Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Помощь от Обамы? Спасение утопающих – дело рук самих утопающих". Гости студии - Михаил Михайлин и Глеб Черкасов


Елена Рыковцева: Интернет-издание "Газета.ру" позволило себе сделать целый ряд политических выводов из меню того завтрака, которым Владимир Путин угощал Барака Обаму. Редакционный комментарий под заголовком "Лубок для Обамы" до того впечатлил одну из читательниц "Газеты.ру", что она прислала письмо следующего содержания: "Уважаемая редакция! Не понимаю, каким образом вам удалось опубликовать статью "Лубок для Обамы" в условиях цензуры СМИ. Взятку дали (сколько, кому) или такая статья зачем-то нужна "тирану"? (Тут, я думаю, имелся в виду не Обама – Е.Р.) Или у вас какие-то договоренности с властями? Спасибо за ответ. Ольга".

О содержании этого конкретного произведения мы говорим с колумнистом "Газеты.ру" и редактором отдела политики газеты «Коммерсант» Глебом Черкасовым. Через несколько минут к нам придет Михаил Михайлин, главный редактор «Газеты.Ру».

Перед тем, как обсуждать текст "Газеты.ру" "Лубок для Обамы", я предлагаю вам послушать выдержки из всех ведущих московских изданий, которые касались того же самого завтрака Путина и Обамы, в которых (сразу подчеркиваю) нет ни тени иронии.

"Время новостей": "На столе, покрытом павловопосадскими платками, кипел настоящий русский самовар, а раздувал его настоящим русским сапогом официант в красной косоворотке. В меню завтрака значились яйца с черной икрой, пельмени с перепелками и оладьи с клюквенным джемом и копченой белугой. Неизвестно, догадался ли президент США, для чего нужен самовар, хотя вряд ли он ожидал, что оттуда польется утренний кофе или холодный апельсиновый сок. "Спасибо, что приготовили такую хорошую погоду", - решил на всякий случай поблагодарить г-н Обама".

"Газета": "Начать выстраивать российско-американские отношения заново Путин пригласил Обаму за завтраком "в российском стиле". Американского президента угостили копченой белугой c оладьями, яйцами с черной икрой, пельменями с мясом перепелки, клюквенным мармеладом, вишневым киселем. Совместным завтраком оба собеседника остались довольны".

"Коммерсант": ""Нам приготовили хороший завтрак в русском стиле!" – Путин кивнул на дядьку на веранде в красной косоворотке, шароварах и в сапогах, подпоясанный развесистым кушаком. Барак Обама подошел к окну, посмотрел на русского официанта как на русского медведя, несдержанно поблагодарил премьера за такую хорошую погоду на улице. На веранде президенты провели почти два с половиной часа вместо запланированного часа. За час и в самом деле непросто было одолеть и копченую белугу с оладьями и мармеладом из клюквы, и яйца с черной икрой, и пельмени из перепелки, и мороженое из домашней сметаны. Запить все это баловство им предстояло киселем из вишни".

"Комсомольская правда". За полчаса до приезда Обамы на веранде раздули самовар по старинной традиции. Официант в красной косоворотке забрасывал в самоварную топку щепки. Стол накрыли павловопосадским расписным платком. Ширму раздвинули, и Путин с Обамой перешли к столу. Завтрак оказался затейливым: копченая белуга с оладьями и мармеладом из клюквы; яйца с черной икрой и сметаной; пельмени из перепелки; кисель из вишни и мороженое из домашней сметаны".

"Московский комсомолец". "Завтрак Путина и Обамы прошел в чисто русском стиле. Начался он с копченой белуги с оладьями и мармеладом из клюквы, а затем президент и премьер отведали яйца с черной икрой и сметаной. На горячее собеседникам подали пельмени из перепелки, а закончилась основная часть завтрака киселем из вишни с мороженым из домашней сметаны".

"Известия". ""Мы приготовили вам завтрак в русском стиле", - сказал Путин Обаме. На столе разместилась копченая белуга с оладьями и мармеладом из клюквы, яйца с черной икрой (надо полагать иранской) и сметаной, а также пельмени из перепелки: все что, собственно, так любят есть русские".

Елена Рыковцева: Я думаю, что наши слушатели уже наизусть запомнили это меню завтрака, которые газеты вполне серьезно называют "завтраком в русском стиле", а газета "Известия" уверена, что это именно то, что так любят есть русские, хотя подавляющее число русских, я думаю, ничего в жизни такого не пробовало.

Глеб, вы ели, например, копченую белугу с оладьями и мармеладом из клюквы?

Глеб Черкасов: В таком сочетании нет. А оладьи с копченой белугой мне как-то встречались.

Елена Рыковцева: А яйца с черной икрой и сметаной, например?

Глеб Черкасов: Обычно без сметаны бывало в тех случаях, когда пробовал.

Елена Рыковцева: И хотя все это называется «типичным русским», но тем не менее как-то не получается у нас вспомнить, чтобы кто-то из нас это пробовал. А я-то всерьез обиделась как раз за павловопосадские платки. Потому что их там накрывали почему-то на стол, а я, между прочим, покупала на Павелецком вокзале этот платок и ношу его по праздникам. Больно и обидно, что, оказывается, скатерть у меня на плечах была все это время.

И вот тут появляется "Газета.ру", которая все это великолепие обзывает лубком, а потом еще делает целый ряд далеко идущих выводов в отношении американской политики в России: "Те самые универсальные демократические ценности, о которых в каждой речи, начиная с инаугурационной, говорит президент Обама, вовсе не ценны и не интересны для большинства россиян. И пока путинский авторитаризм обеспечивает прожиточный минимум хлеба и зрелищ, интерес к этим ценностям вряд ли вырастет настолько, чтобы поддержка российской оппозиции со стороны американской администрации вышла за рамки дежурных встреч с ее избранными представителями.

Российских оппозиционеров США всерьез поддержат только тогда, когда увидят, что действительно "много русских", как написал Немцов, "не желают принимать недемократическую судьбу для своей страны и готовы поддержать свободу".

Сделать так, чтобы таких русских стало много, – не дело Обамы и США. Пока же приходится общаться с теми правителями, которых, пусть и по умолчанию, не голосуя вовсе, выбирают те русские, которых много сейчас.

А потому пока встреча американского президента с российскими оппозиционерами – такая же экзотика, такой же лубок, как "настоящий русский завтрак" с черной икрой".

Глеб, я так понимаю идею этой статьи: игрушечная поддержка. Это такая же показуха, как показуха этот "русский завтрак". Это поддержка, немного чего дающая этой оппозиции. Так?

Глеб Черкасов: Я согласен. Дело в том, что, на мой взгляд, не очень правильно ставится вопрос о том, что российскую оппозицию кто-то должен поддерживать. Главная поддержка русской оппозиции должна исходить от нее самой и от ее сторонников. Должен также отметить, что вот эту встречу Обамы с оппозиционерами можно сравнить с тем, кто встречался с Борисом Ельциным в конце 80-х годов. Уж точно был человек более популярный, ведущий за собой людей. Однако президент США в ходе первого визита туда Ельцина в 1989 году, с ним, по-моему, не встречался - встречался вице-президент. Обама демонстрирует некий новый стиль. Он такой Мистер-встречаюсь-со-всеми, разговариваю со всеми. Он провел встречу, узнал мнение людей, которые выступают против курса в той или иной степени. Потому что на этой встрече были самые разные люди. Был Геннадий Зюганов, действительно, представляющий серьезную политическую силу, но она далеко не так оппозиционна, как та же "Солидарность".

Елена Рыковцева: Задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: может ли помочь Барак Обама в том, чтобы в России появилось побольше приверженности ценностям демократии, или это исключительно личное дело россиян? Глеб, вы говорили о том, что очень разные люди присутствовали на этой встрече. Я так понимаю, что некоторых и оппозицией-то назвать с трудом можно.

Глеб Черкасов: В целом, там были оппозиционные политики. Другой вопрос, я не уверен, что представлен весь спектр существующей оппозиционной политики. Скажем так, такой статусный и немного лубочный ряд.

Елена Рыковцева: Тем не менее, есть мнение у "Газеты.ру", что российских оппозиционеров США всерьез поддержит только тогда, когда увидит, что, действительно, много русских готовы разделять судьбы демократии. Что значит "США всерьез поддержат"? Каким образом США всерьез могут поддержать ту или иную силу в России?

Глеб Черкасов: Я думаю, что имеется в виду всерьез разговаривать. Потому что пока это ознакомительная встреча. Обама сделал большой реверанс, что встретился с этими людьми. Это, кстати, само по себе очень большая поддержка, на мой взгляд, потому что степень их влияния достаточно ограничена. Но разговаривать с ними по более содержательным пунктам, нежели обсуждались, он будет действительно, когда за ними будут стоять миллионы избирателей, готовые их поддержать, готовые за них голосовать и защищать свои голоса.

Я хочу обратить внимание, что в рамках этой беседы поднимался вопрос о санкциях против Кубы. С моей точки зрения, всерьез обсуждать российской оппозиции с американским президентом вопрос о санкциях Кубы как-то, наверное, не стоит. Это такой вольный разговор, вполне сопоставимый с павловопосадскими платками на столе.

Елена Рыковцева: Кстати, Глеб, один мой знакомый, когда услышал про иранскую икру, сказал, что здесь есть скрытый подтекст. Почему иранскую? Потому что другой черной икры не может себе позволить председатель российского правительства подавать, потому что тогда это контрабанда. А иранская икра вроде как не контрабанда, поступает по официальным каналам в Россию. И то, что президент Америки должен был поесть иранского… Вот так люди воспринимают - как некий скрытый намек.

Глеб Черкасов: Наверное, все-таки дело в том, что никакой легальной икры, кроме иранской, сейчас не существует. Черная икра – это часть такого лубочного абсолютно рашен стайла.

Елена Рыковцева: Нам уже пишут, что "путинский завтрак в русском стиле – в стиле "Большой разницы"". Также пишет Марина, что "завтрак с сапогом около самовара абсолютно в стиле полублатной фени, на которой разъясняется президент". "Опять позор для России после ботинка Хрущева. Когда кончится этот срам". Да, сразу ассоциация возникает – ботинок Хрущева и сапог, которым раздували этот самый самовар. Вы считаете, Глеб, такой уж срам большой все это шоу?

Глеб Черкасов: Нет, почему. Это такая нормальная практика немного этнографической встречи дорогого гостя. Она не только у нас существует. Давно, уже лет 10 как, такой немного рашен лубок стайл используется при встрече дорогих гостей. Почему нет? Это может нравиться или не нравиться с эстетической точки зрения, но плохого в этом уж точно ничего нет. Мне кажется, что этой икре и оладьям придается слишком большое значение. В конце концов, это же не закрытая информация. Можно посмотреть, чем обычно угощают наши на всяких саммитах. Всегда примерно один и тот же набор продуктов. Дай бог, значит, есть чем угостить гостей. Гораздо интереснее то, что в ходе всех этих встреч, Обама увидел только определенную часть общества, которая, как раз под этот лубок и подходила. Потому что я не уверен, что были собраны все экономические, все политические силы, которые есть в стране, что, исходя из этого ряда, можно составить себе впечатление от партийного какого-то спектра. Он встретился с "Единой Россией" – это Владимир Путин (он же их лидер), встретился с частью оппозиции. Но это тоже наша проблема, что наша партийная система, имеющиеся у нас политические партии, зарегистрированные и не зарегистрированные, не отражают всего спектра настроений в обществе. Поэтому Обама имел дело с тем, с кем мог иметь дело.

Елена Рыковцева: Это очень интересно. А кто был не представлен, какие силы существенные?

Глеб Черкасов: Можно как угодно относиться к этим людям, но у нас достаточно сильны националистические настроения. Имел возможность Обама поговорить с людьми, которые исповедуют эти настроения? Нет. Ни там, ни сям их не было. Я не уверен, что в настоящий момент КПРФ и ее лидер Геннадий Зюганов отражают весь спектр левых настроений. Но есть кто-то, кого можно пригласить? Нет. Это наша общая проблема, что какая-то часть политического спектра достаточно искусственно зажата, достаточно искусственно не пускается в какую-то публичную политику, не может структурироваться и, соответственно, не может представить свою точку зрения. Соответственно, американский президент может встречаться все-таки с какими-то более или менее статусными людьми. Это тоже наша проблема. Это тоже нам надо как-то решать.

Елена Рыковцева: Послушаем Анатолия Сергеевича из Москвы. Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Я хочу сказать, что у нас с 90-х годов традиции выработались, что наша оппозиция бегает жаловаться за океан. В прошлый визит Буша Ирина Ясина бегала к нему жаловаться, что у нее кормушку отняли в виде "Открытая Россия". Теперь вот опять наша оппозиция бегала жаловаться к Обаме. А завтрак в а-ля русском стиле… Он, конечно, не полностью был представлен. Там не хватало еще удобств во дворе.

Елена Рыковцева: Глеб, что вы скажете?

Глеб Черкасов: В 90-е годы те, кто был в оппозиции, и те, кто в оппозиции сейчас, они немного различались. Потому что в 90-е годы многие из тех, кто сейчас в оппозиции, были у власти. Что касаемо привычки бегать, у нас все-таки смешивают два понятия. У нас смешивают контакты, у нас смешивают общение (нормальное политическое общение) с представителями других государств с целью донесения своей позиции, и есть момент так называемых жалоб. Такое тоже существует, когда к государственным деятелям других стран обращают призывы – помогите нам. А чем можно помочь? Все-таки XXI век. Станьте чем-то, тогда с вами будут разговаривать всерьез.

Елена Рыковцева: Приходит много сообщений. Наших слушателей очень впечатлило меню завтрака. Они реагируют на него. Я не удивляюсь. Между прочим, хотя и на полном серьезе, но газеты хотя бы приводят это меню. Потому что я вдруг обратила внимание на то, что на российских государственных каналах, которые освещали этот завтрак, ни слова не говорилось об этих блюдах. Только канал РЕН-ТВ, который много себе лишнего позволяет с точки зрения государственной пропаганды, это меню перечислил. Самое смешное, что и государственная "Российская газета" единственная, которая не стала перечислять все эти яйца с белугой. Не знаю, есть в этом какая-то тактика, но государственная пресса не акцентирует внимание на такого рода мелочах, как меню этого завтрака.

Сергей спрашивает, у него медицинский вопрос: "Если они так завтракают или пьют чай, то как же они обедают, полдничают и ужинают? Так недолго и заворот кишок получить". Действительно, меню впечатляет именно с точки зрения медицины. Но вообще-то, они просто не едят. Они разговаривают.

Глеб Черкасов: Я за этими столами не сиживал, бог миловал. Во-первых, не обязательно, что они все съедают подчистую из того, что предлагается.

Елена Рыковцева: (Смеется) Да, трудно представить.

Глеб Черкасов: Да, можно представить, что съедают все, просят добавки, да еще и с собой берут. А, во-вторых, да, эти завтраки скорее такого ритуального плана. Можно чем-нибудь закусить, но не так все страшно.

Елена Рыковцева: Не воспринимайте все это всерьез. Будем надеяться, что не было это съедено, иначе нужно опасаться за некоторые процессы в некоторых желудках. Геннадий Сергеевич из Смоленской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Здравствуйте! Разве при тоталитарно-коррумпированном режиме, существующем в России, может быть оппозиция? Вы назвали только две фамилии – Зюганов и Миронов. Вы всерьез считаете их оппозицией? Оппозиция – это тогда, когда лидер может вывести на Красную площадь в защиту интересов прав народа миллион-полтора. Вот это оппозиция.

Глеб Черкасов: Дело в том, что полтора миллиона на Красную площадь не поместятся. Я понял ваш вопрос. Миронов, конечно, никакая не оппозиция. Миронова вообще сложно классифицировать как некую политическую силу. Зюганов в большей степени оппозиционный, хотя он вполне встроен в существующую политическую модель.

Оппозиция – это люди, которые могут собрать голоса на выборах, и потом (и это очень важно, у нас это часто опускается) защитить их. Оппозиция может быть всегда. Вопрос в условиях, в которых эта оппозиция работает. Нынешние условия в нашей стране совершенно не располагают к такой привольной жизни оппозиции, как это было в 90-е годы. Однако уверенности в том, что существующие оппозиционные группы используют все имеющиеся у них возможности, у меня нет. Скорее это тоже такой лубок. Скорее это такие профессиональные оппозиционеры, которые привыкли как-то обозначать свое несогласие с проводящимся курсом, не предпринимая никаких существенных действий.

Елена Рыковцева: И я обращаюсь к главному редакторы Газеты.Ру Михаилу Михайлину. У вас под этим самым текстом размещены комментарии читателей, один из которых пишет: " Не понимаю, каким образом вам удалось опубликовать статью в условиях цензуры СМИ. Взятку дали (сколько, кому) или такая статья зачем-то нужна "тирану"?".

Михаил Михайлин: Вся редакция работает в "Газете.ру" за заработную плату. Глеб был у нас начальником отдела комментариев до сентября 2006 года, если не ошибаюсь. Вот такого рода редакционные статьи планировались с ним, с ним обсуждали. Никто нам взяток не давал. Обычно на редколлегии обсуждается главная редакционная тема дня. Мы обсудили некоторые параметры визита Обамы и решили, что один из самых интересных пунктов – это встреча с оппозицией, с той лубочной оппозицией, которая Обаме подсовывается, с той нелубочной, которая есть на самом деле. Вот он встретился. Мы предположили, как эта встреча будет проходить. Я не знаю, почему читатель считает, что нам дали взятку. Меня это удивило. Лучше бы написал "минус 1" или "плюс 1", как обычно пишется в ЖЖ на такого рода заметки, и было бы нормально.

Елена Рыковцева: Между прочим, есть еще один отклик очень любопытный. Сначала он цитирует вашу статью: "Сделать так, чтобы русских, ценящих демократию, стало много, не дело Обамы и США". А читатель вам отвечает: "Еще как дело Обамы и США! Альтернативная энергия, как можно ниже цена на нефть – и конец российской керосиновой лавке".

Глеб, это действительно методы, которыми администрация США может увеличить количество приверженцев либеральных ценностей в России?

Глеб Черкасов: Если администрация США будет всерьез заниматься альтернативными источниками энергии, если она будет что-то делать с ценой на нефть, то судьба русской оппозиции будет последним вопросом, который придет в этом ряду в голову. Это будет последний момент, который будет ее интересовать. Потом, связь высокой цены на нефть и крепости режима не так очевидна. Последний год это ярко продемонстрировал.

Елена Рыковцева: Михаил, какой смысл вы вкладывали в эту фразу, что российских оппозиционеров США всерьез поддержит только когда увидит, что действительно много русских разделяют эти ценности? В чем, с вашей точки зрения, должна эта самая серьезная поддержка состоять?

Михаил Михайлин: У США есть конек внутриполитический и внешнеполитический – это поддержка демократических ценностей. Я предполагаю (я доподлинно не знаю, конечно, могу предполагать из заявлений представителей администрации и самого Обамы), что уровень демократии в России для США, мягко говоря, неадекватный. Они, конечно, надеялись, что уровень ценностей демократических, привитых нам в 90-е годы, в годы 2000-е и последующие десятилетия, будет только развиваться. Но со сменой властных структур, с изменением правил игры, с изменением ситуации экономической внутри страны и некоторого внешнего фактора демократические ценности стали уходить на второй план. Режим стал задумываться не о том, чтобы эти ценности развивать, как это было в 90-е годы, режим задумался о том, чтобы максимально оградить себя от тех демократических свобод, которые были предоставлены именно тогда. Соответственно, именно в это время происходило подавление демократических ценностей. То, о чем, видимо, говорил Глеб.

Будут ли поддерживать США демократию, как только увидит, что большинство русских стали демократами? Я думаю, что нет. Зачем это делать? Поддержка демократии в Ираке и в Афганистане выливается обычно, мы сами знаем во что. Смотреть за тем, что в России происходят демократические процессы, конечно же, они будут. Просто, исходя из того, как будет строиться наша внутренняя политика, США будут выстраивать с нами свою политику внешнюю. Вот и все.

Елена Рыковцева: Олег из Москвы, здравствуйте! Что вы скажете?

Слушатель: Первым делом я хочу ответить на ваш вопрос. Я думаю, что Барак Обама может содействовать увеличению числа демократов в нашей стране, если перестанет расширять НАТО под предлогом того, что Россия недостаточно демократическая. Логика простая. Если вы будете демократами, мы вас не тронем. Но если у вас демократии не будет, мы сотрем вас с лица земли и поступим так, как с японцами. Но мы ведь на Америку не нападали, и даже не радовались, в отличие, скажем, от арабов, когда наступило 11 сентября. Так что, мне кажется, это абсолютно отвратительное поведение по принципу – будьте демократами, либо вымрете.

А вопрос у меня есть. Описали весь этот замечательный завтрак. Среди прочего я обнаружил там перепелок. А ведь сейчас идет Петров пост. И наши руководители регулярно ходят в храм. Кто-то даже заметил, что Медведев почему-то двумя пальцами крестится. Путин все время хвастался, что у него есть свой духовник. И вот у меня такой вопрос – присутствовал ли при этом Путин?

Елена Рыковцева: При поедании этих перепелиных пельменей? Конечно, присутствовал! Так он же их и подавал эти пельмени, условно говоря, и практически ел.

Слушатель: Понятно! Как соотнести такую двуличность, я уж не говорю, о контрабанде или о браконьерстве черной икры.

Елена Рыковцева: Глеб, отступила оценка американской политики перед такими заявлениями нашего слушателя. Как мог позволить себе в пост Путин перепелкой эти пельмени нафаршировать, а еще и съесть?

Глеб Черкасов: Я думаю, что ни я, ни уважаемые слушатели не видели, что ел Путин.

Михаил Михайлин: А может и ел, на самом деле. Есть же какие-то каноны нарушения поста. А потом Петров пост, насколько я знаю, как человек верующий, самый легкий из всех. Может быть, считается, что во время приема гостей этот пост можно нарушить. Я не знаю. Потом Путин, на самом деле, духовником никогда не хвастался. Я, например, не видел ни одного официального подтверждения с его стороны, что у него есть духовник.

Елена Рыковцева: Михаил из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: В свое время Владимир Ильич Ленин, заигрывая перед российским народом сказал, что каждая кухарка должна уметь управлять государством. Получилось так, что дети этих кухарок в настоящее время управляют государством. В государстве, в котором большое количество бомжей, большое количество бесправных пенсионеров.

Елена Рыковцева: Это вы все к чему?

Слушатель: Этот красноречивый завтрак, о котором вы так красноречиво говорите, как раз и характеризует поведение нашего правительства – знай наших!

Елена Рыковцева: Читаю пейджер.

"Интересно, сколько перепелов было уничтожено в родном отечестве для ихних завтраков и обедов?"

Михаил Михайлин: У нас такой экологический эфир получается.

Елена Рыковцева: Александр из Сызрани имеет в виду всю сумму завтраков такого рода.

"Поплакалась оппозиция в жилетку американскому президенту. Что дальше? Будут ждать помощи от него?", - Валентина из Москвы спрашивает вас Михаил.

Михаил Михайлин: Помощь от Обамы? Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Какой помощи можно от него ждать? США регулярно делают заявления о том, что, еще раз повторяю, недовольны уровнем демократии в России, недовольны состоянием гражданского общества. На самом деле, довольно показательно, что теперь в той самой комиссии Гор-Черномырдин или Клинтон-Лавров, которая выстроилась после визита Обамы в Москву, представителем гражданского общества будет Владислав Юрьевич Сурков. Это совершенно замечательная история, на мой взгляд. Если Сурков Владислав Юрьевич представит гражданское общество в том свете, в котором он представляет его нам, наверное, опять-таки США еще раз скажут, что они недовольны развитием демократии в России.

Елена Рыковцева: "Наверняка Обама хочет помочь России, но сможет ли? Ведь Кремль, пока не сменится политический курс, будет всячески сопротивляться. Дипломатия тут по боку. Ведь ни в одной цивилизованной стране нет такой кучи проблем, как у нас", - пишут Майоровы.

Каратаев Александр: "У нас каждый оппозиционер имеет в виду демократию только для себя. И больше всего о демократии кричали те, кто поддержал ее расстрел в 1993 году. А сейчас, кто остался не удел, тот сразу стал оппозиционером-демократом. Хорошо, что национальный колорит во время завтра удалось подчеркнуть. Плохо то, что не каждый русский может себе это позволить".

Еще один Александр пишет: "Намек был тоньше. Иранская икра, самовар, раздуваемый сапогом, в прошлом наши ракеты кодировали именем "Самовар". Иран выходит к Индийскому океану. Получается намек американцам, где Россия собирается вымыть сапоги". Вот какой политический подтекст был у этого завтрака, на самом деле.

"Меню по-путински должно быть в каждой рядовой столовой России", - так считает слушатель Добрый. Вашими бы устами, да мед бы пить.

Михаил Михайлин: Икру есть.

Елена Рыковцева: Светлана Ивановна пишет: "Они же понимают, что если этот традиционный "русский завтрак" показать по госканалам, которые только и видят жители наших деревень и маленьких городков, что будет с этими жителями, особенно сейчас в кризис и безработицу".

Глеб Черкасов: Кстати, я думаю, ничего особенного не будет, потому что предполагается, что люди, которые у власти, принимая гостей, должны показать силу страны. Это не вызовет никакого…

Елена Рыковцева: Народ уже привык к показухе, к олимпиадам, к евровидениям и такого рода завтракам.

Глеб Черкасов: Скажем так – угощениям.

Елена Рыковцева: Да, его уже этим не удивишь.

Слушаем Александра из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Добрый день! Помогать не надо оппозиции. Я, например, человек, который никогда не был оппозиционером, но с 1 января я и мои друзья абсолютно точно ими будем. Потому что, не давая возможность в этот кризис нам заработать, а мы представители среднего класса, с нового года нам обещают поднять налоги на коммерческое приватизационное жилье, которое мы купили с большим трудом. Машины, на которых мы ездим, хотя обложить налогом в три раза больше. И вот это давление автоматически выдавить нас на улицу. Мы будем действовать. Но в отличие от ручной оппозиции, мы сделаем так, что все поменяется в стране. Можете быть уверены. Спасибо!

Михаил Михайлин: Какое очень жесткое мнение. На самом деле, давно такого не слышал. Вообще, мне кажется, что ситуация с оппозицией в России сильно критическая. Потому что есть ручная оппозиция, управляемая из Кремля. Это понятно. Это Борис Титов, который теперь оставил "Деловую Россию" и пришел избираться в Мосгодуму. Есть ручной Зюганов, есть некий Жириновский, который…

Елена Рыковцева: Который даже не считается за оппозицию. Его даже не позвали на эту встречу.

Михаил Михайлин: Но как бы он есть. А та сторона, которая была оппозицией раньше, наверное, до выборов 2003 года, серьезные ребята Немцов, Хакамада, у меня такое ощущение, что они просто уже устали. Они реально устали быть оппозиционерами. Они занимаются уже просто своими делами. Но при этом есть некоторая политическая ниша, некоторая политическая платформа, которую кроме них никто больше не занял. Поэтому Борис Ефимович, мною глубоко уважаемый, все равно в этой нише остается. Просто кроме него этого пока что никто не делает. Был у него Белых. Ясно теперь, чем он занимается. Ирина Хакамада занимается своими книжками, общественными программами, занимается своим бизнесом. Григория Алексеевича я увидел по телевизору дня 2-3 назад первый раз за много-много времени. Кто входит в эту нишу? В этой нише реально сейчас никого нет. И даже Маша Гайдар, которая думали, что вот она теперь сейчас скоро начнет, пойдет по стопам отца, будет строить свободное общество, помогать, молодое поколение оппозиционеров и все остальное… Кто она сейчас? Сейчас она борется с прокуратурой будущей Вятки за свое назначение то ли советником, то ли премьером, то ли кем-то у Белых. Вот и все. Глеб, что ты об этом думаешь?

Елена Рыковцева: Да, предел мечтаний.

Глеб Черкасов: Проблема того, что у оппозиции не случилось второго дыхания, не случилось второй волны молодых продвинутых людей, она сейчас, на самом деле, одна из самых ключевых. Потому что, когда те же полулубочные, полуреальные коммунисты называют политиков, которые вот типа смена подросла, а им в среднем 50 лет, смены в 50 лет не бывает.

Если говорить о демократической оппозиции, я абсолютно с Михаилом. Потому что возможно Немцов бы и отошел немного в сторону и пропустил молодых, но он это сделал 4 года назад. И все, что получилось – это Никита Белых, который опять же известно, чем сейчас занимается. Беда в том, что есть такой изначально лубок, а есть люди, которые вынуждены тянуть лямку без всякой перспективы.

Конечно же, очень в сложном положении оказывается американский президент. Но жалеть его не приходится. Возможно, он, встречаясь со всеми и разговаривая со всеми, может быть, хотел поговорить с другими людьми, которые предоставили бы ему чуть более интересную картину – не приятную глазу, а именно интересную. Но ему встречаться не с кем.

Елена Рыковцева: Я бы, например, всех этих президентов встречала с журналистами. Если они хотят реальную картину, то нормально посадить из газеты "Известия" одного человека, одного из газеты "Коммерсант", третьего – из "МК", четвертого – из "Комсомольской правды " и одного из "Газеты.ру", взвешенного, сбалансированного. И все! Правда же, Глеб - реальная картина страны.

Глеб Черкасов: Все-таки президент должен разговаривать с политиками, а уже потом с журналистами.

Елена Рыковцева: Смотря какая задача. Если получить сбалансированную, реальную картину, более или менее приближенную к действительности происходящего в стране – это одно. А вторая задача – познакомиться с политическим спектром этой страны. Это другое. Это две разные задачи.

Михаил Михайлин: Все-таки у Барака Обамы, я так предполагаю, есть определенного уровня советники, которые регулярно встречаются с журналистами. Мы все прекрасно это знаем, потому что переговоры происходят не только у нас, но еще и в "Известиях", в "Коммерсанте". Довольно большой спектр людей приходят к журналистам и разговаривает.

Елена Рыковцева: Смотрите, как они оба отбиваются от встречи с Бараком Обамой. Я им предложила практически "круглый стол"…

Михаил Михайлин: Нет, почему. Почему отбиваемся. На самом деле, мы направили запрос на интервью с Бараком Обамой. Ждем ответа. Направили довольно давно.

Елена Рыковцева: Интервью, это когда он вам рассказывает, а беседа – это когда вы ему рассказываете, вы его информируете о том, что в стране происходит, как вы это видите. Вот я предлагаю вам какой формат. А вы оба говорите – не наш уровень.

Михаил Михайлин: Это мы не его уровень, на самом деле.

Смех в студии

Елена Рыковцева: Я это и имела в виду, что вы про себя так говорите. Почему же вы себя так низко оцениваете?

Михаил Михайлин: Дело, конечно, в другом. Для того чтобы общаться с журналистами, есть послы, вручают верительные грамоты, вызывают к себе журналистов…Есть два важных пункта в визите Барака Обамы, как мне кажется. Пункт первый. Он приехал в России все-таки довольно быстро. Он приехал в Россию практически в первое полугодие своего правления США. Это, конечно же, не первый визит, но уже сейчас можно понять, что этот визит важный. Конечно, Россия не является приоритетным направлением в политике США. Конечно же, это такая немножко провинциальная история. Пожалуй, из провинциальных историй – эта история наиболее важная. Сроки визита Барака Обамы это подсказывают.

Вторая история тоже очень важная в плане визита Обамы, как мне представляется, он приехал посмотреть - а что тут у вас. Это подчеркивает тот спектр людей, с которыми он общался. Ведь он не отказывался от общения ни с кем. Он переговорил по протоколу с президентом страны. Он переговорил с бывшим президентом, ныне премьером страны. Причин было две: первая – я встречаюсь с ним, потому что он еще оказывает влияние на российскую политику (это очевидная вещь), вторая – это бывший президент. Все мы прекрасно знаем, что в традиции американской бывшие президенты играют определенную роль, пока они живы, во внутренней и внешней политике США.

Елена Рыковцева: Потому что они всегда президенты.

Михаил Михайлин: Да, потому что они всегда президенты, конечно. Встреча с Михаилом Сергеевичем Горабчевым, встреча с оппозицией, встреча с бизнесом. Он приехал посмотреть, что тут у вас. И каждый был волен говорить то, что он хочет на этих встречах. Вот он посмотрел – сделал мнение. Дальше появляется рабочая комиссия. Рабочая комиссия – Клинтон-Лавров. В комиссию входит примерно 20 групп по разным направлениям. Сами американцы ждут, что теперь покажем мы им. Они думают. Я разговаривал с некоторыми экспертами. Они предполагают, что следующая встреча Медведева и Барака Обамы, если понимаем серьезность их намерений и серьезность общаться с нами, должна состояться в разрыве 4-6 месяцев. Если она состоится примерно в этом промежутке, они поймут, то есть Барак Обама поймет, что сигнал, который он послал сейчас, получил некоторую почву, получил некоторые ростки здесь, в России. Если этого не произойдет, он прекрасно поймет, что США для России является той же самой провинциальной историей, причем уже даже не первостепенной провинцией, а третьестепенной провинцией, если он этого сигнала не увидит. И в зависимости от этого, он уже будет выстраивать свою внешнюю политику по отношению к России.

Елена Рыковцева: Подождем – увидим, получается.

Михаил Михайлин: Да, абсолютно так.

Елена Рыковцева: Андрей из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!

Слушатель: Добрый день! Я хотел бы вернуться к завтраку.

Михаил Михайлин: Уже скоро обед!

Елена Рыковцева: Давайте, возвращайтесь. От него нам не уйти сегодня.

Слушатель: Дело в том, что сапог, насколько мне показалось, я видел этот сюжет, это из коптерки кремлевского полка, абсолютно новенький. Но это итальянское производство. А для экзотики я бы все-таки на перепелок не тратился особенно, тем более, что Петров пост, действительно. Нужно было подать обычную пареную репу и постные щи, но предложить их хлебать как положено на Руси лаптями. Вот тогда Обама проникся к России.

Елена Рыковцева: Андрей, опять – ну, что значит "как положено на Руси". Вы уже как пресса, которая говорит, что это типичный русский завтрак. Сергей пишет, интересное наблюдение: "Мне почему-то показалось, что Обама, встречаясь с политбомондом и элитой страны, смотрел на нее с презрением, потому что в ответом вопросительном взгляде нашей элиты читалось – дайте побольше долларов и признайте нас. Это ничего, что мы воры и проходимцы, все состояния в мире созданы нечестным путем". Сергей, если вы имеете в виду встречу Обамы с оппозицией, то где же вы видели эти взгляды? Их нигде не показывали ни на одном канале. Единственный РЕН-ТВ, который об этом рассказал, но я там тоже картинки не помню.

Михаил Михайлин: На самом деле, последние несколько лет американские фондовые игроки довольно серьезно надували пузырь, российский в том числе. За последние 5-7 лет Россия получила столько долларов, что на Америку грех жаловаться. Другое дело, что этими долларами никто не воспользовался, в том числе и наше правительство.

Елена Рыковцева: Завершаем на этом программу "Час прессы" на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG