Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судьба духоборов, или Почему русские переселенцы из Грузии подумывают вернуться на Кавказ


Ирина Лагунина: В начале июля газета «Аргументы недели» опубликовала статью «Тамбовское право. Русские переселенцы из Грузии подумывают о возвращении на Кавказ», в которой говорится о проблемах переселенцев из Грузии, духоборах. Два года назад они начали переселяться в Россию, где стартовала Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. Первые тридцать семей уехали в середине 2007 года, потом еще. Но в России они столкнулись с проблемами, о существовании которых их никто не предупреждал. Рассказывает Олег Панфилов.

Олег Панфилов: О духоборах в Грузии знали многие, поскольку жили они с середины 19 века, и до сих пор многие села напоминают о них – Богдановка, Новоалексеевка, Тамбовка, Орловка. Кажется, ничего сложного во взаимоотношениях с местным населением не было, но вдруг, поддавшись на уговоры российского посольства в Грузии, духоборы начали собираться на историческую родину. Я попросил двух своих коллег рассказать об истории с переселением. Это Зураб Двали, он по телефону из Тбилиси, и Михаил Карасев, тамбовский журналист.
Зураб, как это происходило два года назад?

Зураб Двали: По инициативе посольства России в Тбилиси была приглашена целая колонна грузовых машин МЧС с территории России, которые проследовали по Военно-грузинской дороге в Тбилиси, потом дальше в регион Джавахетия. И с помощью этой огромной колонны грузовых автомобилей были вывезены сотни семей духоборов из этого региона. На самом деле была довольно странная ситуация, потому что мы знаем, что обычно такие усилия Россия прикладывает в тех вопросах, которые требуют острого и быстрого реагирования. Духоборы прекрасно себя чувствовали на территории Грузии, они жили компактно, никто их не обижал, то есть никаких этнических, религиозных или других проблем у них с местным населением, с грузинами, с армянами не было. Почему вдруг и так неожиданно и так быстро Россия решила переселить этих людей с территории Грузии мне до сих пор, честно говоря, непонятно. Фактически эти люди жили огромной общиной, очень обособленно, сохраняли свои действительно исторические традиции. Это был маленький уголок старинной России на территории Грузии. Попадая в Богдановку, в Гореловку, в другие села, можно видеть, как абсолютно славянские люди, славянской внешности в старинных русских одеждах ездили на повозках, запряженных лошадьми. У них был даже специфический говор, которого не было давно уже ни в одном регионе России. Зачем надо было нарушать этот быт и с какой мотивацией, непонятно. Потому что после того, как их вывезли, эти дома пришли в запустение, на их место переселились армяне. Этот микроклимат, эта микроаура, которая существовала, этот дух духоборов сразу же пропал.

Олег Панфилов: То есть не было географических, этнических или экономических проблем?

Зураб Двали: Абсолютно никаких проблем не было.

Олег Панфилов: Но делало ли посольство России какие-то заявления, которые бы объясняли их действие в отношении духоборов? Потому что когда я встречаю духоборов в разных местах мира, например, в Уругвае довольно большая община и духоборов, и молокан, которые переехали из России точно так же, как грузинские духоборы, в середине 19 века, они там живут компактной общиной и у них нет проблем с местным населением, они точно так же ходят, как ходили двести лет назад. Естественное, что поменяли - это имена, многих могут звать Пабло Шишкин или Педро Иванов. Но грузинские духоборы жили, на мой взгляд, совершенно независимо от каких-то политических потрясений или экономических катаклизмов. Прав или нет?

Зураб Двали: Абсолютно. Я еще раз хочу повторить, что для меня до сих пор остается загадкой, зачем это нужно было России, зачем это нужно было российскому посольству, которое внезапно подняло огромную пиар-кампанию вокруг этого впороса, что вот посольство России в Тбилиси помогает духоборам вернуться на свою историческую родину. Мне кажется, здесь может быть немного была политика, но в немалой степени определенные какие-то финансовые, экономические интересы самих дипломатов российских, которые в этом принимали участие. Было понятно, что под это выделяются огромные суммы. На что они шли, как они перераспределялись, были ли потрачены эти огромные суммы, которые выделяли Министерство по национальностям Российской Федерации, полностью освоены или часть осела в карманах сотрудников посольства Российской Федерации, я не могу об этом судить. Но определенные подозрения по этому поводу есть у меня и у остальных грузинских коллег, которые освещали эти процессы.
Духоборы, которые жили в Грузии, они имели свою фабрику молочную, они производили свою колбасу, свои сыры потрясающие совершенно. Был разговор о том, что они должны были обеспечивать вооруженные силы Грузии. То есть Министерство обороны Грузии готово было закупать сельскохозяйственную продукцию, овощи, продукты питания, молочные продукты. Там у них был свой даже музей. В общем была маленькая красивая община, совершенно органично вписавшаяся, как ни странно, в этот суровый климатический регион Грузии. И вдруг появляются дипломаты Российской Федерации, которые начинают их обрабатывать, уговаривать, обещать золотые горы. Но потом, когда они выехали с территории Грузии, я знаю, что очень многие звонили, писали, просились обратно. То есть им настолько все не понравилось на их исторической родине, что многие даже начали спиваться. Это была огромная трагедия, потому что духоборы Грузии никогда не пили.

