, которые сейчас используются для получения первичной энергии в России, будет снижаться. Сейчас это примерно 90%. Ну, то же самое и в других странах, пропорция примерно такая же. Разные пропорции внутри вот этой углеводородной части - сколько газ, уголь или нефть занимают, но в целом, в сумме углеводороды - это 90%. Для России это означает в наилучшем сценарии, что она должна пересмотреть свои документы стратегического планирования. На сегодня существует ряд таких документов. Это стратегия развития газовой энергетики, концепция социально-экономического развития, это генеральная схема размещения новых объектов электроэнергетики до 2020 года. И если их читать внимательно, то Россия до сих пор официально развивается по сырьевому сценарию. Что такое сырьевой сценарий? Это открытие новых нефтяных, газовых месторождений, нефте- и газопроводы, новые ЛЭП в Китай, на страны Азиатско-Тихоокеанского региона с тем, чтобы обеспечить их энергетическими ресурсами. Так вот, если Россия всерьез рассматривает эти документы, это означает, что необходим кардинальный пересмотр всего стратегического курса страны, то, что сейчас президент называет модернизацией и инновацией. К сожалению или к счастью, ни одна страна не выиграла войну на два фронта. То, что сейчас происходит, и мы это отслеживаем в выступлениях различных политиков, в самих документах это очень прослеживается, существует две точки зрения: сырьевой сценарий (это традиционный ТЭК в первую очередь, нефтяная отрасль наша) и инновационный. К сожалению, вторая представлена хуже, на сегодня это в основном политическая риторика, реального бизнеса, сильного бизнеса, который мог бы лоббировать свои интересы в Думе, в правительстве пока здесь нет и тут, к сожалению, силы пока не равные.
Для России это означает, что в России должны появиться новые институты, которые бы представляли интересы возобновляемой энергетики, вот этого самого хай-тека. Да, есть попытки, это вот нанокорпорации, это какая-то риторика по энергосбережению, но этого катастрофически мало, нужен реальный сектор, реальный бизнес, который бы этим занимался. "Гринпис" не сможет везде установить ветряки. То есть то, что происходит в мире, это делается на коммерческой основе.
Второй институт, который должен возникнуть, это политическая представленность этого нового коммерческого сектора. То есть у них должно быть какое-то представительство, ну, условно говоря, министерство возобновляемой энергетики, не ниже. Потому что в противном случае у нас опять получится, как с Министерством природных ресурсов и экологии: с одной стороны, мы занимаемся экологией, но экология находится под министерством, которое занимается эксплуатацией ресурсов. Вот чтобы избежать такого, нам нужно на уровне министра иметь того человека, который бы занимался экологическими вопросами и вопросами энергосбережения. Сегодня парадокс - в российском федеральном правительстве нет ни одной структуры, которая бы отвечала за энергосбережение, тем более за возобновляемую энергетику или делились другими функциями среди существующих органов, никого в российском правительстве нет, кто бы отвечал за эти вещи. Ну, за исключением президента, который подает политические сигналы, но эти сигналы как-то гаснут на дальних подступах. Вот такая картина у нас на сегодня есть. Вот эти два института, которые Россия должна была бы создать, чтобы реализовать эти планы.
Чем это грозит или, наоборот, что получит в качестве приза Российская Федерация в случае, если эти планы будут реализованы? Во-первых, модернизация и инновации страны, о чем говорит наш президент, потому что это означает, что мы не должны будем вкладываться в открытие новых месторождений, строительство новых городов на вечной мерзлоте, а мы должны будем наладить нормальную жизнь на уже освоенных территориях, начиная от дорог, которые уже стали притчей во языцех, заканчивая элементарным, нормальным отношением к человеку - от его рождения до обучения и так далее. Фактически новая страна, где в центре внимания будут не интересы группы олигархов, представляющих ТЭК, которая, кстати, и рулит нашей страной в настоящее время, а где были бы нормальные, стабильные, с гарантированным будущим, устойчивые условия для проживания населения, которое не зависит от нефтегазовых катаклизмов, у которого есть стабильные источники энергии. На сегодня технологии это позволяют, то есть обеспечить в том числе мегаполисы электроэнергией из возобновляемых источников, снизить потребление электроэнергии во много раз, все это есть. Вот для этого нужны институции, о которых я говорил.

Дмитрий Волчек: Это, наверное, все-таки часть очень большой проблемы - коллапса консюмеристского общества. И вы, должно быть, знаете, как вчера британский принц Чарльз произнес очень страстную речь о том, что через 96 месяцев (такой у него подсчет), если не принять каких-то радикальных мер, мир ожидается кошмар, полный климатический и экосистемный коллапс. Он считает, что как банковский сектор рушится под грузом долгов, так и системы жизнеобеспечения самой природы могут не справиться с долгами, которые сделало человечество, и мир больше не может позволить себе поощрение консюмеристского общества. Вот есть ли у российской организации "Гринпис" какой-нибудь рецепт, как отказаться от этого консюмеризма, современного капитализма (кстати, об этом говорил и папа римский перед началом саммита, о грехах современного капитализма) и спасти мир?

Владимир Чупров: Шанс есть всегда и надежда - если человечество умрет, то она умрет последней. Но сначала небольшая ремарка по поводу оставшихся 90 месяцев. Дело в том, что через 90 месяцев, это примерно 2015 год, коллапса не произойдет. Что произойдет? Человечество, если все будет продолжаться так, как сейчас, пройдет точку невозврата, когда количество выбрасываемого парникового газа в атмосферу в результате человеческой деятельности приведет к тому, что мы превысим те самые два градуса, о которых говорят ученые. И тогда уже в течение следующих лет и десятилетий нас ждут, к сожалению, необратимые социальные, экологические и экономические катаклизмы, которые сравнимы с третьей мировой войной. Почему с мировой войной? Потому что в среднем, по ВВП если считать (у господина Николаса Стерна это сравнение есть), примерно 20% ВВП будет потеряно в результате этих катаклизмов, это сотни миллионов мигрантов. Вот это тот самый коллапс, о котором говорил принц Чарльз.
Что касается консюмеризма - да, у нас есть эти программы, которые мы сейчас сформировали в отдельный проект, который называется "Зеленый офис", "Экодом". В рамках этих двух проектов мы выработали ряд рекомендаций, как вести себя в быту, как вести себя в офисе, как экологизировать помещения, в том числе жилые помещения, и поведение, как сотрудников, так и простых жителей с тем, чтобы снизить их давление на окружающую среду. Очень простые рекомендации - от ламп накаливания до простой наглядной агитации, чтобы человек просто в течение двух месяцев понял, почему важно выключать за собой свет.
Естественно, только такими мерами мы не сможем поменять существующую мировоззренческую парадигму, когда у человека в основе лежит потребление. Причем шкала ценностей, к сожалению, такова, что считается, чем больше я потребил, тем я более успешен в этом обществе. На Западе сейчас, насколько я знаю, это немножко меняется, но Россия, к сожалению, находится в такой классической стадии, когда считается, что чем больше нулей на счету, тем я более успешен. Согласны мы с папой римским, что с этим надо что-то делать и нужно менять в первую очередь мировоззренческие вещи, которые связаны с поведением обычных людей, потому что в итоге все это работает на конечного потребителя. Мы пытаемся. Это проект, который ведет конкретно наша организация "Гринпис России", "Экодом", "Зеленый офис". На нашем сайте www.greenpeace.ru эти рекомендации можно найти. Всем, кто хочет внести свой вклад в то, чтобы мы сохранили нашу планету для наших детей, пожалуйста, можете приходить к нам.

Дмитрий Волчек: Напомню, наш гость - журналист Джованни Бенси. Общий тон комментариев в итальянской прессе, в европейской прессе, связанных с этими договоренностями по декарбонизации, предотвращению глобального потепления, оптимистичный или критический?

Джованни Бенси: Итальянская и международная печать отзываются довольно скептически об этих разговорах об энергетическом секторе. Отмечается, что у многих стран нет достаточной воли заниматься развитием альтернативных источников энергии, энергоносителей самовозобновляющихся, таких как солнечная энергия, ветровая энергия и так далее. Как раз в стране, принимающей саммит, в Италии, планируется даже возвращение к использованию атомной энергии в мирных целях - для производства электроэнергии, например. Эта программа началась несколько десятилетий тому назад в Италии и в 1970-е годы была прекращена в результате референдума. Но тем не менее сейчас говорят еще об этом. Так что газеты, особенно опираясь на опыт прошлого, считают, что в этом отношении нет очень больших шансов на успех.
И вообще, газеты, как итальянские, так и международные, тоже скептически или критически относятся к перспективам успеха этого очередного саммита "большой восьмерки" и других стран. Преобладает мнение, что такая формула, как "восьмерка", как говорил раньше и наш коллега Ефим Фиштейн, на самом деле больше не соответствует требованиям времени, это какая-то олигархия не может вершить судьбы мира даже с поддержкой "пятерки" и других форматов переговоров. Многие газеты останавливаются на роли итальянского премьера Сильвио Берлускони, это неминуемая тема, конечно, который много сделал для художественного оформления саммита, там все это очень театрально идет. Но главе принимающей страны недостаточно разработать темы, подлежащие обсуждению. Конечно, ряд газет и журналов, особенно европейских, таких как английские "Таймс" и "Гардиан", французские еженедельники "Экспресс" и другие, продолжают издеваться над Берлускони в связи с его сексуальными скандалами. Газеты отмечают, что американский президент Барак Обама хвалил работу итальянского правительства, но избегал называть прямо имя самого Берлускони. Между тем, в первый день саммита во время приема у президента республики Джорджо Наполитано очень тепло отозвался о нем, как о пользующемся широкой поддержкой и высоко оцениваемом большинством итальянского населения.

Дмитрий Волчек: Вновь оживился спор о принадлежности четырех Курильских островов, оккупированных Советским Союзом. Удалось ли о чем-то договориться сегодня?

Джованни Бенси: Дмитрий Медведев встретился как раз с японским премьером Таро Асо, обсудили вопрос о четырех островах Южной Курильской гряды. Никаких результатов, однако, не было достигнуто, хотя была использована такая туманная формулировка, что отмечена конвергенция взглядов с целью изучения всех вариантов решения проблемы этих островов, принадлежность которых является спорной и так далее. Поэтому на саммите, очевидно, ничего конкретного не будет достигнуто и в этой области. Россия ответит, вероятно, в одностороннем плане на недавнее законодательное решение, которое принял японский парламент относительно Курильских островов.

Дмитрий Волчек: Я напомню о том, что после того, как парламент Японии принял закон, в котором Южные Курилы именуются исконными японскими территориями, глава Курильского района заявил об отмене визового обмена с Японией, в рамках которого сотни японцев приезжали на острова, чтобы посетить могилы родственников. Сегодня резолюция, осуждающая решение японского парламента, была принята депутатами Сахалинской областной думы.
XS
SM
MD
LG