Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Экономическая катастрофа предотвращена, заявляет Барак Обама, что впереди


Программу ведет Юрий Жигалкин. Принимает участие профессор экономики сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам.

Юрий Жигалкин: "Экономическая катастрофа предотвращена, - провозгласил на саммите "большой восьмерки" в конце прошлой недели президент Обама". Так президент подытожил многомесячные беспрецедентные акции американского правительства по стабилизации финансовой системы. Этот основной тезис президента прозвучал на фоне крайне противоречивых экономических данных, заставивших Уолл-стрит засомневаться в реальности признаков экономического оздоровления, на которые указывал в последние месяцы Белый Дом. Самые звонкие в предпринимательстве имена, среди них Уоррен Баффет и Джордж Сорос обнаружили вдруг бесплодность правительственных усилий по стимулированию экономики. Более решительные экономисты начали открыто подвергать сомнению правительственную стратегию стимулирования производства за счет инвестирования миллиардов в различные проекты.
Тем не менее, президент Обама в своем выступлении определил виновных кризиса - безответственные акции ограниченного числа людей - и заявил о готовности бороться с экономическими проблемами с помощью более строгого регулирования финансовых рынков и продолжительного государственного инвестирования в экономику. С такими выводами и такими рецептами согласны далеко не все. Вот что говорит профессор экономики сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам.

Михаил Бернштам: Если несколько людей (это правительство) и те, кто регулирует финансовые рынки, то в какой-то степени это верно, но не это имеет в виду президент Обама. Президент Обама имеет в виду самих участников рынка. И в этом отношении этот анализ совершенно не верен. Правительство виновато в том, что оно вело плохие регуляции, правительство виновато в том, что стимулы на рынках были совершенно в сторону быстрых заработков, а не в сторону результатов и развития экономики. Правительство виновато в том, что оно вело безрассудную денежную политику, начиная с 2000-х годов. Тут можно вспомнить, конечно, что боялись дефляции, поэтому проценты держали низко и долго, но это была ошибка. Конечно, виноваты не рядовые солдаты, которые торговали на рынке, и даже не финансовые генералы, которые торговали на рынке, а виноват генеральный штаб экономической политики. А генеральным штабом экономической политики является Министерство финансов, администрация президента и Федеральная резервная система.

Юрий Жигалкин: Многие сейчас соглашаются, что экономическое стимулирование, восемьсот миллиардов долларов, выделенные несколько месяцев назад, не принесли ожидаемых результатов. А вообще, способно правительство вытащить экономику из ямы?

Михаил Бернштам: Действия правительства могут помочь. Президент Обама прав, когда он сказал, что, в общем-то, избежали гораздо более глубокой катастрофы, коллапса экономики. Действительно, Федеральная резервная система очень резкими радикальными действиями - путем накачивания кредита в экономику и в банковскую систему - помогла предотвратить гораздо более худший сценарий. Но невозможно ожидать немедленных и чрезвычайно успешных результатов. Выздоровление будет очень длительным, медленным и, в общем-то, довольно вялотекущим.

Юрий Жигалкин: Российское правительство также довольно активно пыталось противостоять кризису?

Михаил Бернштам: В России, называя вещи своими именами, правительство и особенно Центральный банк как раз проводят катастрофическую политику. С начала года денежная масса опять упала на 10%. Такое сокращение ведет к депрессии. Мы уже видим по тем предварительным данным, которые опубликовал Госкомстат, что в первом квартале ВВП упал примерно на 10%. Это падение даже ускоряется, потому что в мае 2009 года падение уже на 15%. Политика правительства совершенно безответственна. Видимо, они исходят из того, что по каким-то причинам они хотят поддерживать рубль. Возможно, есть краткосрочные причины для этого. Но есть очень простой принцип для любой страны (это то, что делает Федеральная резервная система, Европейский центральный банк), что самое опасное - это дать сократиться денежной массе, потому что тогда будет глубокое сокращение экономики. Никакой рубль, никакая поддержка рубля не стоят падения ВВП и уровня жизни на 10%.

Юрий Жигалкин: Заметны ли во всем этом приметы кризиса схожего по масштабам с кризисом 1998 года?

Михаил Бернштам: Сейчас падение уже глубже, чем было в 1998 году. Но в 1998 году это было продолжение многолетнего падения, тогда как сейчас это резкий обвал одноразовый.

Юрий Жигалкин: Говорил профессор Михаил Бернштам.
XS
SM
MD
LG