Олег Панфилов: Эту часть истории духоборов расскажет Михаил Карасев, который живет в Тамбове, и часть грузинских духоборов перевезли в Тамбовскую область. Михаил, что с ними происходит сейчас и правда ли, что написала газета «Аргументы недели» о том, что духоборы, когда-то переехавшие из Грузии, хотят вернуться назад в Грузию?

Михаил Карасев: Вы знаете, я был у духоборов в гостях в начале февраля этого года, а совершенно недавно переговаривался по телефону с представителями общины. Они, кстати, на этот раз просили не называть их фамилии, поскольку опасаются неадекватной реакции со стороны руководства предприятия, где большинство переселенцев работают. На самом деле они говорят, что их обманули, заманили в ловушку. Судя по всему, я так понял, что они рассчитывали приехать в Россию на свою историческую родину, получить жилье, получить землю в собственность, для них это очень важно. А здесь они по сути остаются на птичьих правах до сих пор. Хотя они все получили российское гражданство по упрощенной схеме, предусмотренной по программе переселения соотечественников, но зарегистрированы они временно в общежитии, то есть в том самом общежитии, которое должно быть перевалочным пунктом для переселения в места постоянного проживания.
Духоборы переехали в Тамбовскую область тремя волнами. Первая волна приехала просто осмотреться, посмотреть на место. Получилось так, что ехали в район Тамбовской области, где некий немецкий предприниматель собирался строить туристический центр, ему нужны были рабочие. Они хотели поехать туда. Но так сложилось, что попали в Первомайский район, в поселок Снежеток, где для них построили новый поселок, хотя он примыкает к старому населенному пункту, называется поселок Новый. И большинство сейчас работают в местном садоводческом хозяйстве ООО «Снежеток». Собственно говоря, они, наверное, сожалеют о том, что уехали из Грузии.

Олег Панфилов: Михаил, я хотел уточнить: они получили специальность новую, они прошли специальную подготовку или их просто выдернули из обычной среды, они в Грузии занимались сельским хозяйством, и тут они вынуждены работать на производстве? Гладко ли проходила эта адаптация к новым условиям?

Михаил Карасев: Вы знаете, программы для переобучения предусмотрены и не только для работ именно в этом садоводческом хозяйстве. На самом деле садоводческое хозяйство, которое выращивает яблоки. То есть в принципе то же самое сельское хозяйство. Программы переобучения были предусмотрены, то есть обучали на парикмахера, тракториста, такие рабочие специальности. Не знаю, многие ли воспользовались этими программами, но по сути работа есть только в этом садоводческом хозяйстве. Молодежь, как признаются сами переселенцы, в большинстве своем уезжает на заработки в Москву, потому что Москва недалеко. Поэтому молодежь уезжает, а те кто все-таки пытаются обустроить свой быт, работают в садоводческом хозяйстве за небольшую зарплату 5-7 рублей. В принципе для села это, можно сказать, нормальные деньги для местных жителей, которые имеют свое хозяйство подсобное, как-то можно выживать. Но для этих людей, которые не наладили собственное хозяйство, как признаются, завести корову, построить подсобные помещения они не могут, поскольку у них нет своей земли. Им выдали в аренду по сорок соток, они там посадили огурчики, помидорчики, но это не то, чего бы им хотелось.

Олег Панфилов: Михаил, скажите, пожалуйста, когда духоборы сейчас говорят о том, что они готовы вернуться в Грузию, о каких основных причинах они говорят?

Михаил Карасев: Знаете, они сожалеют о том, что уехали, но вернуться в Грузию у них не получится, потому что по той самой программе два года они должны быть на месте в Тамбовский области, иначе они должны выплатить все деньги, которые они получили, подъемные средства. У них нет таких денег, они поэтому и говорят, что мы попали в западню. Нам необходимо здесь прожить, но у нас нет тех условий, на которые мы рассчитывали. Признаются, что все у них было свое в Грузии. Одна семья рассказывает: у нас был семейный комбайн, трактор, два мотоцикла, машина, 16 коров, все пришлось бросить, причем продать за бесценок. Что-то пообещали помочь перевезти, но ничего из этого не вышло. Знаете, показательный момент: здесь молоко 60 рублей трехлитровая банка, говорит женщина – это ужасно. У нас раньше было свое молоко совершенно бесплатно. Здесь ничего своего нет. То есть по сути они являются квартиросъемщиками. В газете совершенно верно написано, что приходится заключать договор коммерческого найма. То есть по сути своего жилья нет. И самое большое опасение говорят: в один прекрасный момент нас просто могут выгнать. Выгнать всем поселком, всей общиной.

Олег Панфилов: Спасибо, Михаил. Зураб, если духоборы все-таки захотят возвращаться в Грузию, как вы полагаете, будут ли созданы условия и вернутся ли они к себе на тех же основаниях, на которых они жили последние двести лет?

Зураб Двали: Если учесть то, что все те деревни, которые исторически создавались и принадлежали духоборам, сегодня в запустении, то хозяйство, которое они вели, оно фактически больше не существует, этот край объединил в полном смысле этого слова после того, как духоборы были силком российским посольством вывезены с территории Грузии, я думаю, что грузинские власти всячески будут приветствовать их возвращение, и создадут все возможные условия для того, чтобы эти люди вернулись к себе на родину, потому что их родина, поверьте мне, – Грузия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG