Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Терпит ли Россия дипломатическое поражение в Центральной Азии


Программу ведет Кирилл Кобрин.

Кирилл Кобрин: Сегодня появились сообщения, что Турция, а также четыре страны Европейского союза - Болгария, Румыния, Венгрия и Австрия - подписали соглашение о строительстве газопровода Nabucco для поставки газа из Каспийского региона в Европу в обход России. Этот проект является прямым конкурентом газопроводу "Южный поток", который планирует проложить в этом же регионе российский "Газпром".
В проекте Nabucco свою роль играет и Туркмения. Эта страна готова давать газ, который по Nabucco пойдет в Европу, несмотря на вполне ожидаемое недовольство Росси. Более того, к явному раздражению Кремля Ашхабад согласился предоставить свой аэропорт для транзита американских военных грузов в Афганистан. Несколько раньше Киргизия, другая центральноазиатская страна, так же урегулировала вопрос об использовании американскими военными своей базы Манас.
Можно ли говорить о некоем поражении российской дипломатии в Центральной Азии? Я спросил об этом Аркадия Дубнова, московского эксперта по этому региону.

Аркадий Дубнов: Не думаю, что в таких терминах было бы адекватно к ситуации утверждать. Я думаю, что мало, что изменилось в политике Туркмении и это не имеет прямого отношения к взаимоотношениям Москвы и Ашхабада. Согласие помогать американцам в снабжении своего контингента в Афганистане - это на самом деле не сегодняшняя история, это история последних лет и этим, так или иначе, занимался даже покойный туркменбаши, хотя очень скромно и очень боязненно. Здесь надо отметить, что традиционно все туркменские начальники очень боятся появления в своей стране иностранцев, как бы чужих глаз, не только американских, но и любых других. Поэтому пребывание чужих, тем более военных, в их стране всегда несколько напрягало. С этой точки зрения, надо относиться к этой проблеме тоже. И предложение туркмен, собственно говоря, уже реализованное, предоставить американцам аэропорт в Мары и перевести туда всю логистику транзитную американскую по отношению к Афганистану, оно еще связано с тем, что в Ашхабаде очень хотели бы вообще увести всех американских военнослужащих и специалистов из Ашхабада, подальше от центра, подальше от столицы. Так вот это как бы не имеет прямого отношения к ситуации, связанной со скандальными напряженностями в отношениях с Москвой по газу.
Что же касается присоединения Ашхабада к Nabucco, то здесь скорее можно говорить в такого рода контексте, но, думаю, что это как бы элемент традиционной, такой туркменско-восточной, восточно-туркменской торговли, которую в Ашхабаде постоянно выдают за многовекторную дипломатию, за многовекторную энергетическую политику. Они все время пытаются намекать, что они могут предложить газ тем или этим, что у них много газа, и каждый раз делают какие-то странные намеки, что мы, в общем, готовы, но только вы, пожалуйста, учтите, что у нас позиция такая, мы вам будем продавать газ только на границе, все остальное ваши проблемы, финансировать мы не будем, только доведем газ до границы. Вот это главное.
И еще. Подключение к Nabucco - это, конечно, попытка послать Москве, "Газпрому" сигнал, что, смотрите, вы можете остаться последними в очереди за нашим газом, будьте несколько податливы в переговорах по формуле цены на газ, по объему законтрактованного газа на будущее так далее, и тому подобное. Посмотрим. Пока из Москвы на это реагируют достаточно спокойно хотя бы потому, что сейчас у "Газпрома" не самое лучшее финансовое положение.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG